Уральские «Зита и Гита»: как биологические родители так и не стали родными для дочерей

Как нашли и потеряли друг друга уральские «Зита и Гита»
Девять лет назад всю страну всколыхнула история о двух семьях, в которых двух девочек перепутали в роддоме. Это событие бурно обсуждалось на телеэкранах. Но после того, как интерес к нему спал, жизненные пути обоих «кланов» разошлись.

История об уральских «Зите и Гите» всплыла в 2011 году. Две семьи подали в суд на роддом после того, как ДНК-тест показал, что они воспитывают чужих дочерей.

Героев «мелодрамы» приглашали на ток-шоу, где они рассказывали, что будут жить большой дружной семьей.

Однако планам так и не было суждено случится — биологические родители так и не стали родными для дочерей.

О том, что воспитывает не биологического ребенка 39-летняя Юлия Андрущак узнала, когда девочке было 13 лет.

Женщину доставили в роддом Копейска 17 декабря 1998 года. Вместе с ней в палате лежала Елена Андрикова. Их дочери появились на свет с перерывом в 15 минут. Юлия нарекла малышку Ириной, а Елена — Анной.

Анна совсем не походила на своих темноволосых и смуглых сестер и братьев: у нее были русые волосы и белая кожа. Ее отца Ниматулло Искандарова это не смущало, так он полагал, что дочь пошла в жену-блондинку.

А вот муж Юлии Андрущак подозревал жену в измене, так как темноволосая и кареглазая Ира совершенно не была не похожа на родителей.

В 2011 году супруг Юлии подал на развод, но отказался выплачивать алименты, заявив, что дочь не его. Чтобы опровергнуть слова супруга Юлии пришлось сделать ДНК-тест. Результаты ошеломили — ни она, ни ее муж не были биологическими родителями Иры.

Вывод напрашивался самим собой — детей перепутали в роддоме. С помощью правоохранительных органов была найдена Елена Андрикова, но о судьбе дочери та ничего не знала, так как давно была в разводе и дети жили с Искандаровым.

Выяснилось, что он живет неподалеку от Юлии в соседнем поселке. Мужчина не верил, что Анна не его наследница, но на ДНК-экспертизу согласился. Тест подтвердил, что это дочь Юлии, а Ира — его.

После этого обе семьи начали общаться. Девочки подружились, часто бывали друг у друга в гостях, но своих небиологических родителей по-прежнему считали мамой и папой — их дом был там.

Суд привлечь к ответственности персонал роддома не смог за давностью лет, но семьи получили компенсацию по шесть миллионов.

Сначала они хотели построить два дома рядом, но потом Юля на полученные средства купила Ире квартиру и машину, а Искандаров задумку исполнил.

Позже Юлия вышла замуж, став Беляевой и «не родная» дочь теперь могла хвастаться, что у нее три папы.

Все шло вроде бы неплохо, но постепенно общение между «Зитами и Гитами» стало сходить на «нет» из-за боязни Искандарова, что Анна забудет мусульманские традиции.

Сама же девочка ревновала Ирину к Юлии, считая, что та больше любит небиологическую дочь. В результате Анна и поставила жирную точку в отношениях между семьями.

Ни Аня, ни Ира больше не общаются ни друг с другом, ни с биологическими мамой и папой. Ирина замужем, закончила колледж.

У Анны тоже семья — муж и дочь. На свое бракосочетание Юлию она звать не стала. Женщина знает, что у нее есть внучка, но она ее ни разу не видела, хотя надеется со временем наладить отношения с кровной дочерью, пишет RT.