Владислав Жуковский: «Глупо соревноваться с Саудовской Аравией, где добыча нефти выгодна и при 12 долларах за баррель»

Нефтяные вышки
Светлана Молодцова и Александр Алехин в программе «Свежие лица» расспросили экономиста Владислава Жуковского о срые сделки ОПЕК+, ситуации на рынке нефти и дальнейших действиях России и Саудовской Аравии.

Скачать передачу [mp3, 34.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Алехин:

- А у нас в студии появился свежий экономист, финансовый аналитик Владислав Жуковский. Доброе утро!

В. Жуковский:

- Добрейшее…

С. Молодцова:

- Вы спали сегодня ночью?

В. Жуковский:

- Спать-то спали, но как-то после вчерашних весьма таких серьезных потрясений на рынках как-то не очень рано легли и просыпаться удавалось тяжело…

А. Алехин:

- А что снится экономисту после таких новостей?

В. Жуковский:

- Если честно, какая-то черная дыра просто. Даже сегодня снов не было. Просто как вот в эту трубу черную валитесь… просто выключился и все.

С. Молодцова:

- Так, давайте сначала, давайте вернемся к теме… Итак, смотрим, 9-го ночью мы все стали наблюдать за процессом того, как доллар относительно рубля пополз вверх. Немного напряглись… В праздники я не следила за новостями, мне было совершенно не до этого – у меня тюльпаны стояли красивые дома… А вот курс доллара меня, конечно, заинтересовал, потому что некоторые накопления имеются и сначала-то я порадовалась… А потом начала разбираться с вопросом и стало как-то не по себе. Приехала в гости к родителям и спрашиваю – пап, ты видел, что происходит? Он говорит – я не понимаю, что происходит…. Давайте разберемся сначала – что такое ОПЕК?

Владислав Жуковский

В. Жуковский:

- Слушайте, ну, происходит-то на самом деле не очень радостная вещь, потому что ладно бы там ОПЕК, но сделка эта ОПЕК произошла 6 марта, но мы же видели, что где-то 6-7 января 2020 года нефть поползла вниз, то есть, нефть стала дешеветь. А в новостях о коронавирусе, о затухании мировой экономики, о том, что китайская экономика растет уже темпами самыми низкими с 1992 года, американская экономика тоже уже тормозит с 2018 года. И как-то нефть постепенно-постепенно посыпалась… 71 доллар за баррель было, потом 65, 61, 60… и это все в принципе укладывалось в какую-то такую техническую коррекцию, но было ощущение, что по-любому что-то случится серьезное… Давно их не было, с 2016 года, и здесь как раз какая-то сделка ОПЕК, что называется, наложилась на этот корановирус, наложилась на в целом не очень хорошую макроэкономическую динамику в мире. Вообще что такое сделка ОПЕК? ОПЕК – это страны-экспортеры нефти, их 14 штук. Крупнейшим, безусловно, является Саудовская Аравия, которая добывает около 10 млн. баррелей. Туда же в эту организацию входит Алжир, Ангола, Венесуэла, Гамон, Иран, Ирак, Конго, Кувейт – в общем, огромное количество стран. И где-то году в 2016-м страны ОПЕК вместе с другими экспортерами нефти, коих было около 13, решили поиграть в такой картельный сговор. Они подумали, что как-то сильно нефть колбасит, нефть в 2014-16 году упала где-то со 120 долларов за баррель до 30-40 долларов за баррель и они решили – давайте мы немножко как-то скоординируем нашу деятельность, давайте мы в условиях избытка нефти подсократим объемы добычи, договоримся между собой, что вот 14 стран ОПЕК, плюс страны, не входящие в ОПЕК, скоординировано сократят добычу на 1 млн. 700 тыс. баррелей и, типа, этим мы создадим искусственный дефицит. Это такое нерыночное регулирование, это на самом деле такой картельный сговор, это некая попытка нерыночным путем влиять на ценообразование. Оно может на какой-то срок помочь и сработать, и оно сработало в 2016 году – я напомню, что осенью 2015 года как раз была предвыборная кампания Трампа, как раз был вопрос – договорится или не договорится Россия со странами ОПЕК – нефть на всем этом хаосе вообще дешевела, она упала с 51 доллара за баррель до 41 доллара за бочку и в принципе диапазон 42-45 долларов за баррель был равновесным уровнем. Но Россия с саудитами договорилась, сказала, что мы заморозим, полтора миллиона бочек нефти в сутки с рынка уберем и действительно они это сделали и задрали цену на нефть до 50, потом 55 долларов за баррель, ну а к 2018 году нефть вообще улетела до 83 долларов за бочку. И, понятно дело, что, сколько веревочке ни вейся, если у вас нет такого спроса на такое количество энергоносителей, если мировая экономика у вас не ускоряется, а, скорее, затухает, если китайская экономика затухает, индийская экономика затухает, если в Америке и в Европе не растет спрос на энергоносители, а он раньше рос только в развивающихся экономиках, а они тормозить стали, то, конечно, в этой ситуации с 2018 года нефть стала постепенно опускаться и дешеветь. И здесь то, что вот 6 марта была встреча России со странами ОПЕК, где нужно было о чем-то договориться… понимаете, и не договориться в этот момент, когда уже и без того мы видели уже падение нефти, она уже упала практически на 20 долларов… слушайте, это, конечно, был уже не лучший тайминг. Если вы понимали, что вам сделка не нравится, надо было договариваться раньше.

А. Алехин:

- Я вне эфира задал вопрос – насколько различаются рынки нефти ОПЕК и рынок нефти России? И мы выяснили, что рынок России – это одна треть общего рынка ОПЕК.

В. Жуковский:

- Приблизительно, да, цифры такие. То есть, добыча нефти России была примерно от 10,5 до 11,5 млн. баррелей нефти в сутки. А добыча ОПЕК примерно 33% мировой добычи – это тоже примерно 32-33 млн. баррелей. Поэтому Россия – это действительно один из крупнейших игроков. Традиционно Россия, Саудовская Аравия и с недавних пор США – это три крупнейших добывающих страны в мире по объему добычи нефти, и последние три года как раз Штаты Россию обогнали и Саудовскую Аравию, и сегодня добывают больше 13 млн. баррелей и, главным образом, благодаря сланцевой добыче.

А. Алехин:

- Собственно, почему я об этом спросил? Мы говорили с Алексеем Ивановым, нашим редактором отдела экономики, который написал статью про нефтяные войны и Алексей рассказал нам о том, что нефтяную войну вот эту, когда Россия заморозила сделку с ОПЕК, начала именно Россия. Соответственно, я логично предположил, что, если Россия пошла на такую экономическую войну, соответственно, у нее есть план. И это контролируемый кризис определенный?

В. Жуковский:

- Вы знаете, я вообще не склонен переоценивать, что кризис можно контролировать, тем более, сильно сомневаюсь, что российские чиновники способны контролировать какой бы то ни было кризис, потому что все последние кризисы последних десятилетий – кризис 1998-го, кризис 2008-го и кризис 2014-го, 2016-го – показали, что к огромному сожалению у нас головотяпство, криворукость и в целом неэффективность управления экономикой и финансовым рынком на очень высоком уровне. Поэтому я глубоко убежден, что действительно здесь гораздо больше политики, то есть, действительно, мы видим, что США за последние 4-4,5 года реально очень сильно нарастили свою долю в мировой нефтедобыче. Если они добывали после кризисного обвала 2014 года меньше 9 млн. баррелей, то за последние годы нарастили практически на 40% и стали крупнейшим производителем нефти, и тут, я так понимаю, что у кого-то в российских властных коридорах в Кремле стало чувство подгорания – как же так, мы-то сокращаем добычу нефти, за счет этого поддерживаем высокие цены на нефть, а американцы вон качают, качают, качают… гидроразрыв пластов, соответственно, плазменный разрыв пластов, сланцевая нефть, соответственно, чему мы им даем долю на рынке, давайте мы тоже как-то им щелбан по носу дадим, давайте мы из этого соглашения выйдем и пусть цены на нефть упадут и, может быть, сланцевики обанкротятся…

Светлана Молодцова

С. Молодцова:

- Здесь ключевое слово – может быть?

В. Жуковский:

- Может быть. Потому что действительно сланцевики обанкротились в 2014 году, была волна банкротств в 2016 году. Но просто изначально бессмысленно и глупо России соревноваться, так скажем, с устойчивостью к падению цен на нефть, с одной стороны, с Саудовской Аравией, где себестоимость добычи в четыре раза ниже, чем в России…. Да, там бюджет верстается хуже, но там госдолг меньше, и корпоративного долга такого нет. И в целом там можно добывать нефть даже при 10-12 долларах за баррель. Саудовская Аравия это какое-то время переживет. С другой стороны, с американцами. Потому что да, себестоимость добычи сланцевой нефти примерно раза в два выше, чем по обычным месторождениям нефти.

А. Алехин:

- Ну, сколько в цифрах?

В. Жуковский:

- Она в диапазоне сейчас примерно от 35 до 50 долларов за баррель.

А. Алехин:

- То есть, мы уже их уже загнали по большому счету?

В. Жуковский:

- Мы-то их загнать загнали, но опять же, себестоимость добычи у них упала за последние годы – если раньше она была под 60 долларов за баррель, то сегодня это примерно 44-45, причем, многие месторождения рентабельны и при 38-40 долларах, но самое смешное, что в отличие от традиционных классических месторождений нефти, сланцевый гораздо легче могут быть временно остановлены и законсервированы. То есть, им ничего не мешает, пока нефть дешевле 40 долларов, реально их заморозить… это занимает буквально неделю-полторы, чтобы провести консервацию скважины, а, когда нефть снова отскочит на дефиците нефти, так же за полторы-две недели их расконсервировать.

А. Алехин:

- На сколько лет хватит нашей кубышки, чтобы удержать уровень нефти на 30 долларах?

В. Жуковский:

- На самом деле, ничего хорошего нет. Потому что, если у вас за два месяца не дешевеет с 71 доллара за баррель до в моменте 31 доллара за баррель, то есть, падение более чем на 65% за два месяца, причем, серьезная часть падения пришлась после провала сделки ОПЕК – напомню, что сделка сорвана по заморозке была 6 марта, в Вене проходила встреча. И вот 6 марта всю ее развалили, потому что Саудовская Аравия сказала, давайте мы еще сильнее сократим добычу на полтора миллиона бочек, Россия сказала – ребята, мы не хотим сокращать, давайте продлим то, что есть, Саудовская Аравия предложила продлить хотя бы до конца года то, что есть, в итоге позиции Саудовской Аравии и России не сходятся, Россия хлопает дверью… понятное дело, что министр Новак действовал не по своей воле, он получил как бы команду свыше, отрабатывал ее… Саудовская Аравия говорит – хорошо, ребята, война, так война, гуляем все дружно – война всех против всех. Саудовская Аравия сразу обюъявляет о том, что наращивает объемы добычи на 2 млн. баррелей, то есть, на 20% увеличивает добычу нефти за месяц-полтора, а они могут ее за две недели нарастить такими объемами, плюс у них еще сегодня законсервированных мощностей там миллионов на шесть, на восемь. То есть, они могут в течение 3-4 месяцев увеличить добычу с 10 млн. до 18 – просто залить всю мировую экономику нефтью. Плюс они объявили о том, что они предоставляют скидку на нефть всем покупателям в Азии, в Европе, в США на 6-8 долларов, а это ударит по российским поставкам, по российской нефти, потому что саудовская нефть более легкая, более качественная, тем более – дешевле, то есть, мы будем продавать нефть уже, получается, не по рыночным 35 долларам, а минус восемь от саудитов – это 27 и нам надо дать еще дешевле… то есть, по 26… то есть, нас саудиты будут заставлять продавать нефть по 26-27 долларов за бочку. И, конечно, в этой ситуации говорить, что все хорошо? Очень все нехорошо. Потому что в том году, например, мы видели, что цены на нефть в целом по году упали на 10 долларов. 73 доллара были в 2018 году, 63 – в 2019-м. Российская экономика чего сделала? Темпы роста упали в два раза. С 2,5 до 1,3%. А теперь представьте, что нефть уже не 63 доллара, а будет 50, 40, 35 в среднем по году. То есть, мы рискуем реально завалиться уже в рецессию, в кризисное состояние. Потому что еще раз – что такое девальвация? Вот мы говорим – рубль к доллару упал с 61 до 75 – страшно, страшно… Да, конечно, это плохо, для обывателя, для нас с вами, это очень плохо. Потому что – медикаменты, одежда, продукты питания, станки, машины, оборудование, автомобили – это импорт. Как только цены пойдут наверх, закупочные, и отпускные, автоматически российское производство потянет цены внутренние, как в 2088-м и 2014-м, и все – скачок цен, инфляция, падение уровня жизни населения и рост бедности и нищеты. А еще Центробанк ставку процентную задерет куда-нибудь повыше – удар по инвестициям, ну и привет, соответственно, 2014 году будет.

С. Молодцова:

- Как-то мне страшно стало вот прямо сейчас…

Александр Алехин

А. Алехин:

- А сейчас давайте обратимся к утилитарным вопросом. Стоимость литра бензина. Почему нефть дорожает – бензин дорожает? Нефть дешевеет – бензин дорожает?

В. Жуковский:

- Ой, слушайте, вы прямо не в бровь, а в глаз! Сейчас даже ходит такая шутка. Ну, коль скоро нефть упала более, чем в два раза - а это было сильнейшее падение со времен там бури в пустыне в Ираке в 1991 году, американцы когда вышли из Ирака – так, может быть, наконец-то бензин родной любимый подешевеет? Слушайте, конечно, все ждали, все надеялись еще в 2008 году, когда нефть упала, потом в 2014-м, когда нефть упала в три раза, потом в 2016 году, когда нефть была 30 долларов за бочку, а бензин-то никак не дешевеет, а только растет. На самом деле здесь ситуация очень неприятная, потому что все двухтысячные годы руководство страны всегда объясняло, отвечало на неудобные вопросы – а чего ж бензин-то постоянно растет? – был 3 рубля, стал 9 рублей в 2002 году, потом стал 15, потом уже до 20 дошел в 2008-м – и нам объясняли, что это мировая конъюнктура, это виноваты высокие цены на нефть, нефть дорожает, ну, как же будет бензин дешеветь, мы ж из нефти его делаем, правда…

А. Алехин:

- А у саудитов, простите, пожалуйста, бензин стоит как фантик…

В. Жуковский:

- С 2008 году нефть стабильно дешевеет… то есть, были шоковые провалы, падение 2014 года, 2016 года, сегодня нефть стоит так, как она стоила в июле 2000 года. Но в июле 2000-го бензин стоил около 14 рублей, а сегодня он стоит уже 48-49 почти… То есть, что изменилось? А изменилось следующее. Что в России бензин делают не из нефти в значительной части. У нас с 2008 года рост цен на бензин обусловлен только двумя причинами. Первое – это постоянный рост налоговой нагрузки на отрасль и на экономику в целом – это налог на добычу полезных ископаемых, акцизы на нефтепродукты, которые в разы выросли, это повышение НДС, разных поборов… То есть, в цене литра бензина сегодня 65-67% уже налоги, прямые, либо косвенные. То есть, из 48 рублей, что мы платим на заправке, 30 сразу идут обратно любимому государству, а далее ищите сами, где ваши деньги, да… Вторая история, очень важная на самом деле – почему в России цены на бензин балансируются ценами на внешнем рынке? Да потому, что в России частный сектор и нефтяные компании продают его за рубеж и в условиях, когда рубль к доллару сильно упал, а рубль к доллару упал с 2008 года уже в 2,5 раза – был 23 рубля, стал уже 75 рублей за доллар, конечно, поставки зарубеж нефтепродуктов более выгодны в пересчете на рубли. Вы продаете зарубеж за те же 20, 30, 50 долларов, а получаете в 2,5 раза больше выручки в рублях. И в этой ситуации у государства два варианта. Либо реально национализировать отрасль и сначала насытить внутренний рынок необходимым количеством нефти и нефтепродуктов, а избыток продавать, либо вообще никак, либо вводить экспортные пошлины повышенные. А мы в рамках ВТО, наоборот, пошлины сейчас снижаем, а повышаем внутренние налоги. Поэтому еще раз – именно вот эта девальвация рубля мощная сделала так, что поставки зарубеж намного выгоднее, чем поставки на внутренний рынок. И чтобы хоть что-то на внутренний рынок поставляли и крупнейшие нефтяные компании, а им говорят – ну, поставляйте по мировым ценам – поэтому, конечно, в этом и вся прелесть, что, когда нефть дорожает, бензин дорожает, потому что нефть дорогая, а когда нефть дешевеет, бензин дорожает, потому что девальвация рубля делает так, что продавать за бугор, гнать сырье дешевле. Поэтому мы в очень нехорошей ситуации с этой точки зрения.

С. Молодцова:

- А что делать с долларом и что делать с рублем?

В. Жуковский:

- Вот через 20 минут торги откроются на российской бирже и посмотрим…

С. Молодцова:

- Что будет через 20 минут?

В. Жуковский:

- Честно, из хороших новостей. Вчера была такая мощная паника на всех мировых площадках, останавливали торги на американской фондовой бирже, в обменнике индексы падали на 7, 10, 12 процентов и, если мы экстрополируем на все предыдущие кризисы, то Россия должна была падать на 20%, условно говоря. И мы видим, что, например, расписки российских крупнейших компаний – Норильского никеля, Авросс, металлургических, нефтяных компаний в Лондоне – падали в моменте вчера на 15-25%. Это из плохих новостей. Из хороших – что все-таки регуляторы – Центральный банк России, биржа Минфин – подготовиться должны были бы в идеале, должны были выйти пораньше…

С. Молодцова:

- То есть, у нас был день на то, чтобы подготовиться и ???

В. Жуковский:

- Ну, хотя бы понять, что делать, да… приготовиться к валютным интервенциям, провести словесную интервенцию, что, ребята, да, нефть упала, но все-таки, давайте скажем, а чего мы тогда копили валютные резервы, чего мы накопили эти 560 млрд. долларов, если снова нефть упала и рубль улетел в безоблачные дали… То есть, нам же рассказывают сказки про то, что мы теперь независимы от нефти, у нас подушка безопасности, ну, давайте мы покажем, что мы реально умеем хотя бы такие шоки демфировать, ведь нельзя же делать так, что нефть в моменте из-за каких-то там политических сговоров рухнула в разы и весь рубль обвалился, уровень жизни населения рухнула в пропасть и мы будем с мегаинфляцией и с растущими ценами жить. Ну, это ж тоже не дело… То есть, для этого и нужно государство, чтобы такие шоки сглаживать, чтобы показывать людям – вот у нас есть запас, мы сейчас ситуацию стабилизируем, валюты хватит на 3-4 года по кредитам всяких там бюджетных дефицитов и торгового баланса… Но я боюсь, что все-таки мы откроемся падениям и все-таки будут отыгрывать спекулянты тот факт, что нефть сегодня, пускай отскочил, но 37 долларов за баррель стоит… я думаю, что все-таки будем в красной зоне – 7-8%, может быть, 10% - надо смотреть.

С. Молодцова:

- Самый частный вопрос от наших слушателей – делать с рублем и с долларом?

В. Жуковский:

- Сейчас надо просто понять, какая будет ситуация сегодня-завтра. Если Россия с ОПЕК упрутся и все-таки за стол переговоров не сядут и устроят войну всех против всех…

С. Молодцова:

- А есть шанс, что еще раз сядут за стол переговоров?

В. Жуковский:

- Я думаю, что понятие государство и власти России должны ставить интересы населения, платежеспособного спроса и уровня жизни выше своих хотелок уничтожить там, условно говоря, сланцевиков США, да. То есть, если мы понимаем, что ваша политика приведет к девальвации шоковой рубля и вы не готовы валютными резервами стабилизировать ситуацию, то с чего ради мы должны нашим карманом оплачивать все это ростом цен, ростом нищеты, кризисом в экономике платежеспособного спроса? Поэтому, я думаю, что такая вероятность есть, но, опять-таки, если этого не будет, я боюсь, что реально нефть еще может упасть и ниже 30 долларов за баррель, вплоть до 25 в моменте можем падать. Поэтому для населения сейчас, я думаю, лучше, так скажем, если у вас есть необходимость продать часть валюты, продайте ее на текущие расходы, а если валюта еще осталась, пока не продавайте, подержите. Сейчас такая волатильность, когда главное не пытаться поймать падающие ножи, не суетиться, потому что мы можем как в одну сторону двинуться, так и улететь…

А. Алехин:

- Спасибо огромное!