Пока не успокоятся. Россия приостановила финансовую помощь Киргизии

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают введенные санкции ЕС за отравление Алексея Навального, предложенный президентом проект закона о Госсовете, интервью Сергея Лаврова СМИ и приговор бывшему главе Удмуртии

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин, с нами Эдвард Чесноков в глубинной России. Здравствуйте!

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович! И наш навальнизаторский фарс превратился в еще более дикий фарс, да?

О. Кашин:

- Кому фарс, а кому и санкции. Давайте произнесем эти имена. Итак, Сергей Кириенко – зам главы администрации президента, Андрей Ярин – начальник управления внутренней политики, Александр Бортников – директор ФСБ

Э. Чесноков:

- Звук фанфар!

О. Кашин:

- Да! Алексей Криворучко и Павел Попов – заместители министра обороны, Сергей Меняйло – полпред президента России в Сибирском округе. И институт ГосНИИОХТ, где разрабатывали «Новичок». Это список – утечка в газете New York Times, которая, при всем уважении, я даже иногда бываю ее автором, по крайней мере…

Э. Чесноков:

- Вы сказали, в смысле автором ее утечки бываете?

О. Кашин:

- Я бываю автором ее газеты. А газета в последние четыре года, воюя с Трампом, себя зарекомендовала как не самое достоверное издание, как футляр от виолончели. И если завтра окажется, что реальный список совсем другой, все разведут руками. Пока единственное, что мы знаем о санкциях по Навальному, этот список.

И еще дико интересно. В той же статье New York Times сказано, что немецкие специалисты, источник спецслужбы Германии, сообщил газете, что Навального отравили «Новичком», который растворили в чае, который он пил в аэропорту. И поскольку уже до этого нам объяснили, что «Новичок» был на бутылке в отеле, то есть, Навального отравили в отеле, бутылку доставила знаменитая Мария Певчих в Германию, возникает противоречие: как же так? New York Times дает ответ, не волнуйтесь, наверное, его отравили два раза. Может, три, может, четыре? Может, ноль? Обычно так себя ведут российские государственные медиа, которые вбрасывают всевозможные разные версии. А здесь наоборот, западные медиа подыгрывают вам, Эдвард, как патриоту и лоялисту, который хочет доказать, что Россия не причастна к отравлению Навального. И я боюсь, что они преуспеют, конечно.

Э. Чесноков:

- Еще была версия, сам Навальный в интервью с Дудем говорил, что, возможно, в рубашку его добавили. Мы еще над этим смеялись, помните? То есть, где же? В чае, в рубашке, в бутылке? Причем, там, в New York Times написано «порошок». Я специально зашел на страницу новичковую в Википедии и чуть не новичокнулся! Потому что есть старый «Новичок», есть новый, но, в любом случае, там какой-то гель, вязкая жидкость. Но есть разница между гелем и порохообразным порошком! Наверное, есть.

О. Кашин:

- Знаете, прикол, не побоюсь этого слова, как бы пошло оно ни звучало. Кто был директором этого ГосНИИОХТ с 78-го по 85-й год?

Э. Чесноков:

- Говорите уже!

О. Кашин:

- Человек по фамилии Патрушев. Очевидно, не тот, не наш. И даже не однофамилец, но легко представить, я ссылаюсь на Telegram-канал «Методичка», который пишет, что, наверное, американцы подумали, ага, Патрушев, ФСБ! Отлично! Записываем.

Э. Чесноков:

- А вы поняли, как туда Меняйло-то попал? Они посмотрели, так. Беда произошла в Сибири, а кто за Сибирь-то отвечает? Ага, полпред.

О. Кашин:

- Я увидел его фамилию, крякнул, потом подумал: Меняйло ж е в Крыму оставил о себе недобрую память, как солдафон, который…

Э. Чесноков:

- В Севастополе.

О. Кашин:

- Да, Крымский федеральный округ. Растоптал своими сапогами генеральскими народные надежды на добрую и хорошую жизнь.

Э. Чесноков:

- Когда он мэрствовал в Севастополе, там даже мусор с трудом могли убирать! Я не могу поверить, что человек, при котором с трудом убирали мусор, может организовать отравление!

О. Кашин:

- Я и говорю. Поскольку он был плохой мэр, в Севастополе его не любят, неважно, зачем его в список записали. Его не жалко. Но вот вы сказали про рубашку, это тоже про одежду. Давайте сошлемся на легендарное интервью Сергея Лаврова, данное, в том числе, Владимиру Николаевичу Сунгоркину, где Лавров тоже говорит про одежду, а именно про трусы Георгия Албурова, на самом деле, это шорты. Георгий Албуров – активист ФБК, Лавров говорит, почему эти люди прибежали в этот номер, почему они были в трусах и босиком, никто не заболел. Действительно, нестыковок миллион, как верно говорит министр Лавров, но это не трусы, а шорты. Албуров в них ходит всегда, давайте иметь это в виду.

Э. Чесноков:

- А еще у Албурова есть привычка сидеть на сайте Flightradar и мониторить самолеты. Полезная привычка.

О. Кашин:

- Мы с вами сколько уже ведем нашу программу, мы все понимаем про российскую пропаганду, про официальных лиц, про…

Э. Чесноков:

- Мы все понимаем про самих себя.

О. Кашин:

- Окей, про самих себя, но при этом когда ты смотришь на ФБК, в нем, как в зеркале, наверное, отражается та щедринская, наверное, и бюрократия, и густопсовость, которую я люблю регулярно приплетать. В общем, такие же, даже хуже. Вот мой друг Жора, да, любить сидеть на сайте Flightradar. И ходит в желтых трусах.

Ладно, превращение истории Навального в какой-то неприятный фарс происходит общими усилиями. И пропаганда, не знаю, Гордон российский, НТВ, сами навальнисты. И да, давайте обратим внимание. Мы узнали, кто оплатил лечение Навального.

Э. Чесноков:

- Причем, Навальный отчитался об этом после выписки. Чего он ждал?

О. Кашин:

- Он там верно пишет, что а российские чиновники не отчитываются ни о чем, а я отчитываюсь. И он отчитался, что самолет оплатил Борис Зимин, финальный счет от больницы 49 тысяч евро, оплачен Чичвиркиным, Алексашенко – бывшим запредом Центробанка и айтишником Романом Ивановым по прозвищу Кукуц. 49 тысяч как бы серьезно, но вот я однажды лечился в Израиле, причем, не спасение жизни, а реабилитация. После покушения, да. И надо сказать, это стоило гораздо дороже. И меня удивляет, что спасение жизни от химического отравления в Германии дешевле.

Э. Чесноков:

- А кто в том случае оплачивал?

О. Кашин:

- Алишер Бурханович Усманов, здесь секрета нет. Но я не об этом.

Здесь ЧП. Человек погибает в Сибири. Вмешивается Меркель, дает «коридор», приглашает его гостем канцлера. Потом его привозят, спасают, он приходит в себя, а ему говорят: а вот тебе счет. Хорошо, если у него нет богатых друзей, нет денег, что, почку продавать? Тоже странная история. Как бы немножко дыра в немецком гостеприимстве. Давайте удивимся этой дыре.

И еще момент. Эти имена – Чичваркин, Алексашенко и примкнувший к ним программист по прозвищу Кукуц, известный многим, а ныне известный серьезный менеджер Яндекса по фамилии Иванов, вот они оплатили. Насколько мы в это верим? Имя Зимина, который оплачивал самолет, примекалькалось, потому что всегда, когда у Навального требуется публичная отчетность о его деньгах, он говорит, а мне деньги Зимин дает.

Э. Чесноков:

- Там же говорили, что какой-то филантроп-кинопродюсер оплатил что-то такое.

О. Кашин:

- По-моему, у кинопродюсера был физически самолет.

Э. Чесноков:

- Какой хороший кинопродюсер!

О. Кашин:

- Он Верзилова спасал, когда его отравили, на том же самолете, видимо. И поскольку Зимин примелькался как спонсор…

Э. Чесноков:

- Если не Зимин, то кто?

О. Кашин:

- Сто процентов доходов Навального – это Зимин. И что же? Наша надежда, наш лидер – это как бы подчиненный Зимина? Тоже странно. Поэтому всегда возникает Чичваркин, который ранее заявлял, что, друзья, если вы желаете анонимно помогать Навальному, давайте деньги мне, я ему передам.

Э. Чесноков:

- Даже Евгений Пригожин, которого вы тут периодически поминаете, тоже пытался ему помочь, но его миллион отослали обратно.

О. Кашин:

- Я и представляю: приходит Навальный в себя, а богатых друзей нет. И как же быть?

Э. Чесноков:

- Пригожин.

О. Кашин:

- В итоге один Пригожин. Вот такая неловкая ситуация, про которую тоже никто толком не подумал. Вот то спасения гостя канцлера, да, приезжай ко мне в гости. Приехал. Вот с тебя 50 тысяч евро. Странно, Ангела Меркель. Вы странно себя ведете.

Э. Чесноков:

- Ну, да. А что вы от нее хотите? Она вчера говорит, что национализм – это самое большое зло, нужно с ним сражаться. А потом идет к Навальному, который, мы все знаем, ходил на русские марши.

О. Кашин:

- Если вы, Эдвард, не ходили на русские марши, у вас нет сердца. Навальный бывший националист, он много лет не ходит на русские марши. А вот та женщина, которую он называл нехорошим словом – активистка партии «Яблоко», как мы знаем, она с тех пор выросла, стала топ-менеджером ТАСС. И называет христианские храмы Армении сортирами. И все ее порицают. А Навальный ее вон еще когда расшифровал! И счел New York Times плохой женщиной.

Э. Чесноков:

- Я вот вроде вот такой денавальнизатор, но когда его счета блокируют, то так и хочется сказать, кота-то за что?

О. Кашин:

- Да, если вы намекаете на Скрипалей, действительно, вопрос. Но, понимаете, много лет государство ведет такую прямо лютую войну на уничтожение. И с Навальным лично, и с ФБК. Война идет. Бросаются на нее буквально новые дивизии, ресурсы. Что угодно.

Э. Чесноков:

- Прохожее на странную войну между Францией и Германией.

О. Кашин:

- Между Ираном и Ираком, да, как говорили советские евреи, пожелаем удачи обеим сторонам. А когда идет эта война на уничтожение, там напалмом жгут, а оно не сгорает почему-то.

Э. Чесноков:

- Не хотят, удобно.

О. Кашин:

- Я на это и намекаю. Давайте окончательно разгромим ФБК, а кем мы будем работать, если будет уничтожено ФБК? Кем будет работать те люди…

Э. Чесноков:

- Соловьев будет работать.

О. Кашин:

- Соловьев, все Telegram-каналы, кто угодно. Поэтому, конечно, Навальный непобедим, потому что он нужен России. И той, которая выходит протестовать, и той, которая сидит в кабинетах. Навальный нужен всем!

Итак, Владимир Путин внес в Госдуму проект закона о Государственном совете. Будет новый орган власти, уже закрепленный законодательно. Он будет участвовать в разработке задач внешней и внутренней политики, обсуждении проекта бюджета, сообщил Клишас, глава Совета Федерации по законодательству. Структуру возглавил президент России. Что это, Эдвард? Третья палата парламента или фрагмент плана по транзиту власти?

Э. Чесноков:

- Безусловно, не третья палата, а второе, что вы сказали. Система нуждается не только в сдержках, но и в противовесах. Хорошо, что они есть. У нас нет какого-то медиатора, который бы выражал и позицию федерального центра, и позицию регионов. Одно время таковым должен был быт Совет Федерации, но как-то не получилось, теперь уже пожизненно сенаторов вводят, которые не справились с регионами. Вот я считаю, что Госсовет, как структура, которая будет соединять интересы разных кланов, финансово-промышленных групп, региональных элит и так далее, на одной какой-то переговорной площадке.

О. Кашин:

- Я слушаю вас, и будто бы бальзам льется на мою душу. И все прекрасно. Я помню себя в 20 лет, а мне сейчас 40…

Э. Чесноков:

- Мне не 20.

О. Кашин:

- Мне было 20 лет, я рассказываю вам: и я узнал из новостей летом 2000-го года, что Владимир Путин проводит реформу власти, он учредил должности полпредов, разделил Россию на семь тогда федеральных округов.

Э. Чесноков:

- Генерал-губернаторств.

О. Кашин:

- Да. И одного Кириенко, единственного не генерала. Изменил структуру Совета Федерации, в общем, начал строитель вертикаль власти.

Э. Чесноков:

- Административная реформа.

О. Кашин:

- И было это 20 лет назад. И политологи, многих из которых сегодня уже нет в живых, говорили ровно те же слова, которые сейчас говорите вы с той поправкой, что тогда Путин был новый президент, который менял власть, окей, допустим, под себя. А теперь он старый президент, у которого за плечами 20 лет пребывания у власти.

Э. Чесноков:

- Не то что старый, а такой мудрый. С опытом за плечами.

О. Кашин:

- С двадцатилетним опытом руководства страной, хорошо. И тут вдруг оказывается, что прежняя система власти была чем-то ущербна, более того, ладно двадцать, в январе этого года, когда Путин, выступая с посланием Федеральному собранию, заговорил о конституционной реформе, тоже говорили и он сам намекал, что Госсовет будет усилен. И все подумали, ага, наверное, он хочет уйти на позицию председателя Госсовета после 24 года. И, наверное, это рассматривали тогда. Но потом оказалось, что обнуляться проще. И как-то, в итоге, забыли. А теперь опять вспомнили. Что, опять аппаратный маятник качнулся?

Э. Чесноков:

- Да не знаю. Почему и зачем искать, качнулось – не качнулось? Понадобилась теперь такая конфигурация – сделали.

О. Кашин:

- Системный дизайн.

Э. Чесноков:

- Реальность текуча, она изменяется быстрее, нежели можно себе представить.

О. Кашин:

- Не знаю, так сложилось, русские любят Барселону. И когда границы закрыты, эта любовь еще сильнее обострена. И, конечно, Гауди, да, человек, который всю жизнь строил Саграду Фамилию – собор, строил, понятно, что ее достроить невозможно. Он погиб под трамваем 90 лет назад, а ее так и строят. Так же и Владимир Путин. Он будто бы строит здание власти, во главе которого он когда-нибудь встанет, как статуя Ленина на Дворце Советов. Но идут годы, а здание все еще в процессе строительства. Леса стоят, пыль, грязь, рабочие матерятся. Какая-то трагическая история, про которую можно снять грустное кино в жанре неорелизма.

Экстра-новость сенсационная, Эдвард. Россия приостановила финансовую помощь Киргизии до стабилизации ситуации в стране. Интересная ситуация. То, о чем мы постоянно говорим, что добрая душа Россия бросает свои деньги в какую-то топку постсоветского пространства, вдруг оказывается, что Россия задумалась, а чего это мы тратимся?

Э. Чесноков:

- Я не знаю, может, просто деньги кончились? На выплаты коронавирусные много ушло, на перезапуск экономики. Пишут, что НДС плохо собираются.

О. Кашин:

- Я с вами согласен, конечно, денег явно меньше. И да, российские власти уже не первый год учатся резать косты, как говорят бухгалтеры.

Э. Чесноков:

- Кого резать? Баранов? А там гость дорогой приедет, что мы баранов режем. Хвосты?

О. Кашин:

- Абсолютно. Но я сказал «косты». И даже назначение Мишустина премьером в январе тоже было об этом – об оптимизации расходов.

Э. Чесноков:

- А потом начался коронавирус.

О. Кашин:

- Да. Мы с вами привыкли, что когда оптимизируют расходы, конечно, пенсионная реформа…

Э. Чесноков:

- Вы имеете в виду, что когда паны бранятся, то у холопов чубы трещат?

О. Кашин:

- Давайте не будем называть граждан России холопами, но да, когда российские власти начинают экономить, они начинают экономить на народе.

Э. Чесноков:

- А тут Киргизия, подозрительно…

О. Кашин:

- На Киргизии не экономили, поэтому да…

Э. Чесноков:

- Русский фашизм поднимается!

О. Кашин:

- Да.

Э. Чесноков:

- Почему молчит Антон Долин?

О. Кашин:

- Еще не вечер. Думаю, все еще произнесут свое веское слово, в общем, такая история.

Возвращаясь к Госсовету. Председателем будет президент России, это, конечно, половину интриги уничтожает. Если бы сейчас в России возникла такая новая вакансия, а кого бы назначить? Ведь если его назначить, то он либо преемник, либо еще кто. Но, как мы знаем по Совбезу, куда заместителем тоже к Путину отправили Медведева, есть еще и должность заместителя. И вот если они придумают должность «зампред Госсовета», это будет второй человек…

Э. Чесноков:

- Тут же очевидно, что председатель Госсовета или преемник. Или не преемник. Этим все сказано!

О. Кашин:

- Чем больше преемников, я думаю, тем лучше для Путина, потому что он, естественно, заинтересован в том, чтобы все думали, что еще неизвестно, чем все кончится. Но я, положа руку на сердце, думаю, что та наша травма 99-го года, когда нам показали, как это работает, что вот выходит пожилой президент, выводит нового, говорит «берегите Россию» и уходит. Кто сказал, что в России будет так? В путинской России. Я думаю, что то, что вы называете системным дизайном, за эти двадцать лет как искусство, как арт, это все выросло. И стало гораздо качественнее и захватывающе. И более интригующе.

Естественно, операцию «Преемник» нам оформят так, что мы с вами, если наша программа еще будет выходить, в этом эфире, открыв рты, наблюдать за тем, как происходит…

Э. Чесноков:

- В общем-то 15.01.20, когда Мишустина назначили, все такие: ой, а кто это?

Э. Чесноков:

- Это будет такое растянутое 15-е, когда, думаю, и мы с вами, вы будете говорить: боже мой, государство рушится, все такое! Я буду говорить, ой, Навальный… А потом бабах! Новый президент еще лет на двадцать. И все по-прежнему, хотя все думают, что случились глобальные перемены.

Э. Чесноков:

- Потому что в 98-м году Гельмут Коль из партии ХДС/ХСС тоже привел в политику Меркель. Она через семь лет канцлером стала. То есть, нормально.

О. Кашин:

- Гельмут Коль был тогда большой друг России.

Э. Чесноков:

- Гельмут Коль – это посильнее «Фауста» Гете.

О. Кашин:

- Посильнее. Но даже Шредер, про которого Навальный говорит, что Шредер – мальчик на побегушках у Путина. Нет, Шредер – крестный отец Путина буквально.

Э. Чесноков:

- Помните анекдот? Выходит Ельцин из автомобиля с водительского кресла и ошалевший новый русский, в которого он врезался: господи, а кого же он везет, если водитель Ельцин?

О. Кашин:

- Вот-вот-вот! Там, где Путин учился, Герхард Шредер преподавал, поэтому называть его мальчиком на побегушках у Путина, конечно, безнравственно.

Заметьте, я сегодня какой-то лютый антинавальнист. Мне это не очень нравится, поэтому срочно давайте…

Э. Чесноков:

- Выходите из этого состояния. Примите таблетку, чай из кружечки с желтым утенком попейте.

О. Кашин:

- Попейте «Святого источника», как сказала бы Мария Певчих.

Э. Чесноков:

- Наденьте новую рубашку.

О. Кашин:

- И желтые трусы Геогия Албурова. В общем, печально все происходит.

О чем мы дальше говорим, Эдвард? У меня нет под рукой никаких новостей, кроме Киргизии.

Э. Чесноков:

- Я понимаю, что вы сейчас делаете вид, что никакого темника у нас, прежде всего, у вас нет. Но давайте посмотрим. Скандал с блогером Садатом Гулиевым. Наверное уже можно сказать, что человек ведет канал «Девичья башня», освещает карабахский конфликт с азербайджанской позицией, над которой мы стоим над схваткой. И вот он пожелал смерти Семену Пегову, нежно любимому нами и вами, который освещает тот же конфликт, но с другой стороны. Пикантность ситуации, что Садат Гулиев – курд. И даже не азербайджанец. И это забавно. Он так горделиво писал потом в Telegram, да кто я такой, вы мне ничего не сделаете! Оказывается, сделаете. И вот тот самый силовик коллективный товарищ майор СК, ФСБ и другие аббревиатуры, которые вы иногда ругаете, он начал против него проверку. И сразу же Садат Гулиев, с него сошла спесь. Он как-то стал толерантным, вспомнил, что в России живет. В общем, какой-то такой позитивный кейс, который можно записать на счет гражданского общества.

А как вы думаете?

О. Кашин:

- Я думаю, что, конечно, в публичном пространстве России, в медиа, в Telegram-

-каналах, конечно, есть перекос в сторону проармянской позиции. Тот же Семен Пегов, я его нежно люблю, но, по-моему, он, скорее, настоящий армянский информационный солдат. И, конечно…

Э. Чесноков:

- Это вы намекаете на его известную фразу, что русские юноши спят и видят, как бы…

О. Кашин:

- В том числе, конечно. И разгром Садата Гулиева немного обнажает проазербайджанский фланг в наших медиа, а поскольку я за паритет, я немного обеспокоен и взволнован.

Да, когда мы обсуждали интервью Лаврова, я забыл вот про эту цитату из Семена Слепакова… Семен Слепаков, я думаю, такой цитируемости о себе вообще никогда не ждал. И песня называется на самом деле «Патриотическая эротическая». И Россия - там женщина не просто которую все хотят, но, Эдвард, извините, женщина с членом. Вот те самые трансы…

Э. Чесноков:

- Ну и фантазия у вас!

О. Кашин:

- У Семена Слепакова. Вот те трансы, которых ненавидит Джоан Роллинг, взаимно с ними Слепаков и Лавров идентифицируют Россию, и в конце Слепаков угрожает, что Россия может сама кого угодно изнасиловать и лучше при ней не снимать штаны.

О. Кашин:

- Вам уже к доктору Фрейду на кушетку… такие фантазии, понимаете…

О. Кашин:

- Нет, погодите, российский министр цитирует вот такую песню!

Э. Чесноков:

- Лавров сам под гитару поет… все нормально…

О. Кашин:

- Хорошо, Эдвард, давайте в космос. Что у нас в космосе?

Э. Чесноков:

- Смотрите, в другое время эта новость просто вышла бы на все передовицы газет. Совместный российско-американский экипаж на нашем, российском, корабле «Союз» долетел до международной космической станции, причем, обычно это занимает шесть часов лету, а тут всего два витка и три часа лету. Это же невероятная история.

О. Кашин:

- Эдвард, я поймал себя на мысли, что я, наверное, травмирован опять же российским медиапотоком и я не умею реагировать на хорошие новости. То есть, долетели и что? Могли бы и не долететь? Для меня российский космос последних дней упирается в ту полемику робота Федора с космонавтами, которые некоторые стали депутатами Госдумы, робот их обвинил в пьянстве, как мы знаем, и, соответственно, было какое-то безумие, потом Твиттер робота Федора удалил…

Э. Чесноков:

- То есть, робот говорит то, что человек побоится сказать…

О. Кашин:

- Ну, на самом деле даже интервью Дмитрия Рогозина Андрею Ванденко тоже было как бы продолжением этого выступления робота и заголовок, что «Мой горизонт планирования бесконечен» - тоже, конечно, захватывает. Но все же давайте внесем в протокол, что новости бывают и хорошие, и…

Э. Чесноков:

- Не надо, я просто их озвучу. Страна должна, как говорится, знать и героизировать своих. Сергей Рыжиков, Сергей Кудь-Сверчков и иже с ними Кэтлин Рубинс, причем, такое ощущение, что санкции, вмешательство в выборы, конфликт в Сирии между Россией и США, очередной акт об адских санкциях… а космос находится в каком-то другом измерении и вот там преспокойно сотрудничаем.

О. Кашин:

- Но вы же помните, когда начинался Крым, когда вводили первые, самые болезненные санкции, а потом еще был шаг к секторальным санкциям, как-то придумали способ, чтобы этот поток ада обтек наше ВСМПО «Ависма», которое поставляет титан для Боинга, потому что …

Э. Чесноков:

- Нет, мы просто не стали включать в санкционный перечень…

О. Кашин:

- Нет, ну это ж подразделение Ростеха, да. Титан для Боинга важнее любых международных конфликтов. Естественно, когда мы говорим о западе, важно понимать, что какими бы ни были ценности, какими бы ни были лозунги, всегда прагматичный расчет оказывается сильнее всего. И, очевидно, это и есть главная тайна, которую знает Владимир Путин, и она позволяет ему обращаться с западом так, как тот того заслуживает. Естественно, в конечном итоге не знаю, кто будет победителем, может быть, и никто, как те два ковбоя, которые на спор кое-чего поели, но, по крайней мере, нельзя говорить о том, что теперь-то наконец после очередного обострения российско-западных отношения путинский режим обречен. Никогда он не будет обречен, потому что он нормально встроен в мировое хозяйство вплоть до самого космоса.

Э. Чесноков:

- И нашим космонавтам, и их американской коллеги Кэтлин, предстоит провести на орбите 177 суток. Пожелаем им удачи в экспериментах, чтобы из-за невесомости у них ничего не ухудшилось со здоровьем…

О. Кашин:

- А космонавта с красивой фамилией Кудь-Сверчков мы ждем в Госдуме, потому что часто космонавты избираются, и пусть он ее украшает, я буду не против… По крайней мере, космонавты в Госдуме - это прикольно, это нормально, об этом тоже писал робот Федор…

Э. Чесноков:

- Давайте продолжим про хорошие новости. Верховный суд, который мы периодически критикуем, написал закон, который вводит понятие «уголовный проступок». Знаете ли вы, что это такое?

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, я не знаю, что это такое. Расскажите.

Э. Чесноков:

- Уголовный проступок - это новая форма уголовной ответственности, которая применяется, если ты совершил какие-то не тяжкие преступления и первый раз, и, когда мы что-то квалифицируем, как уголовный проступок, то наказание может быть более легким. Ну, там причинение умышленного вреда здоровью, заведомо ложное сообщение о теракте, кстати, самовольное оставление воинской части… Впервые совершившим такое преступление, даются некоторые поблажки - мол, ты виноват, но больше так не делай.

О. Кашин:

- На моекй малой родине, в Калининградской области, в городе Зеленоградске, случилось такое ЧП - поймали педофила. А именно - некий мужчина пришел на территорию детского сада или школы, не помню…

Э. Чесноков:

- Это еще до Тесака было…

О. Кашин:

- Да ладно, это было позавчера буквально. Он пришел, подошел к девочке, поцеловал ее в губы, его поймали, арестовали и ему грозит 10-12 лет тюрьмы с клеймом «педофил». И я, если честно, чешу свою голову, потому что я знаю историю про то, как за убийство дают меньше, чем за этот странный и, наверное, патологический поцелуй. Более того, мы, понятно, Путина не ругаем, тем не менее, был случай, когда один мужчина поцеловал в Кремле мальчика в живот. Похожая история. Мальчику было столько же примерно лет…

Э. Чесноков:

- Нет, все-таки не тяжкие преступления и надо понимать намерения. Одно дело, когда Путин от избытка чувств, другое дело, когда какой-то человек целенаправленно пришел… Ну, все же понимают.

О. Кашин:

- Черт его знает. Если, опять же, только поцеловал, а потом ушел… ну, наверное, маньяк-целовальщик… И все же - да, вот такой случай, когда вдруг оказывается, что вот то, что вы называете уголовным проступком, я думаю, здесь, наверное, можно применить, если ты безобидный псих, который подходит и целует прохожих детей.

Э. Чесноков:

- Если ты безобидный псих, то в периоды осеннего обострения, наверное, нужно дома как-то сидеть на седативных или что-то такое. Согласны?

О. Кашин:

- Ну, это в Москве, внутри Садового кольца, есть мода на биполярное расстройство, у каждого свой психиатр и как бы набор табличек и справочек…

Э. Чесноков:

- Да. Вы у меня. Я у вас.

О. Кашин:

- Да, да. А в регионах такого нет. В регионах - ах, он сумасшедший, он в дурке лежал… Наверное, надо как-то это преодолевать, да…

Э. Чесноков:

- Еще есть одна странная новость. Помните загрязнение на Камчатке, Дудь выложил какое-то видео, потом оказалось, что… совершенно из другого региона и кредит доверия к Дудю тоже несколько уменьшился…

О. Кашин:

- Нет, нет, это, по-моему такой дурацкий момент. Сегодня, по-моему, объявили, что видео, которое выкладывал Дудь, оно не оттуда… Нам говорили о том, что это красные водоросли, которые нападают только на беспозвоночных, хотя я знаю одного человека…

Э. Чесноков:

- Причем, надо просто видеть ее внешность - она афророссиянка.

О. Кашин:

- Ну, мы не делаем различий между белыми и черными…

Э. Чесноков:

- Нет, просто забавно, что афророссиянка на Камчатке пострадала от неизвестного до сих пор химического вещества…

О. Кашин:

- Да, она пострадала якобы от того, что вредит только беспозвоночным. Попытка замылить камчатское отравление тоже интересный такой медийно-пропагандистский кейс.

Я вот зашел в Твиттер Роскосмоса, чтобы кое-что там уточнить и увидел, что нет снова Твиттера Роскосмоса - его вернули Рогозину. Это такая давняя история, когда была какая-то серия скандальных твиттов Рогозина, он решил уйти из Твиттера и его популярный твиттер Рогозин стал корпоративным - Роскосмос. А теперь, поскольку такой важный запуск, он вернулся и его переименовали обратно в Рогозина и было забавно, когда в Твиттере Роскосмоса были те самые военные донбасские пасы, что, эх, ребята, я бы все отдал, чтобы оказаться в окопе в Славянске. Эдвард, это была как бы присказка, а у вас была какая-то сказка, насколько я понимаю?

Э. Чесноков:

- Ну, я бы не сказал, что это сказка. Разве что в жанре тюремного рОмана. Органы наши любимые изучают дело бывшего главы Удмуртской республики Александра Соловьева. Он признан виновным по пошлой статье «получение взятки». В 2014-2016 годах Александра Соловьев получил от представителей организации, строивших мостовой переход через реку Буй взятки в виде денег. Это такой прекрасный бюрократизм, отсылающий нас к большой русской литературе, потому что взятки, как мы знаем из классики, могут быть борзыми щенками, а тут - трогательная деталь взятки в виде денег - на общую сумму в 139 миллионов рублей. И доли участия в коммерческой организации. То есть, акции или долю какую-то ему дали - на сумму 2,7 млн. рублей. Еще нашли 20 объектов недвижимого имущества, жилые дома, земельные участки, автомобили, снегоходы, денежные средства, в том числе, в иностранной валюте, слитки золота и другие ценности. Вроде как даже в Испании у его родственников нашли домишко. 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и штраф - знаете какой?

О. Кашин:

- Миллион?

Э. Чесноков:

- Нет, нет, совсем холодно.

О. Кашин:

- 100 миллионов.

Э. Чесноков:

- 275 миллионов рублей!

О. Кашин:

- На самом деле, победа над коррупцией, Эдвард. Посадить бывшего главу региона - это легко. Вы попробуйте действующего главу какого-нибудь региона посадить! Пальцев руки даже одной моей не хватит для того, чтобы перечислить…

Э. Чесноков:

- Подождите. А Белых?

О. Кашин:

- Да, да. Гайзер, Хорошавин, Белых. И к вопросу о взятках деньгами. Взятки деньгами - да, это пошло. А как насчет взяток доильными аппаратами? Вот когда мы говорили про санкции против ВСМПО «Ависма», которых не было, потому что титан нужен Боингу - это ладно, понятно. Но когда вдруг российское государство, продолжающее свое противостояние с бандеровцами, снимает санкции в отношении трех украинских предприятий - а именно компании, которая делает доильные аппараты, компании, которая делает гофрокартон, и Барский машиностроительный завод, который делает котлы центрального отопления… Российские власти в порядке доброй воли сняли санкции в отношении этих деятелей. И вопрос - мы верим, что это просто шаг доброй воли или это денежный интерес Медведчука, его друзей или еще чего-то? Эдвард, где ваши схемы, по которым я так скучаю?

Э. Чесноков:

- Ну, если вы скучаете, то они вернутся. Мне сложно что-то сказать, но, если бы Украина прекратила обстреливать Донбасс, если бы она прекратила дерусификацию, вернула образование на русском языке и т.д…. я даже не говорю о том, чтобы признать Крым российским… ну, наверное, о каком-то потеплении можно было бы говорить. Но вот сейчас… понимаете, они не понимают, они видят только нашу слабость. Вернее, в этих поступках они видят лишь наше бессилие.

О. Кашин:

- Эдвард, но вы, надо отдать вам должное, видите в этих поступках какую-то прямо и политику, и войну, и не знаю что. По-моему, это какая-то банальный, мелкий гешефт. Если на Украине есть политик, который по каким-то личным своим связям, возможностям имеет самолет, который позволяет ему летать в Москву и заходить к Путину в кабинет, то, наверное, какие-то люди, а Украина - страна довольно коррумпированная - могут себе позволить договориться с этим политиком, чтобы он буквально пролоббировал на уровне Путина снятие санкций в отношении завода доильных аппаратов. Я не знаю, сколько это стоит, но предполагаю, что, конечно, никакой военной составляющей или геополитической в этом нет. Чисто деньги. Вопрос - в чьи карманы они идут?

Э. Чесноков:

- Вы знаете, наша любимая Меркель, которую мы постоянно критикуем из серии «а там хуже», у нее была история…

О. Кашин:

- Турбина Сименс…

Э. Чесноков:

- Нет, нет, я о другом. Хотя это тоже было очень забавно. Сименс поставил четыре турбины, по бумагам в Краснодарский край, но проблема в том, что каждая электростанция уникальна и, поставляя турбины, если ты не полный идиот, то ты примерно понимаешь, куда там по диаметру, по мощности… они в Севастопольскую ТЭЦ шли… и спокойно поставили. Только потом, когда вспомнили - ой, а мы такие не знали. К чему я про Меркель? В пригороде Ростока верфи обанкротились немецкие. А это избирательный округ, от которого Меркель шла в бундестаг в 2009 году, чтобы потом стать канцлером. И она попросила Медведева, по слухам, чтобы он как-то помог ей… то есть, понимаете, даже Меркель… а тут - Медведчук. То есть, «Мастер и Маргарита»… Меркель и Медведчук… понимаете?

О. Кашин:

- Ну да, знаете, негров линчуют везде, а у нас пролетел наш увлекательный час и мы вернемся в эфир завтра в девять вечера по Москве.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Что будет
Человек против бюрократии: программа «Гражданская оборона» о том, как люди сопротивляются или уживаются с чиновниками в регионах России.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Мединский, помощник президента РФ
Народный адвокат Леонид Ольшанский
Экономика с Никитой Кричевским