«Не могла составить документ»: правнук Сталина прочел завещание матери

Правнук Сталина обвинил отца в фальсификации завещания матери

Иосиф Сталин

Сын Галины Джугашвили полагает, что его отец Хосин Бенсаад хочет завладеть его имуществом.

Конфликт правнука Сталина Селима Бенсаада с его отцом Хосином Бенсаадом получил новый виток. Мужчина, наконец, смог увидеть завещание своей матери и разобраться, какая доля ему принадлжит.

48-летний Селим — единственный сын Галины Джугашвили. Она была дочерью старшего сына лидера СССР Якова. Ее наследник родился с плохим слухом и еще в детстве был признан инвалидом. Его отцом стал выходец из Алжира. Галина познакомилась с ним, когда тот учился в Университете Патриса Лумумбы.

Не так давно 77-летний Хосин заявил о пропаже сына из квартиры в столице. Однако тот проявился в соцсетях. Мужчина рассказал, что сам решил покинуть жилище, так как «заботливый папаша» четыре раза предпринимал попытку его задушить.

Оказалось, в основе конфликта лежит «квартирный вопрос», который, как говаривал известный персонаж, «испортил москвичей».

«Трешка», о которой идет спор, расположена в центре столицы на Китай-городе. Ее площадь составляет 80 «квадратов» и, согласно кадастровым данным, оценивается в 30 миллионов рублей.

Селим полагал, что имеет право на 5/12 доли жилплощади, а его отец — 7/12. Так как последний не захотел давать сыну копию завещания, тот поехал к нотариусу Варгасовой, которая дала ему документ после проверки паспорта.

В завещании сказано, что Галина все свое движимое и недвижимое имущество завещает только Хосину Бенсааду — других наследников нет.

Документ подписан 27 августа 2007 года в главном военном госпитале Бурденко, куда привезли Галину на четвертой стадии онкологии — в этот же день она и умерла.

Женщину доставили в больницу за два дня до этого и она была на сильных болеутоляющих препаратах и, уверен ее сын, «не могла ни прочесть, ни составить документ».

В то время как Селим уверен, что отец замешан в фальсификации завещания, тот какие-либо комментарии давать изданию «Комсомольская правда» отказался.