Роспись зеленкой и выжигание: россияне вспомнили о «самоудаленке» своего детства

Кадр из журнала «Ералаш»

Кадр из журнала «Ералаш»

Слушатели «Дежавю» рассказали о своих занятиях на карантине в детстве.

Темой очередного выпуска программы «Дежавю» с Михаилом Антоновым стала «детская самоудаленка». В то время как по всей стране раздаются жалобы, мол, чем занять себя любимых в четырех стенах, ведущий предложил слушателям вспомнить, что они делали, когда болели.

Из пристойных занятий слушатели назвали игру на пианино или баяне, рисование, выжигание, чтение, сочинение стихов, вышивание бисером или крестиком. Тем же, кто попадал в больницу, доставалось плетение закладочек из телефонного кабеля или капельниц.

При этом плетение было не чуждо и болящим дома: «Брал катушку ниток у мамы в швейной машине и на всю комнату плел паутину, зацепляя за ручки дверей, окна и мебели».

Спорту, как оказалось, на карантине тоже было место быть. «В детстве придумал себе игру, футбольный турнир в тетрадке. Проводил жеребьевку. Бросая игральный кубик, записывал счет в играх и так до финала. Играть мог часами», — рассказал один.

«Пока родителей не было, мы любили играть в хоккей. Телефонов не было и не могли нас контролировать», — поделился другой.

«Когда наши родители надолго уходили, мы с сестрой сдвигали стол и играли в настольный теннис. Правда, сетки не было. Мячик маленький и легкий, а движения размашистые. Сами травмировались, а мебель не страдала», — рассказал третий.

Многие слушатели вспомнили, как болели ветрянкой. Один из них даже освоил при этом роспись зеленкой.

«Я детстве заболел ветрянкой и бабушка с дедушкой меня раскрашивали зеленкой, а я — свои машинки: смешивал с разными жидкостями, в том числе и зеленку. Творчество зеленкой развивает. А с другом переговаривались через замочную скважину», — пояснил он.

Не были чужды слушателям и кулинарные опыты в отсутствие взрослых.

«Я когда оставался один, то был золотой ребенок: рисовал , читал, выжигал. А когда с сестрой двойняшкой и двоюродной сестрой, то нас была уже целая банда. Мы варили сгущенку», — делятся они воспоминаниями.