Стариков: Когда в семейной жизни вдруг появляется НКО, ничего хорошего от этого не будет

Николай Стариков

Николай Стариков

Николай Стариков и Владимир Ворсобин в программе «По сути дела» поговорили о новой версии законопроекта о профилактике домашнего насилия и о том, какие опасности он таит.

Скачать передачу [mp3, 35.0 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин. Если в эфире Николай Стариков, скорее всего, речь будет идти о законе, посвященном насилию в семье. Опубликован проект этого закона, который с ужасом ждали его противники и с надеждой сторонники. Интересно, что эта финальная версия законопроекта огорчила и тех, и других. Почему, как вы думаете?

Н. Стариков:

- Для того чтобы понять, почему она огорчила тех, кто не хочет принять этот закон, надо просто закон прочитать. Я вообще рекомендую всем, прежде чем судить о каких-то законодательных актах, обязательно с ними ознакомиться. Много было вопросов к тем вариантам, которые были опубликованы до этого. Но к этому законопроекту вопросов стало не меньше. Приведу небольшую цитату, и нам сразу все станет понятно. Статья 2 – основные понятия. «Семейно-бытовое насилие – умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и(или) психического страдания и(или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Перевожу с юридического языка на русский. Лоббисты этого закона нам все время говорили о том, что женщин бьют, убивают, что нужно защищать их от насилия. С этим любой нормальный человек согласится, потому что нормальный человек женщину бить никогда не будет. Но мы видим, что в статье закона говорится о том, что закон этот призван защищать от того, что не носит признаки административного правонарушения или уголовного преступления. Извините, побои, изнасилование – все эти страшные вещи, о которых нам концентрированно рассказывают сторонники принятия этого законопроекта, это же как минимум административный КоАП, а то и уголовные статьи. Получается, вы от чего собираетесь защищать людей этим законом, если ни побои, ни изнасилование, ни синяки, ничего туда не входит?

В. Ворсобин:

- То же самое говорят и авторы предыдущего законопроекта. Они отмечают, что побои и причинение вреда здоровью относится к административным правонарушениям, проверка по которым может занимать от 10 до 30 суток. По мнению Поповой, это лишает жертв агрессии мер защиты и социальной поддержки в самой острой и опасной фазе конфликта. Кроме того, при угрозах к агрессору неприменимы меры, связанные с лишением свободы. Это оставляет потерпевшую сторону без защиты.

Н. Стариков:

- Давайте еще раз разберем. Мне кажется, что понимание семьи у лоббистов и у части журналистов очень плоское. Семья – почему-то они понимают, что это мужчина, женщина и дети. Извините, в нашей стране в одном доме, в одной квартире живут родители жены, родители мужа, братья, там огромное количество людей. Кто-нибудь может мне объяснить, что такое психические страдания? Потому что статья этого закона звучит так: «Семейно-бытовое насилие это деяние, причиняющее или содержащее угрозу психического страдания». То есть я что-то сделаю такое, что вы, Владимир, если мы с вами какие-то родственники, живущие в одной квартире, будете психически, может быть, страдать. И поэтому тот, кто эти психические страдания якобы доставляет, уже становится преступником, и к нему начинаются определенные меры.

В. Ворсобин:

- Николай, вам знаком глагол «измывательство»?

Н. Стариков:

- Мне знакомо много глаголов.

В. Ворсобин:

- Когда, допустим, один член семьи измывается над другим членом семьи, и это несет угрозу в будущем.

Н. Стариков:

- Объясните мне, что такое «возможность психических страданий»? Я вам приведу пример. Муж пришел домой, теща, недовольная тем, что он маленькую зарплату приносит или поздно пришел, начинает на него кричать, говорить ему, какой он нехороший. И муж испытывает (или может испытывать) при этом психические страдания. После чего муж идет, пишет заявление в отделение полиции в соответствии с этим законом. И там выписывается защитное предписание, которое обязано защитить мужа, у которого могут быть психические страдания от тещи. В результате теща, которая является владельцем квартиры, получает запрет сначала на 3 месяца, а потом на полгода жить в своей квартире.

В. Ворсобин:

- Давайте спросим у наших слушателей, что такое психическое страдание.

Николай Стариков

Н. Стариков:

- Нет. Возможность психических страданий. Закон защищает от возможности психических страданий.

Я хотел обратить внимание на ключевые, на мой взгляд, слова – имущественный вред. Возможность нанесения имущественного вреда. Вот от этого якобы защищать людей призван этот самый закон. Причем в роли защитников будут выступать не правоохранительные органы, не столько и не только они. Здесь перечислено 12 пунктов, начиная от органов МВД и заканчивая общественными объединениями и некоммерческими организациями. Поэтому давайте нашу историю с тещей, которую фактически выселят из ее же квартиры, потому что зять, может быть, будет испытывать психические страдания, добавим еще тех, кто лоббирует. НКО, услышав, как теща ругает своего зятя, эти активисты приходят в полицию и пишут заявление, что, возможно, в этой квартире теща причинит психические страдания своему зятю, и вообще она грозится нанести ему имущественный вред, потому что запрещает ему пользоваться кастрюлями, которые она купила на свою пенсию. Защитное предписание выписывает полиция без суда, то есть презумпция невиновности не действует, и бедную тещу эти активисты выселяют из квартиры.

А теперь давайте представим, что вместо бедной тещи у нас очень богатый дедушка. И его выселяют фактически из принадлежащей ему недвижимости, потому что активист написал куда-то о том, что кто-то, может быть, будет испытывать психические страдания. Вы понимаете, что будет?

В. Ворсобин:

- Эта редакция закона предполагает, что только жертва может заявлять об угрозах.

Н. Стариков:

- Так вот, жертвой по этому закону считаются те, «в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и(или) психические страдания и имущественный вред». Мне не будут разрешать пользоваться машиной. Это имущественный вред? Да. Может быть, я буду психически страдать из-за этого, потому что теща будет на меня кричать. Она еще не кричит, но может кричать.

И теперь самое главное. Закон касается только тех вещей, которые ни к КоАП, ни к Уголовному кодексу не действуют. Я напомню, что даже оскорбление матом – это уже состав административного правонарушения, КоАП. То есть речь идет о скандалах. От скандалов будут защищать так, что вас выселяют из квартиры.

В. Ворсобин:

- Николай, вы передернете любой закон.

Н. Стариков:

- Я цитирую.

В. Ворсобин:

- Нам дозвонился Михаил из Москвы.

Михаил:

- Я полностью согласен с вашим гостем на тему того, что закон написан, для того чтобы юристы могли залезть куда угодно, в том числе и в постель. Но тут еще один интересный момент. Если вводится юридическое понятие «психические страдания», то, может быть, у меня есть психические страдания, что у начальника, допустим, зарплата в 5 раз больше, а не в 1,5 раза, как я считаю, я имею право подать в суд в этом случае или нет?

Н. Стариков:

- Если вы с начальником живете в одной семье, то можете. А если у вас семьи разные, то не можете. А вообще, конечно, это не закон, а черт знает что. Еще раз хочу подчеркнуть, ни от какого насилия, когда кто-то кого-то бьет, не защищают. Речь идет о вещах, которые находятся за пределами Уголовного кодекса и даже Кодекса административных правонарушений. То есть говорят об одном, а в этот момент протискивают закон, который создаст кучу проблем, которые не то что недоработаны, это просто бред сумасшедшего.

В. Ворсобин:

- «Гражданки сами себе вырыли яму этим законом, - пишет наш слушатель. – Теперь мужикам можно официально тусить, тратить деньги на себя, мутить с другими дамами. А если жена будет гнать, то списать все это на психологическое насилие и выгнать их».

«Если Стариков такой умный, пусть поможет разработчикам закона о семейном насилии». Женщина пишет: «Я решила эту проблему просто. Этот нехороший человек только поднял руку на меня, и до сих пор я его больше не видела. Один раз он появился – я его посадила на 15 суток и сказала ему, что так будет всегда, в лучшем случае снесу голову. Женщины, уважайте себя. Я без родителей воспитала сына и никогда не жалела, что разошлась. Он бы всю жизнь бил меня», - пишет наша слушательница.

Н. Стариков:

- Владимир, вы сейчас прочитали историю жизни, которую написала женщина. Скажите, каким образом этот закон защитит ее, если деяния, которые не входят в Уголовный и в Административный кодекс, этим законом не рассматривается?

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Это редкость, чтобы человека посадили на 15 суток из-за жалобы женщины.

Н. Стариков:

- Берем ту ситуацию, о которой все время говорят лоббисты. Огромный, здоровый мужик-боксер и хрупкая женщина. И он еще, гад такой, издевается над ней. Каким образом этот закон ее защищает?

В. Ворсобин:

- Она может пойти и по уголовке, и одновременно по этому закону ей дадут охранный ордер…

Н. Стариков:

- Вы меня не поняли. Вы невнимательно читали. Этим законом рассматривается семейно-бытовое насилие. Прямо в формулировке закона написано: не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления. То есть, если такая женщина приходит в полицию и говорит: вот у меня такое, - ей говорят: знаете, по этому закону мы не можем рассматривать, вы должны писать заявление (как и сейчас), о том, что совершено уголовное или административное деяние. То есть этот закон вообще не рабочий в этом смысле.

Владимир, объясните мне, что такое имущественный вред в смысле семейно-бытового насилия, в семье (это тоже формулировка из закона)?

В. Ворсобин:

- Когда один другому разбивает айфон о стену.

Н. Стариков:

- Вы считаете, что лучший путь для примирения супругов или с тещей… Теща в сердцах взяла и разбила ваш айфон за 80 тыс. рублей. После чего, Владимир, вы как настоящий мужчина что делаете? Идете и пишете заявление на тещу в полицию о том, что она нанесла вам имущественный вред. После чего полиция по этому закону выписывает защитное предписание, по которому теще «запрещается вступать в контакт, общаться с лицом, подвергшимся семейно-бытовому насилию». Вы же подверглись семейно бытовому насилию, у вас имущественный вред. В том числе по телефону запрещено теще звонить, чтобы с вами помириться, предпринимать попытки выяснять место пребывания лица. То есть даже нельзя узнать, где вы находитесь. Вы как мириться-то будете с тещей?

В. Ворсобин:

- Владимир из Москвы нам дозвонился.

Владимир:

- В отношении психоза. Это медицинский термин. Обычно перепил, похмелье… Но я не об этом хочу сказать. Я хочу сказать о работе полиции. Вот полиция приехала на вызов. Любой вызов (трезвый он, пьяный) сопровождается нецензурной бранью. Приехала полиция, а он нецензурно поливает всех. То есть пишут рапорта, берется объяснение, человека изолируют. А там судья пусть решает, какой он. Но это же не делается.

В. Ворсобин:

- Юрий из Ростова-на-Дону.

Юрий:

- Я отец двоих детей. Я переживаю, знаете, по поводу чего? Это введение НКО в какое-то поле регулирования отношений внутри семьи. Любой закон продвигается кем-то, где-то чья-то материальная выгода наверняка есть. То есть эти НКО живут за какие-то деньги, от кого-то получают.

В. Ворсобин:

- А как они их обналичат с помощью этого закона, как вы думаете?

Н. Стариков:

- Они напишут заявление о том, что имущественный вред и психические страдания возможные.

Юрий:

- Грубо говоря, ситуация такая. Приходит некое НКО в учебное заведение и проводит опрос детей: повышали ли когда-либо родители на вас голос? Скорее всего, будет много ответов, что голос повышали. Все периодически ругают своих детей. И вот это будет поводом для какой-то проверки, для каких-то действий. Дальше это все переходит чиновникам, которые этим занимаются. И здесь огромное поле для каких-то злоупотреблений и нарушений.

Программа в студии Радио КП

Н. Стариков:

- Совершенно согласен со звонившим. Именно так и есть. Когда в семейной жизни вдруг появляется НКО, ничего хорошего от этого не будет. Вообще семья это не только ячейка общества, но и место, где люди живут десятилетиями. В итоге когда-нибудь кто-нибудь с кем-нибудь ругается, повышает голос, может быть, скажет что-то неприятное. И, конечно, это сразу можно трактовать как психические страдания. Кстати, первый звонивший услышал звон, но не понял, где он. Он говорил о психозе. Нет никакого психоза в этом законе. Есть возможность нанесения психических страданий. То есть еще нет психических страданий, но они могут быть. А теперь гипотетически. Спрашивают детей в школе: Родители на вас кричат? – Кричат. – Вам это нравится? – Конечно, не нравится. – Вы можете испытывать страдания? – Конечно.

Всё, заявление написано.

В. Ворсобин:

- Я сейчас читаю авторов этого законопроекта…

Н. Стариков:

- Да вы лучше сам законопроект почитайте. Тогда нам будет спорить не о чем. Вы сразу как разумный человек, имеющий тещу, перейдете на сторону добра.

В. Ворсобин:

- Три рабочих группы рождали этот закон – в Совфеде, Госдуме, Совете по правам человека. Я смотрю по тем фамилиям, которые опубликованы. Так там одни женщины. Получается, это такое женское законотворчество, имеющее вот такие побочные эффекты. Как вы прокомментируете вообще, что авторы и разработчики – одни женщины?

Н. Стариков:

- В отличие от вас я не сексист и не расист. Для меня совершенно все равно, какого пола законодатель или юрист.

В. Ворсобин:

- Почему звонившие сюда и пишущие сюда критики самые большие это мужчины? Как, по-вашему, дальше этот законопроект будет себя чувствовать, и пройдет ли он Госдуму?

Н. Стариков:

- Вы опять хотите уйти от буквы закона и перейти к эмоциям. А я вас хочу вернуть к букве этого самого закона. Вот мы с вами говорили о судебном защитном предписании. Это то, что полиция, а потом, может быть, даже суд принял решение вас защитить от вашей тещи, тещу выселяют. В судебном предписании требование: «Покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию на срок действия судебного защитного предписания». А вот дальше интересное начинается: «При условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма) специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ».

Поясняю, что здесь написано. НКО записала заявление, тещу вашу гоняют по полициям, валидол пьет. А потом выясняется, что отселяют ее только в случае, если у нее есть возможность жить в ином жилом помещении. Кто будет определять, есть у нее возможность или нет?

В. Ворсобин:

- Переходим к следующей теме. 80 лет назад начался военный конфликт между СССР и Финляндией, 30 ноября 1939 года. Кстати, интересная статистика. СССР безвозвратно потерял в этой войне более 126 тыс. солдат, Финляндия – 26 тысяч. Как вы оцениваете эту войну, была ли она успешной и почему началась?

Н. Стариков:

- Знаете, для того чтобы ответить на ваш вопрос, я думаю, что нужно процитировать того, кто лучше всего знал, что произошло, а именно товарища Сталина. В апреле 1940 года на совещании с военными Сталин так оценивал итоги этой военной кампании: «Мы знали, что финнов поддерживают Франция, Англия, исподтишка поддерживают немцы, шведы, норвежцы, поддерживает Америка, поддерживает Канада. Знаем хорошо. Спрашивается, кого мы победили? Говорят, финнов. Ну конечно, финнов победили. Но это не самое главное в этой войне. Финнов победить – не бог весть какая задача. Мы должны были финнов победить. Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей…»

В. Ворсобин:

- А мы победили финнов?

Н. Стариков:

- Естественно.

В. Ворсобин:

- Историки имеют разные мнения на этот счет.

Н. Стариков:

- То есть Сталин говорит о том, что мы не с финнами воевали, мы воевали фактически со всей Европой, в том числе и немецкие партнеры оказали финнам помощь. Ну а если вы сомневаетесь в нашей победе, я приглашаю вас в Санкт-Петербург, мы с вами съездим на побережье Финского залива, я покажу вам ту территорию, которая по итогам этой войне вошла в состав России, причем совершенно обоснованно. Потому что Петр I когда-то эту территорию включил в Российскую империю. Так что мы, конечно, победили.

Программа в студии Радио КП

В. Ворсобин:

- Я немножко о другом. При военном конфликте выигрыш, получается, у СССР, потому что ему перешли территории, по большому счету, он прорвал этот перешеек, эти оборонительные…

Н. Стариков:

- Давайте с самого начала.

В. Ворсобин:

- И все-таки каково было конечное желание Сталина? Он хотел только лишь отобрать карельские земли или пройти парадом по Хельсинки? И если второе, почему это не получилось?

Н. Стариков:

- Сталин ни у кого ничего отбирать не собирался. Мы не будем сейчас говорить о том, что Финляндия абсолютно незаконно вышла из состава Российской империи, и этот акт подписал Ленин, которого все называют узурпатором, когда это касается западных государств, когда он хотел у них что-то взять, а когда выйти из состава Российской империи, тогда он молодец.

Второе. Финляндия, выйдя из состава Российской империи, забрала с собой те самые территории, которые в итоге присоединил Сталин, которые к Финляндии не относились.

Теперь о том, что хотел Сталин. Сталин, понимая, что территория Финляндии настолько близко находится к Ленинграду, что Ленинград может быть обстреливаемым из артиллерии. Это недопустимо.

Второе. Наша единственная на тот момент база Балтийского флота находилась в такой близости к Финляндии, по Финскому заливу, который зимой замерзает, что наши корабли можно было взять, как посуху. Поэтому в Кронштадте проводились учения отражения сухопутной атаки со стороны Финляндии.

Третье. Было совершенно очевидно всем, что мировая война нас в стороне не оставит. А Финляндия была использована еще во времена Гражданской войны как трамплин для нападения на нашу страну, только использовали тогда не немцы, а англичане. Исходя из этих фактов, товарищ Сталин и предложил финским товарищам чуть-чуть отодвинуть границу, но не просто так, а компенсировав им в несколько раз большие территории. Финны уперлись. За их спиной стояли англичане и французы, которые провоцировали войну между Финляндией и Советским Союзом, для того чтобы поссорить Советский Союз с немцами.

Война была выиграна, но она показала неготовность Красной Армии к большой современной войне, о чем тоже Сталин сказал на этом самом совещании. Сталин как раз говорит о том, что Гражданская война это война не современная, и что в Советском Союзе такой современной войны, по сути, и не было. И в конце он говорит удивительные вещи, которые прозвучат очень интересно. «Разговоры о том, почему прекратили производство автоматов Дегтярева. У него было только 25 зарядов. Глупо, но все-таки прекратили. Почему? Я не могу сказать. Почему минометов нет? Это не новое дело. В эпоху империалистической войны в 15-м году немцы спасались от западных и восточных войск (то есть наших и французских) главным образом минами. Людей мало, мин много. 24 года прошло. Почему у вас до сих пор нет минометов? Ни ответа, ни привета». Это Сталин обращается к военным.

В. Ворсобин:

- Все-таки он собирался войти в Хельсинки? Дело в том, что было создано правительство Куусинена, которое брало на себя полномочия финского правительства. Сразу после договора с финнами оно было расформировано.

Н. Стариков:

- Сталин, как и Ленин, занимался собиранием русских земель, которые расползлись в разные стороны в результате смуты начала ХХ века. Поэтому не просто было сформировано правительство Куусинена, а была провозглашена Финляндская народная республика. У нее были свои военные части, которые даже парад устраивали, но форму им выдали трофейную польскую. Поэтому Народная освободительная финская армия прошла, лихо заломив польские конфедератки. Был план воссоединения Финляндии и России. Но жизнь подсказала, что ни немцы, ни англичане, ни французы не будут к этому относиться как-то с пониманием. Поэтому мы просто отодвинули границы.

В. Ворсобин:

- То есть это не было военной проблемой? Если бы мы захотели, мы бы взяли Хельсинки? Были большие цифры по погибшим на фронте. Мы залили кровью практически этот перешеек.

Н. Стариков:

- Мы ничего не залили, но понесли серьезные потери. Мы прорвали самую современную оборонительную линию – линию Маннергейма. Это большое достижение. Но поскольку делалось это сначала с кондачка, то поначалу были серьезные потери.

Второе. Знаете, я вам иногда удивляюсь, Владимир, у вас как-то политические проблемы не связаны с военными, а военные идут параллельно политическим. Если ведущие державы мира не признают воссоединение Финляндии и России, вы считаете, что это не может привести в условиях уже идущей мировой войны к военным проблемам? Вот товарищ Сталин был очень осторожным человеком, поэтому он решил не рисковать. И, что важно, по окончании Великой Отечественной, Второй мировой войны Финляндия точно так же не была включена в состав Советского Союза. Если же вы хотите обсудить, кто виноват в начале войны, я вам напомню, что по окончании войны в 46-м году в Финляндии прошел целый ряд судебных процессов над поджигателями войны. И в Финляндии война называется война Рюти, по фамилии министра иностранных дел, который ее всячески провоцировал. И он получил определенный срок, и еще несколько поджигателей войны с финской стороны.

Вы сказали, что Советский Союз двинулся вперед, напал. Были обстрелы советской территории в деревне Майнила.

В. Ворсобин:

- Это же была провокация. Причем снаряды летели с советской стороны.

Программа в студии Радио КП

Н. Стариков:

- Да это чушь собачья. Объясню почему. Вы, надеюсь, не можете сказать такую глупость, что люди на Донбассе сами себя обстреливали. Так вот, вы сейчас сказали, что советские войска сами себя обстреливали.

В. Ворсобин:

- Поговорите с людьми с Донбасса.

Н. Стариков:

- Я с ними много говорил.

В. Ворсобин:

- Я не уверен, что ни один из них об этом не намекнул. Были обстрелы. Это было не массово, но некоторые командиры… Всякое бывало.

Н. Стариков:

- Владимир, не кощунствуйте. Таким образом, Советский Союз сделал Финляндии нормальное предложение. Второе. Финляндия, будучи подстрекаема англичанами, французами и даже немножко немцами, упиралась.

Третье. Советский Союз продолжал переговоры. В этот момент состоялся целый ряд провокаций. И обстрел нашей территории в деревне Майнила не был единственным и последним. После этого Сталин принял решение решить этот вопрос вооруженным путем. Кстати, правильное решение принял.

В. Ворсобин:

- Говорят, что эта не совсем удачная военная кампания Москвы против Хельсинки дала уверенность Гитлеру, который подумал, глядя на то, что там происходит, что советские войска к войне не готовы. И это повлияло на начало войны 41-го года.

Н. Стариков:

- А разгром японской армии несколькими месяцами ранее Гитлера на какой лад настроил? Я просто вам напомню хронологию. Лето 39-го года – война на Халхин-Голе, разгром японской армии, дальше подписание договора о ненападении с Германией, начало Второй мировой войны. И через два месяца – начало войны с Финляндией. У Гитлера, вы считаете, мнение менялось каждые два месяца?

В. Ворсобин:

- Скажем так, эта история с финнами была в копилку начала скорой войны. Кстати, а вы не оспариваете эти цифры потерь финнов и советских воинов?

Н. Стариков:

- Ну, нужно углубляться. Мы атаковали, поэтому, конечно, наши потери больше. О том, что мы воевали не лучшим образом, говорит сам Сталин.

В. Ворсобин:

- 126 тыс. солдат погибло в этой войне. Николай, а можно такой мостик перекинуть в нынешнее время, может быть, в будущее, чему учит эта финская история?

Н. Стариков:

- Она учит одному. Что нужно внимательно следить за событиями, которые происходят в сопредельных государствах. И нельзя ни в коем случае давать возможность этим государствам предоставлять себя противникам России в качестве военного плацдарма. Сейчас такая ситуация происходит на Украине, и за этим надо очень внимательно смотреть.

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Экономика с Михаилом Делягиным