Самые яркие высказывания, прозвучавшие 30 декабря 2019 года в эфире Радио «Комсомольская правда»

Николай Платошкин
Эксперты и ведущие, подводя итоги года, обсудили пенсионную реформу, оптимизацию медицины и летние протесты в Москве.
  • Николай Платошкин подвел итоги года и вспомнил главные его события, в том числе пенсионную реформу:

    - Судя по данным опросов, которые я читал, они разные, но вот среди трех основных событий, которые россиянам запомнились в прошлом году, первое – это пенсионная реформа, потом наводнение в Иркутской области и пожары в Сибири. Ну, насчет пенсионной реформы скажу честно. Ни я, ни большинство населения эту реформу властям не простит. Если власти ее не отменят, то отменим ее мы, левые силы, когда выиграем выборы 2021 года. Мы с этой реформой жить не будем, нет. Надеемся, что она выступит из силы очень быстро, потому что это не реформа, это безобразие. Если средняя продолжительность жизни российских мужчин 66 лет, то ставить им пенсионный возраст в 65 – это бесчеловечно. Мало того, эта реформа очень вредит рынку труда, так как людей уже перестали брать на работу и так после 50 лет, а сейчас тем более не берут, она сильно бьет по молодежи – потому что молодежь не может найти работу, так как люди, которые ушли бы на пенсию, теперь вынуждены продолжать трудиться. В общем, ничего хорошего от этой реформы нет. Единственное, кому она понравилась, это Международному валютному фонду. Он высказал Российской Федерации и правительству свое большое спасибо за то, что мы это сделали. Ну, для меня это уже тоже показатель. Если МВФ хвалит, значит, самое время от этого отказаться.

  • Михаил Делягин о реформе здравоохранения и оптимизации медицины:

    - По официальным данным численность больниц с 2000-го года по 2015 –е годы было сокращено в два раза. Число поликлиник снизилось почти в 13 процентов. Это называется оптимизация. Уничтожение, по сути дела, здравоохранения. Превращение его в здравозахоронение. Продолжение такими темпами привело бы к тому, что в 21-22-м годах количество больниц в России было бы доведено до уровня 1913 года, с которым любили все сравнивать в советские годы. Это логично. У нас взят курс на десталинизацию, декоммунизацию, десоветизацию. Какой утюг не включи, он начинает рассказывать, как все было ужасно в СССР. Безусловно, это общий тренд, общая политика.

  • Глава управления развития кадрового потенциала московского департамента образования Илья Новокрещенов о домашнем задании для школьников на каникулах:

    - Скажите, а что же это за образование такое, которое можно просто взять и забыть за 15 дней? Может быть, тогда оно и не нужно, если его так легко забыть? Если ребенку интересно то, чем он занимается на уроках, если он понимает ценность тех результатов, которые он получает, он не забудет этого и будет это использовать в своей обычной жизни. А если он такие вещи забывает, значит, они ему просто не нужны. И, кстати, это не проблема ребенка, на мой взгляд. Это проблема педагога, который не смог объяснить ребенку, зачем он учится. Потому что любое образование должно начинаться с понимания того, а зачем я учусь-то? Для чего?

  • Адвокат Анатолий Кучерена о так называемом московском деле:

    - А если говорить о московском деле вообще, то, конечно, мы должны сделать какие-то выводы, в том числе, и участники акций общественных, и правоохранительные органы, потому что когда мы говорим о проведении каких-то мероприятий. И все стороны ситуации должны понимать, что одни отвечают за общественную безопасность, а другие стремятся высказать свою позицию по тем или иным событиям. Здесь очень важно, что правоохранительные органы, которые отвечают за безопасность, тоже подходили бы к этому вопросу всегда разумно. И всегда предельно корректно. А что касается тех, кто выходит на митинги, они должны понимать, что мы живем в огромном мегаполисе. И если власть ограничивает, что нужно, в любом случае, действия власти обжаловать, не останавливаться только на обжаловании в московских судах, а идти дальше, вплоть до Верховного суда. Или до Страсбурга. Мы обязаны следовать этому. Согласен, история была политизирована. Но мы должны следовать, иначе все превратится в хаос. Если мы позволим нарушить здесь закон, где гарантия, что мы не позволим нарушить закон в каких-то важных аспектах нашей жизни.