Отмена обязательного ЕГЭ по иностранному: благо или ошибка

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с директором центра изучения образовательной политики МВШСЭН Еленой Ленской и зам. председателя учебно-методического совета РАНХИГС Анной Ляцу обсуждают, почему было принято такое решение

А. Милкус:

- Еще одна важная новость. Из списка обязательных предметов ГИА исключен иностранный язык. Предполагалось что с 2022 года третьим обязательным экзаменом, помимо русского и математики, будет иностранный язык. Наш гость – Елена Анатольевна Ленская, директор Центра изучения образовательной политики Московской высшей школы социально-экономических наук.

Е. Ленская:

- Здравствуйте.

А. Милкус:

- И Анна Дмитриевна Ляцу, зам. председателя учебно-методического совета РАНХиГС по английскому языку и русскому как иностранному.

А. Ляцу:

- Привет!

А. Милкус:

- Плохо или хорошо, что теперь дети не должны сдавать обязательный экзамен по иностранном языку?

Д. Завгородняя:

- Может, и учить не надо?

Е. Ленская:

- Это и не хорошо, и не плохо. Это просто признание того, что мы не можем научить наших детей иностранному языку на мало-мальски пригодном для жизни уровне. Мы много лет пытались это сделать. И каждый раз у нас был шаг вперед, два шага назад. Сейчас мы окончательно отошли на заранее подготовленные позиции. Уровень преподавания сейчас такой, что если мы начнем экзаменовать, скорее всего, результаты будут очень плачевные, особенно в сельских районах, где иногда и вовсе не преподается никакой иностранный язык. А если преподается, то кто остался, тот и преподает. Почему мы так долго готовились к тому, чтобы этот экзамен стал обязательным, и не предприняли ничего для того, чтобы школы оказались к этому готовы?

А. Милкус:

- Предполагались некие вложения в преподавание иностранного языка, чтобы за то время подтянуть его. Теперь надо выключать эту возможность, потому что мы не справились?

Е. Ленская:

- Получается так. Это не первое отступление. Первое случилось тогда, когда ЕГЭ стал повсеместным, к нему присоединилась Москва. И тогда вдруг из очень неплохого экзамена, который, по признанию международных специалистов, соответствовал примерно уровню кембриджского экзамена FCE, который позволяет проверить уровень владения языком на рабочем уровне, экзамен сдавали по выбору, и вдруг из него неожиданно исчезает устная часть. Потому что в Москве учителя не готовы к тому, чтобы подготовить детей к устной части. Потом устную часть вернули, но уже в настолько редуцированном виде, что я не могу сказать, что сейчас проверяется умение устной речи. Проверяется умение воспроизводить разученные диалоги. Даже экзамен, который сдают по выбору, тоже не находится на уровне хороших международных экзаменов.

А. Милкус:

- У нас, действительно, не хватает специалистов? Лужков в свое время сделал вещь, очень сильно развратившую систему образования, он повысил зарплату педагогам иностранного языка втрое и преподавателям физкультуры. Поэтому это сразу породило проблемы среди учителей.

А. Ляцу:

- Полностью согласна с Еленой Анатольевной, что данная ситуация и отмена обязательного ЕГЭ подтверждает признание собственной невозможности подготовиться. Здесь есть историческая составляющая вопроса. Когда десять лет назад было внесено предложение по подготовке к ЕГЭ, не была проведена методическая работа по созданию комплекса учебных пособий, которые бы могли массово к этому готовить, не в спецшколах, а массово. Это вопрос маркетинга, экономический, он не обозначает, что мы не можем этого сделать. просто были иные интересанты, иные производители методических пособий, которые были в этот период поддержаны. Практика показывает, что эти пособия не подходят для того, чтобы массово обучать детей.

И второй момент. Мы стараемся своими силами в РАНХиГС сделать все возможное в этом направлении. Не были учителя подготовлены, не была проведена работа с учителями, не были проведены обучающие программы, которые бы учителей в том числе далеких школ смогли подготовить к такой работе. Хорошо, что экзамен отменили. Потому что в том состоянии, в котором методическая копилка по иностранному языку находится сейчас, она не дотягивает до того, чтобы дети могли адекватным образом готовиться. Но плохо, что его отменили, потому что это исключает большое количество наших выпускников из международного контекста. В том числе из научного международного контекста.

Наука развивается исключительно международным треком. Уже никто в мире изоляционно не развивается в научной сфере. Для нашей страны это большое упущение. Нынешние выпускники в массовом формате не готовы. Отменили экзамен – это разумно в данной ситуации. Это принцип – из двух зол выбирать меньшее. Это так себе принцип. Не очень.

А. Милкус:

- Тогда нужна программа, чтобы подтянуть преподавание. И не только иностранного языка. У абитуриентов плохо с географией, с историей. Для поступления на журфак им нужно было сдавать литературу, они ее и учили. «Специалист подобен флюсу – полнота его односторонняя», как говорил Козьма Прутков. А журналист не может не знать географию, основы экономики, историю своей страны. Нужна программа поддержки языка.

Е. Ленская:

- Такая программа была. Анна права, что учебники, по которым сейчас учат, абсолютно не годятся. Есть учебник Верещагина, он написан в 60-е годы. Он абсолютно не коммуникативный. Но когда-то он был учебником для специализированных школ. Теперь его суют во все школы. А он категорически не подходит. Мы знаем, кто издает этот учебник. Удобно издавать то, что издавалось всегда. Это дешевле.

А. Милкус:

- И учителя к нему привыкли.

Е. Ленская:

- Да не привыкли они. Я знаю нескольких учителей, которые ушли из своих школ в частности, потому что не могли по этим негодным учебникам работать. У нас очень учебникозависимая школа. Это наша беда.

А. Милкус:

- Я не очень согласен, что мы ограничиваем доступ ребят к международным научным статьям и сотрудничеству. Мне кажется, что дети, которые мотивированы изначально, они как раз иностранный язык и учат. И сами выучат. Потери будут для тех, кто поедет за границу. Люди не будут знать элементарно, как спросить дорогу.

Д. Завгородняя:

- И мы будем производить впечатление малообразованной нации, потому что не говорим по-английски.

А. Ляцу:

- Когда я говорила о научной составляющей, я не имела в виду исключительно участие в конференциях или написание научных статей. Наука становится достаточно коммерциализированной. Поэтому я согласна с тем, что ты говоришь. Я имею в виду научно-коммерческую составляющую, научно-экономическую составляющую.

Д. Завгородняя:

- Странно слышать, что за десять лет не была выработана единая методика, единые методические пособия по преподаванию языков. Сейчас цифровые технологии в значительной степени касаются технологий изучения иностранного языка. Наша основная проблема, что мы не можем на слух воспринимать. А сейчас огромное количество возможностей. Можно слушать песни, английскую речь.

А. Ляцу:

- Возможности огромные. Но надо учить учителей с этим работать. И надо давать им возможность с этим работать. Их нужно этому обучать. В этом смысл.

Е. Ленская:

- Мне кажется, что у нас условия для изучения иностранного языка сейчас уникальные. Классы делятся на группы. Почти ни в одной другой стране этого нет. У нас рано начинается изучение иностранного языка. Когда вводится какое-то новшество, такое впечатление, что люди, которые его вводят, делают все для того, чтобы эффекта не получилось. Ввели обучение иностранному языку с начальных классов – замечательно. Но в этом возрасте не может быть меньше трех уроков в неделю. Дети не успевают удержать то, что им дали на предыдущем уроке. Так устроена детская память. Сделали два. В результате эффект нулевой от этого раннего обучения языку.

С учебниками закончу. Не то чтобы у нас не было хороших учебников. Как раз большинство учебников, которые вполне соответствуют международным нормам во всех отношениях, из списков исчезли. Остались устаревшие учебники. Чья это политика - я предоставляю возможность подумать самостоятельно.

История иностранных языков в нашей стране трагична. По ней можно примерно предсказать, куда идет страна. Как только случилась Великая Октябрьская революция, одним из первым декретов была отмена обязательного изучения иностранного языка.

А. Милкус:

- Есть те, кто говорит: слава богу, что отменили ЕГЭ. Пусть они вообще его не учат. Если они выучат язык, они уедут за границу. Это очень убогая логика. Кто хочет, тот и так выучит и уедет. А страна, которая является одной из мировых интеллектуальных держав, но не говорит на иностранных языках? Китайцы осваивают иностранные языки.

А. Ляцу:

- Отлично осваивают.

Д. Завгородняя:

- Получается, что иностранный язык теперь – это личное дело каждого.

А. Милкус:

- Так и с другими предметами, которые не входят в обязательный ЕГЭ.

А. Ляцу:

- Это логика, которая сейчас поддерживается в школах. Поддержка большого количества допобразования всеми возможными способами. Платное дополнительное образование чаще всего. По крайней мере, качественное.

Д. Завгородняя:

- Что можно посоветовать учителям и родителям, чтобы у ребенка вырастить любовь к иностранному языку, интерес?

А. Милкус:

- Отмена обязательного ЕГЭ по иностранному языку абсолютно не означает, что иностранный язык не надо учить в школе.

Е. Ленская:

- Безусловно, надо. Он остается предметом по выбору. Педагогам дам один рецепт – перестать бояться ошибок и перестать поправлять детей каждый раз, когда они какую-то ошибку сделают. И считать эти ошибки, чтобы потом снизить за них отметку. Отметку надо ставить за то, удалось ли человеку договориться, свою мысль высказать. И понять мысль собеседника. В этом смысл изучения языка. Ошибки делают все, в том числе и те, кто очень долго учился иностранному языку. В этом нет ничего страшного.

Я знаю, когда ребенок стоит и отвечает какой-то урок, а учитель загибает пальцы и считает, сколько ошибок он сделал, это отбивает всякую охоту. Язык превращается не в средство разговора с миром, а в отчет о том, как хорошо я выучил слова. У нас еще обожают давать диктанты и ставить за них двойки. Это тоже отбивает охоту к изучению языка.

А. Милкус:

- Одна из главных проблем – у нас не хватает хороших учителей иностранного языка. Потому что нет нормальных зарплат.

А. Ляцу:

- Я бы разделила советы на несколько типологий. Есть советы детям, учителям и тем, кто создает эту политику. Начну с первого уровня. Мне представляется, что должна быть проведена работа на государственном уровне, в направлении отказа от формального исполнения своих обязанностей. Считать, сколько раз ребенок ошибся за урок, это просто уничтожает возможность психологического…

Второй вопрос – вопрос с учителями. Вузы должны продолжать активно работать с учителями. И дети должны понимать, учителя должны им объяснять, что говорить не страшно. И нужно коммуницировать.

Д. Завгородняя:

- Смотрите мультики с субтитрами.

Е. Ленская:

- Точно! И фильмы тоже.

А. Милкус:

- Спасибо! Не радуйтесь, что отменили обязательный ЕГЭ по иностранному языку. Учите языки, будьте богаче!