Бовт: Мы слишком хорошего мнения о китайцах, они вообще не любят иностранцев

Китайские туристы в Москве
Георгий Бовт и Иван Панкин в студии Радио «Комсомольская правда» обсудили последние новости — заявления Китая о воинственности России, скандал вокруг инцидента в Берлине, расследования ФБК и просьбу судей защитить их от СМИ.

Скачать передачу [mp3, 34.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


И. Панкин:

- Здравствуйте! Традиционно «Бовт знает». Что Георгий Бовт знает о пресс-конференции Дмитрия Медведева?

Г. Бовт:

- Слушал в машине, пока ехал к вам. Она не отвлекала меня от дороги.

И. Панкин:

- Это хорошо или плохо?

Г. Бовт:

- Это вы сами оценивайте. Я осторожно высказываюсь.

И. Панкин:

- Если бы он говорил что-то интересное…

Г. Бовт:

- Челюсть бы у меня упала на колени. Нет, челюсть не упала ни разу. Медведев был верен себе. Он говорил гладко, обтекаемо и ровно. Без агрессии, но и без популистской помпы.

И. Панкин:

- О чем спросить у Медведева? Про рост экономики, конечно. Заветам Дмитрия Анатольевича верны.

Г. Бовт:

- Стабильность? Она позитивный оттенок имеет или негативный?

И. Панкин:

- Стабильность – признак мастерства.

Г. Бовт:

- Она у нас еще не синоним застоя, правильно?

И. Панкин:

- Нет.

Г. Бовт:

- Тогда хорошо. Вчера ради любопытства посмотрел последний год, когда Медведев был президентом, рост ВВП у нас составил 4,2%. Это был самый крупный рост за все нынешнее десятилетие начавшееся. Тогда мы были третьей в мире страной по темпам роста ВВП.

И. Панкин:

- Предкризисное время 2008 года – это самый пик развития нашей экономики.

Г. Бовт:

- Если взять первую пятилетку нынешнего века, то это самый успешный и в плане развития экономики, и в плане преобразований, и в плане роста благосостояния. Первое десятилетие в плане роста благосостояния наилучшим за всю историю Россию, включая царские времена.

И. Панкин:

- Почему растерялось это все и куда?

Г. Бовт:

- Ответ прост. 14-й год – это санкции. Они сказались негативным образом. Как бы вам сказать помягче…

И. Панкин:

- Поделикатней.

Г. Бовт:

- Слишком много силовых структур, слишком плохая судебная система, много неправосудных решений и плохой инвестиционный климат. И слишком много маразма в плане административного регулирования экономики.

И. Панкин:

- Конференция Медведева. Про суверенный интернет, например.

Д. Медведев:

- Ничего никто закрывать не собирается, хотя это зависит не от нас, а от политики самого ютьюба. Она тоже меняется, они ее делают более строгой. И в части авторских прав, и в части коммерческого соглашения. И ряда других аспектов, связанных с коммерциализацией интернет-среды. Но закон, который называют иногда законом о суверенном интернете, он направлен не на то, чтобы чего-то запретить. Цель в другом, чтобы нас не отрезали от мировой сети, если кому-то в голову это придет.

И. Панкин:

- Как вы считаете, а придет в голову?

Г. Бовт:

- До сих пор не было ни одного прецедента, когда ту или иную страну отрезали бы от мировой сети, включая Сирию и Иран, а так же Северную Корею.

И. Панкин:

- Они отрезали себя сами?

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Сами. Но вот Медведев считает иначе, а как он может считать? Поскольку подписан целый ряд законов, они подписаны президентом. Он не может открыто перечить президенту, поэтому не будет выступать против закона о суверенном интернете. С другой стороны, мне было любопытно узнать, что он в курсе того, какая политика у ютьюба. И какие там изменения в этой политике. Он человек интернета.

И. Панкин:

- А вот некоторые…

Г. Бовт:

- Не будем ни с кем сравнивать. Вы вступили на опасную стезю. А мы не будем этого говорить.

И. Панкин:

- Как вы считаете, был бы принят закон о суверенном интернете во времена правления Дмитрия Медведева?

Г. Бовт:

- Однозначно нет. Пока до сих пор не задали ему вопрос, как он будет пользоваться айфоном. После того, как летом следующего года вступит только что подписанный президентом закон о предустановке российского ПО на все гаджеты. Если понимать его буквально, то никакой айфон в России продаваться без предустановки не может. А Apple известен тем, что не предустанавливает чужие ПО на свои айфоны.

А. Норкин:

- Айфоны с российского рынка уйдут?

Г. Бовт:

- Если не будет хитрость применена какая-то. Не исключаю, что сделают такую трактовку закона, что позволят продавать по-прежнему айфоны, но при буквальном понимании закона Apple должен уйти с рынка. И он об этом говорил, что он уйдет с рынка в случае принятия этого закона в том виде, что сейчас подписан. 20 представителей телеканалов делают вид, что он круглые болваны и ни один из них не задает этот вопрос, потому что не хотят ставить Медведева в неудобное положение.

И. Панкин:

- Насчет неудобных положений. Симоньян планировала задать вопрос по поводу его супруги Светланы Медведевой.

Г. Бовт:

- А что с ней случилось?

И. Панкин:

- Все хорошо. Но ФБК…

Г. Бовт:

- Агент иностранный.

И. Панкин:

- …который курирует Навальный, выпустил очередное расследование о том, что Светлана Медведева летала на бизнес-джете за 50 миллионов долларов.

Г. Бовт:

- Не один полет стоит 50 миллионов.

И. Панкин:

- Летала я сказал.

Г. Бовт:

- Налетала?

И. Панкин:

- Нет, летала.

Г. Бовт:

- А какое его собачье дело, кто и на чем летает?

И. Панкин:

- А правду кто будет искать?

Г. Бовт:

- Два года назад Медведева спрашивали про расследование Навального, которое касалось его самого, оно называлось «Он вам не Димон». И он как-то что-то ответил, что и, если упростить, клал я на это расследование. Там ничего не доказано.

Пока мы не слышали ответа. Пресс-конференция продолжается. Но, мне кажется, он выкрутится и в этот раз. И ответит так, что… Примерно так же. Он же не скажет, что она больше не будет и я не знал, что она летала. И куда. И она самостоятельный человек, между прочим. Почему он должен за нее отвечать? Идите к ней и спрашивайте. Или обратитесь с запросом.

И. Панкин:

- Как-то так. ФБК еще выяснил про невероятные сокровища, например, памятная табличка в нью-йоркском парке. Посвящена телеведущей, сотруднику ВГТРК Наиле Аскер-заде.

Г. Бовт:

- Она установила в знак признания любви к некоему Андрею Костину. Некоему.

И. Панкин:

- Почему некоему? Это глава ВТБ.

Г. Бовт:

- А там не написано, что он глава ВТБ. Написано на табличке имя и фамилия.

Иван Панкин

И. Панкин:

- Это все превращается в какой-то фарс. Ладно. И в расследовании утверждается. Что Аскер-заде пользуется самолетом, стоимость которого очень много нулей, но он стоит дороже, чем самолет, на котором летает Светлана Медведева.

Г. Бовт:

- А вот это предмет для конкретной семейной разборки! Будь я Светлана Медведева, я бы поставил вопрос за семейным ужином ребром.

И. Панкин:

- Как именно?

Г. Бовт:

- Какого черта!

И. Панкин:

- Нужен самолет за 70 миллионов?

Г. Бовт:

- Конечно. Что за ерунда!

И. Панкин:

- Интересно, чем отличается самолет за пятьдесят и за семьдесят?

Г. Бовт:

- На двадцать лямов круче.

И. Панкин:

- Там не только, собственно, самолет, но и кучи сокровищ, которые ей купил глава ВТБ. Если честно, я не понимаю, в чем вопрос Навального. Это же подарки. Наверное, он зарабатывает не так мало.

Г. Бовт:

- Мне кажется, что он не бедный человек.

И. Панкин:

- Почему расследование направлено не против Костина, а против Наили? Нашел бы какое-то имущество у Костина, которое говорила бы о том, что оно превышает его доходы.

Г. Бовт:

- Он о другом. Он утверждает, а там есть сомнения в том, что это доказано, что с баланса банка государственного ВТБ вот эти все самолеты, а так же квартиры переданы на баланс оффшоров, я упрощаю, а с оффшоров они перешли в пользование означенной вами симпатичной женщины.

Кстати, мне нравится история этой любви, если абстрагироваться от дорогих подарков. Они, видимо, реально любят друг друга. И это не расчет и так далее. История любви, судя по всему, настоящая. А что касается этих оформлений, мне кажется, это детали. Рассуждать о том, негодяй ли Костин или нет, своровал эти деньги или не своровал, формально к нему вопросов нет у акционеров, у правления банка.

Офшоры. Недавно ГАЗПРОМ продал Строймонтажгаз на какую-то женщину по фамилии то ли Сафронова, то ли Сафонова. За 75 лямов. И ничего. Это все оформляется через офшоры. Все эти государственные компании как бы госкорпорации, они оперируют через оффшорные схемы, потому что там удобнее. Строго говоря, вовсе не обязательно, что за этим есть воровство и коррупция, хотя мы можем так подозревать.

И. Панкин:

- Хорошо, к другой теме. «Ведомости» пишут о том, что судьи предлагают наказывать СМИ за давление на них. Совет судей разрабатывает проект защиты от «тенденциозных публикаций» и предлагает ввести ответственность для СМИ за давление на суд.

На связи с нами известный журналист портала «Медуза» Иван Голунов.

И. Голунов:

- Добрый день!

И. Панкин:

- Что вы думаете по поводу этого потенциального проекта?

И. Голунов:

- Это довольно странная идея. Есть такое выражение, что СМИ – четвертая власть, судебная власть у нас третья власть. Странно, когда судьи говорят, что вот давайте мы будем бороться с публикациями, с недостоверной информацией, с давлением на суд. Каким образом они будут это делать? Сейчас у них есть возможность обратиться в суд, если опубликована недостоверная информация. Что мешает им это делать сейчас? Может, их раздражают какие-то публикации с аудиозаписями судей, где судья называет одного из участников процесса заразой гавкающей? Но что-то мне подсказывает, что это вряд ли является давлением на суд или публикацией с недостоверной информацией.

И. Панкин:

- Ваше дело благополучно завершилось благодаря общественному резонансу.

И. Голунов:

- Мое дело формально не завершилось. Человек на свободе, но при этом есть наркотики, которые кто-то распространил в моем рюкзаке. Кто эти люди? Это является государственной тайной. Не думаю, что это является хорошим знаком, что дело завершено.

Г. Бовт:

- А что нового в этом предложении по сравнению с существующим?

И. Голунов:

- Тут вопрос во внесудебном порядке. Это странное решение. Думаю, следующими тогда могут выступить чиновники, которые скажут, что публикации о коррупции портят им аппетит, ухудшают настроение, чтобы исполнять свои задачи.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Что правда.

И. Голунов:

- И давайте мы запретим журналистам писать о коррупции чиновников.

Если у судей есть претензии к журналистам, если им кажется, что они публикуют недостоверные сведения, есть процедура обращения в суд. Почему судьи не обращаются в суд? Может, они не доверяют судебной системе?

Г. Бовт:

- А судья может своим решением сейчас удалить прессу из зала заседания, правильно?

И. Голунов:

- Может. Ему нужно обосновать, почему это происходит.

И. Панкин:

- Например, большой резонанс вокруг дела. Да? Как вы думаете, ваше дело повлияло на это возможное, но еще не принятое решение?

И. Голунов:

- Может быть. Там упоминается так же в публикациях дело Павла Устинова. И о том, что судья Тверского судья Алексей Криворучко подвергся давлению СМИ. Но если вспомнить, о чем идет речь, было давление социальных сетей. Более того, там возбуждены два уголовных дела по фактам якобы угроз судьи Криворучко от блогеров, которые не являются СМИ.

Сейчас они пишут о СМИ, потом они поймут, что это не эффективно. И давайте мы введем это в отношении соцсетей, что нужно более уважительно относиться к решениям суда. А потом мы запретим думать гражданам о том, что решение суда не объективно. Эта проблема связана с информационной закрытостью судебной системы. Когда у общества есть вопросы, которое оно адресует судам, судьи не выходят и не объясняют, почему было то или иное решение. Сейчас из-за документа, который опубликован в «Ведомостях», мы видим, что судьи читают публикации и очень расстраиваются.

И. Панкин:

- СМИ способны давить на судей?

И. Голунов:

- СМИ способны информировать и пытаться изменить ситуацию в разных отраслях, в том числе, возможно, и в судебной системе. Я не очень понимаю, что такое давить на судей. СМИ способны давить на все сферы, в которых происходит что-то непонятное. СМИ пытаются изменить эту ситуацию. Возможно, героями публикаций это воспринимается как давление. Если давление избыточное, есть механизмы, как можно с этим бороться.

И. Панкин:

- Спасибо! У вас есть, что добавить?

Г. Бовт:

- Посмотрим, во что это выльется.

И. Панкин:

- Будем надеяться, что этот проект не появится.

Г. Бовт:

- Довести до фарса можно все, что угодно.

И. Панкин:

- В Китае, например, назвали Россию воинственным народом. Наши сибирские леса так не думают, подозреваю.

Г. Бовт:

- На самом деле, мы слишком хорошего мнения о китайцах, что они воспринимают нас как братьев. И так далее. Китайцы вообще не любят иностранцев. Это исторически. А белых европейцев они не любят тем более. Они любят только себя, причем, это достаточно высокомерное мнение о своей нации. Оно, конечно, имеет много исторических оснований, они великая цивилизация. Но на том основании, что они великая цивилизация, они всех остальных считают людьми второго сорта. Это не очень популяризируется, эта точка зрения, но она есть. Не популяризируется она потому, что мы не хотим ссориться с китайцами. И у нас мало специалистов, которые могут это объяснить. Я таковым не являюсь, я просто слышал это мнение от таких специалистов.

И. Панкин:

- Об этом написало издание «Соху».

Г. Бовт:

- Да, я читаю это «Соху» с утра за чашечкой кофе.

И. Панкин:

- Надо следить, что пишут о нас. Это интересно. Итак, автор пишет, что во времена Российской Империи и СССР страна могла заполучить большие территории площадью 25 миллионов квадратных километров. И получила. Осталось еще 17 миллионов квадратных километров. Еще одной причиной названа экстремальная погода, которая укрепляет российский дух и тело. В частности, зима помогла победить шведов в 1707 году.

Г. Бовт:

- Они глубоко копнули. Почему-то именно шведов.

И. Панкин:

- Больше всего нам мороз помог с немцами. Шведы и сами зимний народ.

Итак, не читайте китайскую прессу. Там ничего хорошего про нас не пишут.

Г. Бовт:

- Тем более она печатается на непонятном языке.

И. Панкин:

- Мы продолжаем. «И пусть в Китае называют нас воинственным народом, зато президент Польши отказывается считать Россию врагом НАТО. Это куда важнее, не правда ли?».

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Я думаю, что он держится в русле официальной доктрины, то есть, мы не враги, но мы угроза. Мы не враги, потому что с нами не воюют, а угроза, потому что дальше следует стандартный набор, что мы собираемся возобновить СССР, оккупировать Восточную Европу, распространять свое тлетворное влияние и совершать террористические акты по всей Европе. Это в связи убийством в Германии этого грузинского вайнаха. Говорят уже. Такое пишут и публикуют.

И. Панкин:

- Такие же издания, как китайское «Соху»?

Г. Бовт:

- Нет, в немецкой прессе довольно много публикаций, сравнение со Скрипалями. Причем, посмотрели бы, кого они защищают.

И. Панкин:

- Анджей Дуда об этом заявил на пресс-конференции по итогам состоявшегося в Лондоне саммита НАТО. И он добавил, что по отношению к России нет никакой враждебности.

Г. Бовт:

- Помните, когда Обама говорил, что у Америки три угрозы – это ИГИЛ, эбола и Россия. В этом плане польский президент просто лапочка.

И. Панкин:

- Я понимаю и не понимаю причины, почему Польша считает Россию угрозой. В некотором смысле у них есть историческая обида.

Г. Бовт:

- Да, три раздела Польши.

И. Панкин:

- Я тут понимаю, почему, а вот Барака Обаму уважаемого я не понимаю. С чего вдруг Россия была для него угрозой?

Г. Бовт:

- Я думаю, что это был персонифицированный вопрос. Были отвратительные личные отношения между Обамой и Путиным.

И. Панкин:

- А вы не считаете, что личные отношения не повод для того, чтобы называть целую страну угрозой?

Г. Бовт:

- Вы объясните это афроамериканцам, чтобы они вели себя объективно. Обама был тот еще штучка, в отношении которого из соображений политкорректности нельзя было произносить определенных вещей, однако которые произносят против Трампа, между прочим. Если бы Трамп был черным, то все, что он сейчас вытворяет, никто не посмел бы рта открыть.

И. Панкин:

- Некрасиво говорить «черным». Негр можно. Это литературное слово.

Г. Бовт:

- А попробуйте скажите слово «негр» в Америке.

И. Панкин:

- Даже «книга» не говорить. Они могут услышать «нига». У Слепакова был случай даже.

Г. Бовт:

- Забавно почитать в этом плане речи американских политиков и даже президентов конца девятнадцатого века, где вот эти термины были в политическом лексиконе. Легальными. «Афроамериканцы» - термин, который появился несколько десятилетий назад.

И. Панкин:

- Давайте о российских шпионах, которые прячутся по всей Европе.

Г. Бовт:

- Их много.

И. Панкин:

- И которых, слава богу, не замечает президент Польши. Потому что прячутся они в Альпах.

Г. Бовт:

- Что вы говорите!

И. Панкин:

- Там находится база шпионов ГРУ. Серьезно. 15 российских агентов с 14-го по 18-й год останавливались во французских Альпах, заявляют источники Le Monde. Это французская газета. И пишут, что россияне могли использовать регион как тыловую базу.

Г. Бовт:

- Весь регион? Вообще в Альпах мило. И в альпийских городках. Я посмотрел публикацию. В оригинале они исключают Францию, дескать, во французских Альпах они не гнездились, а выбирали швейцарские, немного в Италию Альпы еще выходят, в Австрию и юга Германии касаются. Якобы там они работали.

Просто снимали ребята апартаменты и катались на лыжах.

И. Панкин:

- Итак, Германия высылает двух российских дипломатов, которых они считают разведчиками. Это безумие или что?

Г. Бовт:

- Они считают, что дипломаты замешаны в организации убийства грузинско-чеченского боевика, которого убил человек с российским паспортом. Он был пойман.

На самом деле это бандит из бандитов, типичный исламист. Я бы с чем сравнил? Например, на территории суверенного государства Пакистан рядом с военной базой был замочен некто по имени бен Ладен американским спецназом, который туда физически проник без всякого разрешения пакистанского правительства. И после этого ни один сотрудник посольства США в Пакистане не был выслан, хотя Пакистан какую-то ноту им там написал. Это, конечно, человек помельче, чем бен Ладен, но на нем кровь. Он замешан в организации теракта в столице Ингушетии, когда было убито под сотню человек. Он получил политическое убежище в ФРГ.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- Вы про 98-й год говорите?

Г. Бовт:

- Да. В Назрани, когда был массовый расстрел. И он участвовал еще в целом ряде терактов. Он находится, между прочим, в розыске пор иску Грузии Интерпола. Он не только не выдан ни Грузии, ни нам, он еще получил там вид на жительство. И после этого нас обвиняют в том, что мы замочили? Да если бы даже и замочили, считаю, и правильно сделали!

И. Панкин:

- Конечно.

Г. Бовт:

- И что? В чем претензия? Что не спросили Ангелу Меркель? Да, оно совершено без неких дипломатических церемонию

И. Панкин:

- Еще не доказано, что как-то причастны мы к этому! Это не факт, что мы!

Г. Бовт:

- Тут мы расходимся. Я считаю, что человек, которого обвиняют, и совершил это убийство. Он там на видеокамерах. Он проехал на велосипеде, выстрелил ему в башку и в грудь. И уехал. Но был пойман, поскольку его, по сути дела, схватили прохожие. И опознали.

И. Панкин:

- Прохожие могут подготовленного спецагента схватить?

Г. Бовт:

- Я считаю, что да. И считаю, что правильно, этого человека надо отпустить и наградить. А немцы считают, что за это надо выслать двух российских дипломатов.

И. Панкин:

- А вы не находите, что это подстава? Подготовленного человека схватили прохожие! Вы серьезно?

Г. Бовт:

- Они его не буквально схватили, они его сдали полиции. Они сказали, вот он, вот он, держите его! И его там…

И. Панкин:

- Уровень подготовки!

Г. Бовт:

- Примерно такой же, как в Солсбери, где люди засветились практически на всех видеокамерах.

И. Панкин:

- Странная история и до конца непонятная.

Г. Бовт:

- И вы будете говорить, что не доказано. А я вам скажу, правильно сделали, что пытались отравить, потому что он продолжал работать против страны, которая его помиловала.

И. Панкин:

- То, что он предатель, это правда.

Г. Бовт:

- Нет, он продолжал работать против страны, которая его помиловала. А этот человек продолжал организовывать теракты, хотя он не наказан еще за тот теракт, где он был одним из участников его организации. Обоих правомерно, по с праведливости. Но если опираться формально на закон, то нарушения есть. Я бы на месте немцев этот вопрос мягко бы замял. Как поступили в свое время власти Катара? Двух человек, которые застрелили Яндарбиева, кстати, тоже подготовочка была та еще, на камерах буквально его застрелили, они его выдали спокойно России. По понятиям разрешили и разрулили вопрос.

И. Панкин:

- С Катаром у нас чуть более близкие отношения.

Г. Бовт:

- И немцы могли бы так поступить, потому что это террорист!

И. Панкин:

- Нет, они Европа.

Г. Бовт:

- А когда в Мюнхене была Олимпиада, а потом израильский спецназ замочил всех, в том числе, в Европе? Палестинских террористов. Это ничего?

И. Панкин:

- Это было давно.

У нас получился своеобразный разговор. То ли еще будет! Спасибо!

Г. Бовт:

- До свидания!