«В 2012-м все не закончилось, но люди продолжают боятся»: какие астероиды угрожают Земле

Астероид
Владимир Торин и миллиардер Игорь Рыбаков в программе «[Не]фантастика» пообщались с астрономом Дмитрием Вибе о космических угрозах существованию человечества.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Торин:

- Сегодня мы будем обсуждать невероятное событие, которое, даст бог, не случится. С нами в студии Игорь Рыбаков, филантроп, миллиардер, музыкант. Игорь, здравствуйте.

И. Рыбаков:

- Добрый день.

В. Торин:

- И ученый Дмитрий Вибе, заведующий отделом физики и эволюции звезд института астрономии Российской академии наук. Дмитрий, слышите ли вы нас?

Д. Вибе:

- Слышу прекрасно. Добрый день!

В. Торин:

- Мы тут очень много визионерствовали, разговаривали о том, что нас ждет, обсуждали коронавирусы, пандемии, беспорядки в Америке, а вот теперь прилетело, откуда не ждали. Прямо сейчас потенциально опасный астероид под номером 1633482002НН4 размером до 570 метров, летит прямо сейчас к земле, сообщает одно из подразделений НАСА. Согласно сообщению, астероид пройдет на минимальном расстоянии от Земли 6 июня в 6.20 по московскому времени. То есть, этой ночью этот астероид к нам подлетает и вот утром должен как-то куда-то улететь и с нами не столкнуться… Дмитрий, насколько все это опасно?

Д. Вибе:

- Во-первых, я бы хотел прокомментировать слово «не ждали». На самом деле, конечно, это событие предсказанное вполне, ожидаемое, равно как и очень большое количество других подобных событий. Просто почему-то некоторые астероиды попадают в поле зрения СМИ, а некоторые нет. Так что событие вполне ожидаемое и совершенно неопасное, потому что расстояние минимальное, на котором от нас пройдет этот астероид. Это все-таки 13 расстояний до Луны – это колоссальное расстояние, на котором никакого воздействия на нас этот астероид оказать не может.

В. Торин:

- Господи, вы сейчас просто успокоили огромное количество людей, потому что я получил большое количество писем об этом. Дело в том, что последнее столкновение Земли с астероидом, а это было 66 миллионов лет назад, привело к тому, что умерли все динозавры и народ как-то начал переживать, потому что одно дело – печенеги с половцами, или полицейские в Америке, которых ставит на колени бушующая толпа, и совсем другое дело – летящий астероид, с которым уже сделать ничего нельзя. А вообще, насколько это опасно все?

Д. Вибе:

- У меня сейчас открыта страничка того самого подразделения НАСА, которое называется центром по исследованию околозвездных объектов и я вижу здесь предсказание подобных событий, которые происходят иногда по нескольку раз в день. Один астероид попал в поле зрения прессы 6 июня, а будет их еще три. 6 июня еще три пролета, причем, один из них пролетит на расстоянии примерно 4 расстояния до Луны – то есть, в три раза ближе. Если говорить о несколько отдаленном будущем, вот 24 июня пролетит астероид на 10 расстояниях до Луны… Причем, размер у него тоже такой солидный, порядка 300 метров. Если говорить о близких пролетах, это событие, которое случается иногда по нескольку раз в день, уж точно несколько раз в месяц, и, честно говоря, если бы мне об этом не сообщали так или иначе СМИ, я бы, наверное, об этом ничего и не знал.

В. Торин:

- Я подозреваю, что динозаврам 66 миллионов лет назад тогда тоже никто не сообщил и они тоже очень удивились, наверное, когда увидели эту светящуюся…

Д. Вибе:

- Это немножко разные вещи. Если говорить о последнем таком ярком и зафиксированном падении астероида на землю, то это было существенно позже. Это было в феврале 2013 года в таком замечательном российском регионе, как Челябинская область… То есть, на нас все время что-нибудь падает. Другое дело, что Земля большая и бОльшая ее часть нами никак не контролируется, это водные пространства, поэтому вот таких ярких заметных событий достаточно мало. 65 миллионов лет назад упало все-таки существенно более крупное тело, размеры которого превышали несколько километров и, конечно, сейчас мы уже не можем опасаться, что такое крупное тело к нам подкрадется неожиданно.

В. Торин:

- То есть, мы в любом случае его увидим или будем знать?

Д. Вибе:

- Я больше скажу, мы его уже видим и знаем, потому что крупные астероиды – размером более одного километра, которые в хоть сколько-нибудь обозримом будущем могут представлять угрозу для Земли, нам практически все известны.

В. Торин:

- То есть, мы их знаем и видим? Ну, и какой астероид, по-вашему, наиболее близок к нам и когда-то прилетит?

Д. Вибе:

- На самом деле, можно взять вот эту табличку и смотреть по ней. Если говорить о каких-то ближайших перспективах, то есть такой известный астероид Апофиз, который в 2029 году на радость всем людям с большим воображением в пятницу, 13 апреля, пролетит на расстоянии порядка 30 тысяч километров от Земли.

В. Торин:

- То есть, его можно будет наблюдать прямо на небе?

Д. Вибе:

- Его можно будет наблюдать, но нужно понимать, что в любом случае наблюдение астероидов, пролетающих мимо Земли, это задача для квалифицированного наблюдателя. То есть, это не тот случай, когда вот прямо что-то зрелищное такое пролетит, разбрасывая искры. Тем не менее, астероид довольно большой, это тоже сотни метров и пролетит он на таком небольшом расстоянии внутри орбиты геостационарных спутников. Это тоже ничего не значит, но, по крайней мере, как-то щекочет нервы.

В. Торин:

- В пятницу, 13 апреля – очень хорошо звучит. Игорь Рыбаков, человек, твердо стоящий на земле, после спора с ним Павел Глоба покинул студию у нас, Игорь, отчего люди вот так верят во все эти вещи и не слушают ученых, как Дмитрия Вибе, а фантазируют о том, что наконец-то наступит конец света. Ну, все, вот уже сейчас. Почему так происходит, как вы считаете?

И. Рыбаков:

- Слушайте, с учеными разговаривать очень приятно, по сравнению с футурологами и с этими прогнозистами, да. Ученые заняты своим делом и, если им задали вопрос, они отвечают. А эти прогнозисты, футурологи, звездочеты и т.д., постоянно продают какие-то смыслы. Де лов том, что, что бы вы ни думали, что бы вы ни делали, ведь настоящего-то смысла не существует. И все, что мы можем, как люди, мы можем придумывать для себя разный смысл, да. Или там, например, придумать воображаемого друга, чтобы находиться с ним в изолированной системе, с этим смыслом, с другом. То есть, наш друг – это смысл, который мы для себя придумали. Нашему мозгу всегда необходим смысл для удовольствия. И, раз он нужен, мы должны его придумать.

В. Торин:

- Но удовольствие, мягко говоря, странное – от ощущения того, что все умрут.

И. Рыбаков:

- Дальше вы можете говорить об астероиде, о муравьях, можете говорить о том, что кот вчера насрал мимо туалета кошачьего, а можете говорить о том, что ваш сын не надел носки, или вообще без трусов ходит, или наколку сделал. И вот дальше как бы вопрос такой – зачем мы обо всем этом говорим? Понятно, что кто-то об этом нам льет в уши, для того, чтобы занять наше внимание, чтобы в момент продать что-то, что ему интересно продать. Но мы-то зачем это делаем? Поэтому в программе «НЕфантастика» меня всегда поражает следующее. Что мы можем говорить о чем угодно, но всегда вопрос – а это несет смысл людям или мы вот так чешем языки по поводу того, что другие там говорят. Поэтому у меня всегда такой вопрос, я нахожусь с позиции наблюдателя по отношению к самому себе. Поэтому я очень рад сегодня задать вопрос ученому – чего ж делать-то, может, есть какой-то другой подход, может, каким-то делом полезным займемся?

Дмитрий Вибе

Д. Вибе:

- Вы знаете, я себе подобный вопрос тоже довольно часто задаю, потому что такие страхи относительно грядущего столкновения с астероидом или грядущего какого-то катаклизма на солнце, или какой-то вспышки сверхновой, они существуют все время. Вот была известная история в 2012 году, когда боялись вообще всего, чего только возможно бояться. Но в 2012 году это все не закончилось, это все продолжилось и люди продолжают бояться всего, чего ни попадя, естественно, находятся люди, которые дают им пищу для этих страхов, и, с одной стороны, вроде бы как испытываешь желание все это дело постоянно опровергать – нет, этого не будет, взрыва не будет, астероид не упадет…

В. Торин:

- Дмитрий, а вообще, в принципе, какие вот есть, по-вашему, космические угрозы для Земли? Кроме истории про астероид, которую мы разобрали?

Д. Вибе:

- Ну, если говорить о чем-то таком, что реально угрожает и угрожает, скажем, на не очень фантастически больших временах, то таких фактора два. Это астероиды и это солнце. Солнце – это магнитоактивная звезда, которая иногда может быть источником некоторых выплесков энергии в разных формах, и, поскольку для нас солнце – это основной источник света, тепла, энергии, на нас эти всплески энергии тоже оказывают воздействие. И в истории человечества есть примеры и, наверное, можно даже сказать, что их несколько больше, чем примеров неприятностей от астероидов, когда солнце производило какое-то нежелательное воздействие на земную жизнь. Точнее сказать, на ее разумную часть.

В. Торин:

- Расскажите нам об этих примерах.

Д. Вибе:

- Ну, один из самых известных примеров – это так называемое событие Кэррингтона, которое произошло 1 сентября 1859 года – это первая зафиксированная в истории солнечная вспышка, так случайно совпало, что американский наблюдатель Роберт Кэррингтон как раз в эти минуты наблюдал нужный участок солнца и он увидел там очень сильную вспышку света и вскоре за этим, через 18 часов, началась очень сильная магнитная буря, которая… ну, один из наиболее известных примеров – это телеграфные аппараты в США, которые начали работать без участия операторов, которые работали иногда часами после того, как их отключали от батареи, и им хватало того электричества, которое генерировала магнитная буря. Были очень мощные полярные сияния, тоже наблюдавшиеся очень далеко от полюсов. Есть история, когда туристы в Калифорнии ночью начали завтракать под полярным сиянием, потому что они решили, что это рассвет. То есть, это было, во-первых, очень мощное событие, во-вторых, событие, которое себя продемонстрировало, как технологический фактор.

Второй очень известный инцидент – это март 1989 году, когда магнитная буря привела в Квебеке, в Канаде, к очень массовому отключению электричества из-за того, что из-за вот этих наведенных токов горели трансформаторы, горели в самом натуральном смысле слова. Это такие известные инциденты, но, конечно, помимо этого есть и более мелкие случаи, когда там спутники связи выходили из строя или был даже такой космический телескоп японский, который тоже вышел из строя. То есть, солнышко не столько, может быть, на самих людей, сколько на наши приборы, влияет иногда довольно сильно.

В. Торин:

- Ну и, как я понимаю, в первую очередь, на электронику, да?

Д. Вибе:

- Магнитная буря – это возмущение магнитного поля, а возмущение магнитного поля порождает электрический ток там, где его не должно быть. Естественно, страдает электроника в первую очередь, но и даже более простые приборы, как трансформаторы, тоже могут пострадать.

В. Торин:

- Вот радиослушатели пишут – вы разве не понимаете, что наступает конец света? Дмитрий, как вы считаете, наступает конец света?

Д. Вибе:

- Я не знаю, у меня пока достаточно светло.

В. Торин:

- Игорь, а, как вы считаете, наступает конец света?

И. Рыбаков:

- Я могу дать вам и всем слушателям, кто нас слушает, универсальный подход, игру, как угодно, - представьте себе, что вы писатель, или певец, или читатель, или основатель какого-то движения. Вот смотрите, при всей бессмысленности вот этого для мира, ну, кто вы там – писатель, читатель – зато это поможет вам избавиться от страха бессмысленности или страха свободы, или страха смерти, или страха одиночества – ну, короче, перестать обращать внимание на вот эти прогнозы про астероиды, метеориты, про всякие эти там страшилки и т.д., а заняться генерацией своего контента – музыки, песен, текстов, движняка и т.д. То есть, на самом деле, настолько бессмысленное реагирование на все эти продаваемые нам другими страхи, что даже комментировать не буду. Потому что – а что тут комментировать?

В. Торин:

- То есть, просто лайфхак?

И. Рыбаков:

- Информационные высеры. Вы предлагаете мне прокомментировать высер? Ну, я вам так скажу – это высер. Вот моя типология его определения – высер. Я не буду комментировать высер. Он бессмысленен для человечества и для людей, кто его увидел. Бессмысленно его комментировать, бессмысленно вообще обращать на него внимание. Ну, а если уж вы мне предлагаете это прокомментировать, я вам говорю – да, я заметил, что произошел высер. Что вы еще от меня хотите?

В. Торин:

- Ну, мы уже, кроме высера, получили и лайфхак. То есть, в данной ситуации нашим радиослушателям Игорь просто предлагает сосредоточиться на самих себе и поменьше уделять внимание различным паническим настроениям и различным паническим новостям. Я правильно процитировал?

И. Рыбаков:

- Да, я предлагаю играть в какую-то свою игру, причем, в любой области… да можно, кстати, поиграть в игру ученого и поискать какие-то теоретические обоснования. Можно поиграть в игру инженера и посмотреть на архитектуру… Можно поиграть в любую другую игру. Главное – поиграть в свою игру, а не быть участником в чьей-то игре и обсуждать этот информационный высер кого-то. Поэтому мне очень интересно, что Дмитрий думает о таком подходе.

Д. Вибе:

- Дело в том, что это в какой-то степени зависит и от самовосприятия, потому что я знаю людей и знаю их довольно много, которые от этого страдают.

И. Рыбаков:

- От чего страдают?

Д. Вибе:

- От чтения вот этой информации. Они реально очень серьезно к этому относятся и это на них очень плохо воздействует.

В. Торин:

- Я даже больше скажу, таких людей, видимо, большинство.

Д. Вибе:

- Не уверен. Возможно, от них идет больше поток какого-то звука, но мы не знаем, сколько людей просто тихонько живет своей жизнью, не обращая на это никакого внимания. Тем не менее, есть много людей, которые к этому относятся серьезно. И, конечно, можно им сказать – ладно, забейте, все это ерунда. Но это не работает. Потому что тот, кто может себе так сказать, он изначально этому страху не подвержен. И дальше надо себе задать вопрос – как я сам отношусь к этим людям? То есть, я могу тоже им сказать – да отстаньте вы от меня. Да, завтра упадет астероид, свернет со своей траектории и мы все умрем – спокойной ночи. Но вот я пока почему-то так не могу сделать. Почему-то я этим людям сочувствую и чувствую некую ответственность за них, что ли.

Игорь Рыбаков

И. Рыбаков:

- Ну, потому что они социальное доказательство осмысленности вашего существования, как ученого. Потому что, если бы вы от них открестились, у вас бы не было самообоснования и того, что вы занимаетесь вот этими теориями. Поэтому ваша позиция абсолютно понятна и она очень прагматична.

В. Торин:

- Я бы добавил. Тут дело вот в чем. Тут даже не для того, чтобы взять и самому себе объяснить, для чего существует прекрасный Дмитрий Вибе. А просто, когда в следующий раз, не дай бог, к нам что-то полетит и это будет представлять реальную угрозу, мы с вами об этом никогда в жизни не узнаем, пока нам Дмитрий об этом не расскажет. И, слава богу, что сегодня эта странная паника, которая возникла в СМИ, у нас есть возможность обратиться к уважаемому ученому из института астрономии РАН и он нам объяснил, что все нормально, мы можем спокойно прожить эту пятницу и в 6.20 утра, слава богу, ничего не произойдет, когда астероид, который сейчас стремительно идет к нам, с нами не столкнется.

И. Рыбаков:

- Это правда. И это очень большое счастье. Хорошо, если мы не подвержены при этом влиянию этих футурологов или звездочетов, или астрологов…

В. Торин:

- Роскосмос сделал заявление о том, что столкновение астероида с Землей очень маловероятно. Ну и слава богу. Давайте поговорим о космосе. Дело в том, что всю последнюю неделю наши граждане с удовольствием перемывали кости Роскосмосу, Рогозину, Илону Маску. Я бы хотел дать небольшой синхрон Федора Юрчихина, российского космонавта, который пять раз летал в космос, с которым мы разговаривали по поводу того, за кем лидерство в исследовании космоса.

Ф. Юрчихин:

- В 2010 году вышла замечательная книжка «Космонавтика XXI века. Попытка прогноза развития космонавтики до 2101 года», на 100 лет вперед. Это совершенно не фантастика, там собрались очень знаковые люди, многие из которых активны до сих пор в космической отрасли. И первая же статья, к сожалению, ушедшего из жизни Бориса Евсеевича Чертока. Фраза из этой книжки Бориса Евсеевича: «Для того чтобы российская космонавтика вошла в будущем хотя бы в первую пятерку, необходимы радикальные жесткие социально-политические реформы, и не только ради космонавтики». Борис Евсеевич Черток, академик, соратник Королева.

Такое впечатление, что законы таковы, что многие боятся вообще начинать что-то новое, потому что тут же появляется Счетная палата, тут же появляется куча уголовных дел. Деньги выделяются на конкретные проекты, ты их не использовал – обязан возвратить. То есть директора на местах не могут управлять тем денежным потоком, который выделяется под задачу в целом. Сложная ситуация, не говоря уже о налогах. Если ты хочешь добиться цели в каком-то направлении, создай хотя бы для предприятий достаточно либеральную налоговую политику.

В. Торин:

- Дмитрий, как вы думаете, за кем будет лидерство в космосе?

Д. Вибе:

- Вы понимаете, какая проблема? В отличие от большого количества ваших читателей, я ни вирусологом, ни специалистом в космонавтике не являюсь, поэтому как-то у меня нет своего мнения на этот счет.

В. Торин:

- Тем не менее, вы же не можете не знать всей этой истории про космос. Всю последнюю неделю только про это все и разговаривают.

Д. Вибе:

- Я знаю всю историю про космос, я следил за полетом нового пилотируемого американского корабля, но этого недостаточно, чтобы я делал какие-то прогнозы, высказывал какое-то мнение.

В. Торин:

- Давайте тогда по-другому. Вы как человек, который следит за звездами… Буквально вчера появилась новость. Китай в сентябре запустит самый большой в мире телескоп. Что интересно, одна из его задач – с его помощью искать инопланетян. Насколько фантастическая эта затея, и надо ли вообще это? А если это надо, то когда мы запустим самый большой в мире телескоп? Или нам это тоже не нужно?

Д. Вибе:

- На самом деле эта проблема очень сложная. Поисками инопланетян в той или иной форме человечество занимается уже довольно давно. Наверное, такой более-менее массовый характер это начало принимать в XIX веке, со всеми этими историями о марсианских каналах и прочем. Разные способы, разные инструменты, разные деньги вкладывались в этот процесс. Ни малейших признаков, никакого результата пока нет. И, что еще очень важно, абсолютно нет у нас никаких поводов предсказывать, когда это случится. Потому что мы знаем одну единственную цивилизацию, это наша собственная цивилизация. О других цивилизациях мы не знаем вообще ничего. Поэтому поиск может увенчаться успехом завтра, может не увенчаться успехом никогда, и вероятность тут - как в известной шутке про вероятность встретить динозавра на улице: либо встретим, либо нет. В общем, все выглядит пока не слишком радужно.

С другой стороны, если взять любой современный телескоп и начать перечислять задачи, которые на нем решаются, то нормальный, вменяемый налогоплательщик, который оплачивает все это, где-нибудь на середине списка уснет. Потому что задачи специфические, иногда довольно сложно объяснимые даже коллегам, не говоря уже о людях без профильного образования. Поэтому в списках появляются задачи типа поиска инопланетян. Потому что это понятно и, вообще говоря, это важно. Потому что если мы когда-нибудь встретим инопланетный разум, это будет крупнейшее открытие в истории человечества, и если какую-нибудь маленькую толику времени мы отдадим на решение этой задачи, то почему нет. Особенно если это привлечет внимание людей, если, задумавшись об этой задаче, молодежь пойдет в науку. Главное, чтобы, во-первых, были всегда четко осознаваемые перспективы, и было понятно, что если речь идет о государственном финансировании науки, это не должна быть приоритетная задача.

В. Торин:

- Игорь, как вы считаете, инопланетяне когда-нибудь прилетят к нам?

И. Рыбаков:

- Слушайте, комбинация мировоззрения разных людей, которые оставили вмятину на моем мышлении, я только с точки зрения этого могу дать комментарий. Они все оставили у меня вмятину, в том числе люди, которые ждут инопланетян, которые ищут инопланетян, люди, которые постят, что они уже встретили инопланетян.

В. Торин:

- Их очень много, кстати, которые уже с ними встречались.

И. Рыбаков:

- Те, кто их «встретил», рассказывают, как это было. В том числе люди, которые выделяют деньги, голосуют за принятие бюджета на всякие телескопы, на поиск инопланетян. Слушайте, все это вообще не имеет никакого смысла, кроме того, что придумали люди в тот момент, когда придумывали все это. И каждый придумывает для себя этот смысл. А потом торгуют этими смыслами, расширяя свою экосистему, в которой живут. Количество людей, поверивших в свой смысл, это такие своеобразные прихожане. Они покупают свечки, приносят подарки. Так живут люди, так жили люди, так будут жить люди. Кто-то строит телескопы, я, например, благоустройством дошкольного и школьного образования в России занимаюсь. Мне очень нравится видеть, как некомпетентные взрослые в попытках образовать своих детей единственное, что создают, это следующих своих детей… Они потом будут слушать эти передачи про эти телескопы, про этих инопланетян, им по ушам можно будет шоркать, сколько угодно. И в этом смысле мы находимся в каком-то адовом кругу, из которого выбраться невозможно. Одни люди льют в уши, другие подставляют уши и т.д. Поэтому я решил заниматься дошкольным образованием, где мы, взрослые, педагоги вместе с родителями, занимаемся прокачкой своих компетенций, а дети просто смотрят на нас и становятся компетентными будущими взрослыми.

Владимир Торин

В. Торин:

- Дмитрий, как вы относитесь к тому, что из школьной программы пропала совершенно астрономия?

Д. Вибе:

- На самом деле сейчас ситуация диаметрально противоположная, астрономия возвращается в школу как школьный предмет. Предыдущий министр образования Васильева была за это даже избрана почетным членом Международного астрономического союза, именно за ее усилия по возвращению астрономии в школьную программу. Так что сейчас кривая наклонилась в другую сторону.

В. Торин:

- Слава богу. А вообще можете рассказать, что сегодня происходит в современной астрономии, топ-5 открытий за последние годы? Какая страна, на ваш взгляд, наибольшее внимание астрономии уделяет?

Д. Вибе:

- Вообще сейчас в астрономии нового очень много, и выделить 5 каких-то открытий я бы затруднился, тем более что различные открытия важны для разных областей астрономии. Сейчас, наверное, одна из самых бурно развивающихся областей астрономии – исследование планет у других звезд, то, что начиналось в 90-е годы как просто задача по обнаружению этих планет, сейчас перерастает в их детальное исследование, в исследование химического состава, движения в их атмосферах, то есть фактически в исследование климата планет, которые обращаются у других звезд. Помимо того, что мы начинаем выяснять, на что похожи эти планеты, мы обнаружили, что планетная система это скорее правило, а не исключение среди звезд. До середины 90-х годов мы в принципе могли ожидать, что система, похожая на Солнечную, во Вселенной одна, а теперь мы по крайней мере знает, что это не так, их очень много.

Еще одно крупное открытие последних лет – это, конечно, открытие гравитационных волн, точнее, я бы сказал, прямое подтверждение их существования, потому что косвенные свидетельства были известны и до этого. Это и крупный технологический прорыв, и одновременно новый канал получения информации у Вселенной об экстремальных гравитационных полях. Сейчас очень бурно развиваются исследования в Солнечной системе, Марс превращается постепенно во вторую после Земли по степени исследованности планету, летают вокруг Марса несколько орбитальных аппаратов, изготовленных различными странами, по поверхности Марса ездит марсоход «Кьюриосити». Китай активно начал исследование Луны, с высадкой на обратную сторону Луны, исследуется Венера. Недавний еще один успех – пролет зонда «Новые горизонты» мимо Плутона, последнего неисследованного мира, более-менее крупного в Солнечной системе. Так что со всех сторон сейчас происходит очень быстрое развитие, и это, в частности, усложняет написание школьных учебников, потому что в некоторых областях они успевают устареть, пока пишутся и публикуются.

В. Торин:

- Алексей нам пишет: «Астрономия – самая главная наука, это наука будущего». Вы согласны с этим?

Д. Вибе:

- Наверное, все-таки я бы не был так категоричен, хотя я сам астроном, мне бы полагалось ответить «да», но я думаю, что наука будущего это биология.

В. Торин:

- А есть космическая биология?

Д. Вибе:

- Она сейчас получила несколько иное название – астробиология. Действительно существует такая комплексная дисциплина, которая в себе содержит и элементы астрономии, и элементы биологии. Но она занимается такой очень важной, но вполне конкретной задачей – происхождение жизни на Земле. И вопросы, связанные с тем, насколько этот процесс мог повториться или пойти каким-то другим путем, на других телах Солнечной системы и на планетах у других звезд, а может быть, еще где-нибудь.

В. Торин:

- Наверное, можно так сказать: астрономия – одна из самых важных наук будущего.

В. Торин:

- Игорь, как вы считаете, астрономия – наука будущего или нет?

И. Рыбаков:

- Науки всегда что-то изучают… У меня другое мнение. Оно не против, оно другое.

В. Торин:

- Обязательно это обсудим. Потому что астероиды, как нам сказал сегодня Дмитрий Вибе, еще приближаются в нашей Земле. Будьте с нами, мы расскажем о будущем всё.

Девушка с собакой породы доберман в зоомагазине
Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко