«Горбачев хотел вдохнуть жизнь в уже мертвого пациента»: Станкевич о юбилее перестройки

Станкевич: Горбачев был «франкенштейном», пытаясь оживить мертвого

Политолог Сергей Станкевич

Политолог отметил, что процесс преобразований опоздал на 10 лет.

Российский историк и политолог Сергей Станкевич в эфире программы «Вечерний диван» на Радио «Комсомольская правда» рассказал о перестройке в Советском союзе, которая началась в этот день 25 лет назад.

«Я не был отцом перестройки, но присоединился к политическим процессам позже. Партийная перестройка, задуманная как обновление, обернулась катастрофой! Нет, это был не заговор, внутренний или внешний», — говорит Станкевич.

«Это проектная катастрофа, в результате которой монопольно правившая коммунистическая партия развалилась. Армия и служба госбезопасности были в их руках. Но несмотря на это, задуманное самореформирование партии не получилось, и она оказалась бесполезной», — считает политолог.

«Гласность, которая была заявлена как одним из приоритетов обновления, не была ошибкой. Хочу отметить, что об этом в России начали говорить еще при императоре Александре II», — напомнил об историческом факте Станкевич.

По его словам, Михаил Горбачев пытался сделать то же, что и в коммунистическом Китае — не разрушая систему, реформировать и повысить эффективность партийного проекта.

«Это как коронавирус: начинают лечить, думая, что пустяк. А в итоге тут заболело, там скрипнуло — и пациента нет. Вот и Горбачев хотел вдохнуть жизнь в уже мертвого пациента», — объясняет собеседник.

По мнению Станкевича, Горбачев пытался давить на консерваторов в своей партии, чтобы те поддержали его курс.

«Но он получал лишь нежелательные последствия, потому что все время опаздывал. Обновление надо было начинать на десять лет раньше! А он два-три года потратил на дискуссии. А дальше события шли вперед, и перестройка тащила за собой вечно запаздывающего Горбачева», — сказал политолог.

С 1991 года Сергей Станкевич был советником первого президента России Бориса Ельцина.

«В 1986 году Горбачев и Лигачев привезли Ельцина с Урала, так как считали его радикальным коммунистом, который поможет делать перестройку. Под влиянием Бориса Николаевича я понял, что что-то происходит. Тогда и вступил в партию», — вспоминает политолог.

«Мы вышли на демонстрацию после того, как Ельцина сняли со всех постов. Я Горбачеву симпатизировал, но видел, что он фатально запаздывает, и перспектива за Ельциным. Могли бы союз создать, но терпеть друг друга не могли. Взаимное неприятие было на биологическом уровне, отсюда и пошел развал тандема», — сказал Станкевич.

По его мнению, Горбачев не мог Ельцина «стереть в пыль», так как это бы противоречило базовым принципам перестройки. «Он вернул Сахарова и других политических ссыльных. Единственное, что он мог сделать с Ельциным — отправить послом куда-то», — считает Сергей Станкевич.

Слушайте и смотрите программу полностью: