Как эпидемия изменила вузы: плюсы и минусы дистанционного обучения

Родительский вопрос
Александр Милкус, Дарья Завгородняя вместе с ректором Финансового университета при Правительстве РФ Михаилом Эскиндаровым обсуждают особенности современного обучения

А. Милкус:

- Здравствуйте! Я – Александр Милкус, со мной Дарья Завгородняя. И наш гость – ректор Финансового университета при правительстве РФ Михаил Эксиндаров. Рады вас слышать и видеть в эфире!

М. Эскиндаров:

- И я рад. Доброе утро!

А. Милкус:

- Говорить мы будем о дистанционном обучении. Что меняется сейчас? Ваш вуз переходит на дистант или не переходит? Что за последний календарный год изменилось в системе высшего образования?

М. Эскиндаров:

- Вы помните, что я почти 15 лет работаю ректором, а это был самый тяжелый год, на самом деле. Даже первый год ректорства не был таким тяжелым. Это связано с пандемией, переходом на дистанционное обучение. Проблема заключалась не в том, чтобы решить какие-то технические вопросы, а именно человеческие проблемы. Проблемы перехода на эту систему для преподавателей, а потом уже студентов. Студенты были лучше подготовлены, чем преподаватели к дистанту.

В самом начале хочу внести ясность в мое понимание того, что происходило. Это не было дистанционном обучением, это был переход учебного процесса с использованием технологий. Дистанционное образование – это несколько другое.

Это год дался нам очень сложно. Быстрее бы закончился этот год. И есть надежда, что через какое-то время мы вернемся к нормальной жизни.

А. Милкус:

- Мне кажется очень важным сейчас объяснить слушателям, а что такое дистанционное обучение? Вы правильно говорите, то, что происходило в вузах, сейчас некоторых вузы переходят на дистант, это не то дистанционное образование, которое понимается в классическом понимании.

М. Эскиндаров:

- Мы до 16 марта учились по расписанию: лекции, семинары, научные мероприятия. А с 16 марта мы должны перейти на дистанционную работу. И мы по расписанию, как занимались в аудиториях, перешли на использование технологий. Сегодня студенты и преподаватели находились в аудитории, а с завтрашнего дня они начали общаться дистанционно. Это прост использование технологий в учебном процессе.

Что такое дистанционное обучение? Это когда заранее подготовлены лекции, семинарские занятия, методические материалы. И в удобное для себя время слушатель или студент заходит на образовательный портал высшего учебного заведения, знакомится с материалами, может получить консультации преподавателей в удобное для него время, это не по расписанию. Использовать материалы, которые есть на образовательном портале, например, методические материалы для семинарских занятий или иные материалы. И в конце в удобное время, согласованное с преподавателем, сдает экзамен или зачет.

А то, что мы делали, это переход на использование различных программ. Мы с вами беседуем сейчас через известную программу. Преподаватели использовали эту же программу, кто-то использовал иную, но это не было дистанционным обучением.

Д. Завгородняя:

- А что тогда дистанционное?

М. Эскиндаров:

- Когда в удобное для студента время он знакомится с подготовленными материалами.

Д. Завгородняя:

- Вы сказали, что студенты оказались лучше подготовлены к переходу на удаленную форму. С какими проблемами сталкивались преподаватели?

М. Эскиндаров:

- Несмотря на то омоложение, которое идет в вузах, большое количество преподавателей, чей возраст уже за 60 лет. Эта категория людей не всегда хорошо общается с техникой. Вторая причина – это морально не были готовы к такой перемене. Нельзя скрывать, что преподаватели люди, у них дома есть и дети, и старики, и иные проблемы. И просто житейские, когда у него неоткуда вести занятия. Преподаватель не может выбрать, когда ему легче преподавать. У него расписание в 8.30 занятия и он должен, несмотря на то, что к этому моменту он должен поднять и покормить ребенка, пойти куда-то. Множество проблем.

И еще одна проблема. Не все были готовы к использованию программ, которые мы с вами используем. Я даже как-то публично говорил, мне написала трогательное письмо профессор о том, что она много лет проработала в университете, считает себя большим специалистом в той сфере, где она работает. Но так как она просто не способна вести занятия в технологиях, которые ей рекомендуют, она вынуждена уйти из университета. Такие случаи тоже были. Это было испытание и для преподавателей.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить наших студентов. Они создали клуб волонтеров, который помог нам всем. Они ездили к преподавателям старшего поколения, подключали компьютеры, учили основам техники. И преподаватели были благодарны. И самое главное, что мы технические проблемы мы решили в течение недели.

Д. Завгородняя:

- Студентам, наверное, нравится такая форма. У них появились новые словечки: стримить, зуммить. И такие неологизмы, которые, чувствую, войдут в язык.

А. Милкус:

- Эпоха перехода на дистант началась с 16 марта. Сейчас как изменилось отношение к такой форме?

М. Эскиндаров:

- Если я скажу, что по-разному относятся преподаватели и студенты, то я не буду далек от истины. Есть большое количество людей, которые уже привыкли среди студентов. Они не хотят тратить время для того, чтобы доехать до университета. Но большинство – это люди, которые хотят общаться, быть аудиторией, видеть живого преподавателя. И хотят поговорить со своими друзьями. Университет – это не место передачи компетенций и навыков, это место общения, становления человека, как личности. И приобретения друзей. Я глубоко убежден, что без личностного общения человек не может состояться.

А. Милкус:

- И какая сейчас обстановка в университете? Ушли или нет на дистант?

М. Эскиндаров:

- Достаточно сложная. 52 группы находится на дистанте. Это значит, что кто-то из студентов в этой группе заболел. Это примерно 8% от общего количества групп.

А. Милкус:

- Сколько у вас групп?

М. Эскиндаров:

- Много групп. За 400. В Москве обучается около 19 тысячи человек. И у нас еще 27 филиалов по России. Общая численность – 47 тысяч студентов.

Мы перевели неделю назад аспирантов, магистров и вечернее отделение на дистант. Они учатся по технологии, которую мы до сих пор использовали. Планируем ли переходить в целом по университету? Все будет зависеть от обстановке в целом по стране и университету, но очень надеемся, что этого не будет.

Д. Завгородняя:

- А сколько длится в целом карантин?

А. Милкус:

- То есть, группа ушла на две недели…

М. Эскиндаров:

- И она возвращается. Да. По последним данным среди преподавателей шесть болеют. Это не так много, у нас общая численность в Москве 1800 человек. Мы собираемся продолжать образовательный процесс, хотя не скрою, что почти каждый день получаю от студентов просьбу, нельзя ли уйти на дистант, мол, опасность и так далее. Если соблюдать все требования, которые мы предъявляем, есть надежда, что мы сохраним образовательный процесс.

Я хочу вернуться к вопросу, хотят ли студенты уходить на дистант. Большая часть не хотят уходить, хотя если обстановка будет хуже, чем сегодня, то мы будем вынуждены уйти.

А. Милкус:

- Как в этом году была приемная кампания? Она чем-то отличалась от прошлой? Сильнее студенты, слабее? Они же готовились к поступлению через дистант.

М. Эскиндаров:

- По формальным параметрам студенты сильнее, потому что посмотрим средний балл. Мы еще 10 лет назад дискутировали по поводу ЕГЭ. ЕГЭ – 90,8 балла, если на бюджет. Это очень много.

А. Милкус:

- Отличники практически.

М. Эскиндаров:

- Да. Это даже с учетом того, что у нас бюджетных мест более полутора тысяч только в Москве. Среди поступивших в этом году 313 олимпийцев. Они прошли серьезный отбор. И сдали ЕГЭ не менее, чем на 75 баллов по профильным предметам. Но насколько их реальные знания соответствуют вот этим показателям, напомню многолетние разговоры на эту тему. Трудно сказать. Мы раньше проводили в сентябре свое исследование. Пропускали всех через свое сито, которое называли контрольная проверка поступивших,

А. Милкус:

- По математике вы делали.

М. Эскиндаров:

- По математике и иностранному. Последние несколько лет мы этого не делаем в надежде на то, что стало получше, потому что контроль за сдачей ЕГЭ усилился в России. И надо признать, что Сергей Сергеевич Кравцов с командой сумели навести порядок в этом направлении.

Что за категории людей? Мы с ними практически не общались. Мы даже до 1 сентября никого из этих людей не видели, да и потом, собрать ребят, пообщаться, провести мероприятия нам не удается, потому что запрет и сложно. У меня через неделю будет час ректора, это когда все желающие приходят в аудиторию и задают любые вопросы на любую тему. И я хочу больше внимания в этом году уделить первокурсникам, попросить, чтобы они прислали свои вопросы, поучаствовали.

По мнению руководителей департаментов, а у нас вместо кафедр сейчас департаменты, факультетов, в целом обстановка нормальная. Мне кажется, что первый курс неплохой. Сессия покажет.

А. Милкус:

- А какие у вас советы для тех, кто будет поступать в следующем году? Многие в школе сейчас учатся на дистанте. Может, есть какие-то секреты для тех, кто хочет поступать именно в ваш университет?

М. Эскиндаров:

- Особых секретов нет. Готовиться. А какие инструменты для этого использовать, трудно сказать, но я бы рекомендовал активно участвовать в олимпиадах. Ребята больше познают, общаются с материалом, с людьми. И это им помогает сформироваться. И соревновательный фактор играет большую роль.

А. Милкус:

- А на базе Финансового университета есть олимпиады?

М. Эскиндаров:

- У нас большое количество олимпиад, в том числе, «Миссия выполнима. Твое призвание – финансист». Она проводится уже 12-й год. Есть олимпиады по всем направлениям. Даже по английскому, математике, так далее. Можно выйти на наш сайт и там в разделе поступающим есть все эти параметры. И мы ждем талантливых ребят.

А. Милкус:

- А сколько человек на место?

М. Эскиндаров:

- В этом году было 11 человек на место. Неплохой конкурс, речь о бюджете. И в этом году на некоторые направления мы вынуждены были увеличить количество принимаемых на платное отделение. Мировая экономика, экономика и бизнес.

А. Милкус:

- Просто пришли сильные ребята, и не хотелось их отпускать?

М. Эскиндаров:

- Да. Например, на «связь с общественностью» люди чуть ли не с 300 баллами пытались на платное поступить. 60 человек на место было на этом факультете. Спрос на университет есть. И я объясняю это тем, что выпускники готовятся работать. Мы не просто готовим людей на то, чтобы они сами искали себе работу, большинство находит работу сразу по окончании университета.

А. Милкус:

- Это очень важно. В экономике ситуация кризисная, люди теряют работу.

Д. Завгородняя:

- И молодым специалистам тяжело, да.

А. Милкус:

- У вас многие ребята с четвертого курса работают?

М. Эскиндаров:

- Да.

А. Милкус:

- Но знаю, что вы это не приветствуете.

М. Эскиндаров:

- Я это не люблю и никогда не приветствовал. Считаю, что студент должен приобрести фундаментальные знания. И после этого найти работу.

Мы в течение нескольких лет делаем расписание так, что последний семестр – это практика. Я считаю, что шесть месяцев практики достаточно, чтобы приобрести практический опыт.

А. Милкус:

- Спасибо!

Итоговая программа о политических сражениях и мире вокруг нас