Георгий Бовт: В нынешней международной обстановке Нобелевский комитет Путину никакую премию мира не даст

Иван Панкин и политолог Георгий Бовт обсуждают выдвижение Путина на Нобелевскую премию, ребрендинг Сбербанка, предложение сделать Германа Грефа премьером и арест квартиры Навального

И. Панкин:

- Здравствуйте, друзья! Начинаем очень интересный и насыщенный выпуск, с большим количеством интересных и смешных, положительных новостей. Мы даже толком про отравление Навального не будем говорить в этом выпуске, потому что поднадоело, честное слово. Зато будем говорить о том, что Путин выдвинут на Нобелевскую премию мира. Более того, он уже является номинантом на эту самую премию. А номинант - это человек, который практически может стать лауреатом. Не так ли, Георгий Георгиевич?

Г. Бовт:

- Ну, те, кто получает Нобелевскую премию, они кем-то были, конечно, номинированы.

И. Панкин:

- Но тут немаловажный момент, который я только что открыл для себя, - я-то думал, что идет некий выбор, то есть, нельзя назвать человека номинантом, пока там некая комиссия не утвердит эту кандидатуру и из нескольких кандидатур потом не будет сделан выбор. Допустим, из трех кандидатов, которые номинированы, будет получен один лауреат. Это не так. Оказывается, если его кандидатуру, в данном случае Владимира Путина, уже отправили в этот комитет Нобелевский, значит, он уже автоматически является номинантом. Правильно?

Г. Бовт:

- Нет. Сначала Нобелевский комитет рассылает письма нескольким тысячам человек, которые по мнению этого Нобелевского комитета, имеют право выдвигать кандидатов на присуждение этой премии. Это могут быть всякие мировые авторитеты, научные, общественные организации и т.д. и т.п. То есть, нужно сначала для того, чтобы иметь право выдвинуть человека, сначала нужно получить письмо от Нобелевского комитета. Тогда эта заявка ваша попадет на рассмотрение всерьез и Нобелевский комитет будет ее рассматривать. Но он ее будет рассматривать все равно секретно и никому ничего не расскажет.

И. Панкин:

- Заявку на номинацию президента направил писатель, главный редактор газеты «Президент», академик Сергей Комков. Господин Комков, как пишет газета «Коммерсант», является доверенным лицом Владимира Путина. Давайте поговорим с Сергеем Константиновичем. Здравствуйте, Сергей Константинович.

С. Комков:

- Здравствуйте.

И. Панкин:

- Вот Георгий Бовт только что растолковал мне, что, оказывается, письма приходят. Вам такое письмо поступило, я так понимаю?

С. Комков:

- Я так понимаю, что господин Бовт вообще не знает положения о Нобелевском комитете.

И. Панкин:

- Тогда вы нам расскажите.

С. Комков:

- Я уже трижды номинировал на Нобелевскую премию мира…

Г. Бовт:

- Все выиграли?

С. Комков:

- Не надо путать, пожалуйста, понятия выиграть и понятия номинирования на Нобелевскую премию мира. Значит, есть положение о номинировании на Нобелевскую премию мира. Никаких писем никто никому не рассылает.

Г. Бовт:

- Это не так.

С. Комков:

- Ну, вы послушайте, пожалуйста. Если вы меня пригласили в программу, послушайте мое мнение. Значит, я трижды номинировал на Нобелевскую премию мира и трижды получал ответ от Нобелевского комитета мира о том, что тех людей, которых я номинировал, они зарегистрировали в качестве номинантов на Нобелевскую премию мира. В 2013 году в сентябре мною была направлена заявка о номинировании на Нобелевскую премию мира Владимира Владимировича Путина за разруливание ситуации в Сирии. И в апреле 2014 года мною было получено официальное письмо Нобелевского комитета мира о том, что Владимир Владимирович Путин зарегистрирован в качестве номинанта на Нобелевскую премию мира. В 2014 году в сентябре мною была направлена заявка о номинировании на Нобелевскую премию мира президента Чехии Милоша Земана и в апреле 2015 года мною было получено официальное письмо Нобелевского комитета мира о том, что мой номинант зарегистрирован в качестве номинанта на Нобелевскую премию мира. То же самое произошло и с номинированием на Нобелевскую премию в 2015 году на 2016 год двух российских генералов. Генерала Антошкина Николая Тимофеевича и генерала Тараканова Николая Дмитриевича, руководителей спасательной операции на Чернобыльской атомной электростанции. Процедура такова. В сентябре до первых чисел октября, лица, которые обозначены в положении Нобелевского комитета, могут направить заявку о номинировании на Нобелевскую премию мира. К этим лицам относятся лауреаты Нобелевской премии, депутаты парламентов, члены европейских правительств и профессора и академики по гуманитарным дисциплинам могут направить соответствующие заявки о номинировании на Нобелевскую премию мира.

Г. Бовт:

- Вы в числе этих людей состоите или нет?

С. Комков:

- Да, я состою в числе этих людей. Я являюсь пожизненным профессором и членом Международной академии наук Сан-Марино. Я получил это звание и эту степень еще в 2002 году.

Г. Бовт:

- Но вы пока форму от Нобелевского комитета для заполнения формуляра на Владимира Владимировича Путина не получили?

С. Комков:

- Никакой формы для этого не требуется.

Г. Бовт:

- Это не так. Вы вводите людей в заблуждение. Потому что запрос на номинирование кандидатов рассылается Нобелевским комитетам приблизительно трем тысячам лиц. Обычно в сентябре года, предшествующего году присуждения премии. Это определенный круг лиц. Он ограничен. Вы туда не входите.

С. Комков:

- Господин Бовт, ну дайте сказать…

Г. Бовт:

- Вы можете врать сколько угодно.

С. Комков:

- Господин Бовт, Нобелевский комитет уже получил мою заявку.

Г. Бовт:

- Много сумасшедших пишут всякие заявки и им отвечают, что ваше письмо зарегистрировано. Вы так можете в Пенсионный фонд написать о том, что вы хотите пенсию в 500 тысяч рублей. Они тоже скажут, что они ваше письмо зарегистрировали в канцелярии и присвоят ему номер. Вот там вам присвоили номер. Это ничего ровным счетом не значит.

И. Панкин:

- Георгий Георгиевич, давайте дадим возможность Сергею Константиновичу ответить.

С. Комков:

- Вы послушайте до конца, пожалуйста.

Г. Бовт:

- Да уже вас выслушали. Вы хотите повторить, что ли? Мы поняли с первого раза.

С. Комков:

- Ну, если вам все понятно, тогда зачем вы меня приглашаете?

И. Панкин:

- Сергей Константинович, ваш прогноз по поводу того, станет ли Владимир Путин лауреатом Нобелевской премии?

С. Комков:

- Я не знаю, станет ли он или нет - это решают члены Нобелевского комитета.

И. Панкин:

- Хорошо. А Навальный? Навальный же тоже выдвинут. Как вы считаете?

С. Комков:

- Можно выдвинуть, извините, кого угодно.

Г. Бовт:

- Вы сами себе противоречите сейчас.

С. Комков:

- Это вы противоречите. Извините, тогда я больше разговаривать не буду с вами… зачем вы приглашаете человека в программу, если вы ведете себя таким образом по-хамски? До свидания.

И. Панкин:

- Это был Сергей Комков, писатель, главный редактор газеты «Президент», академик.

Г. Бовт:

- Может, это ваш друг и я его обидел?

И. Панкин:

- Нет.

Г. Бовт:

- Значит, даже Википедия пишет по этому поводу следующее. «Запросы на номинирование кандидатов рассылаются Нобелевским комитетом приблизительно трем тысячам лиц обычно в сентябре месяце предшествующего года присуждения премии… Для присуждения премии запросы рассылаются правительствам, членам международных судов, профессорам, ректорам, лицам, награжденным премией мира или бывшим членам Нобелевского комитета». Все остальные городские сумасшедшие могут писать письма сколько угодно.

И. Панкин:

- А почему вы верите Википедии больше, чем в данном случае инсайдеру, спикеру?

Г. Бовт:

- Потому что это глупость. Вот мы с вами можем написать письмо Нобелевскому комитету о том, что мы номинируем друг друга на Нобелевскую премию мира. Нобелевский комитет вежливо вам ответит, что ваше письмо получено.

И. Панкин:

- Получено. Но не принято, как вы сказали до этого.

Г. Бовт:

- Ну и что? Там форма может быть любая. Официальная номинация производится только теми людьми, которых определяет Нобелевский комитет. Все остальное - это любительщина и выпендреж, в том числе, самопиар. Вот я выдвинул Путина на Нобелевскую премию мира. Все. Больше ничего.

И. Панкин:

- Кстати, да, вопрос напрашивается, вы не дали мне его задать…

Г. Бовт:

- Понятно, что в нынешней международной обстановке никакой Нобелевский комитет, заседающий в Швеции, никакому Путину никакую премию мира не даст.

И. Панкин:

- Вот я и хотел спросить господина профессора, как надо любить нашего президента, чтобы выдвинуть сейчас его на Нобелевскую премию?

Г. Бовт:

- Прежде всего, надо любить себя. Потому что выдвигать президента - это называется лизоблюдство.

И. Панкин:

- Идем дальше. Хотя нет, давайте еще про газету «Президент» немного поговорим. Вы же только что ее изучили… Несколько лет назад она про рептилоидов иногда писала. Сейчас, когда там сменился главный редактор, в данном случае главным редактором стал господин Комков, они стали несколько сдержаннее. Она аффилирована с правительством?

Г. Бовт:

- Не похоже. Она аффилирована с тем, что она получает гранты из президентского фонда и на эти деньги, видимо, живет.

И. Панкин:

- Что ж, тоже неплохо. Нам бы с вами так жить. Вы знаете, что меня в ней удивило? Там есть статья - очевидный наезд на Сбербанк - прямо такой ярко выраженный. С учетом особенно ребрендинга этого и, надо сказать, ведь власть Сбербанк обычно не ругает, я не слышал критики в адрес Сбербанка от власть имущих…

Г. Бовт:

- Ну, в этой же газете статья о том, что Вениамин Кондратьев чуть ли там не подтасовал выборы в свою пользу. Понимаете, это такая газета, которая непонятно где там…

И. Панкин:

- Ну, она распространяется в аппарате президента.

Г. Бовт:

- Ровно так же, как пишет в комитет Нобелевский письма…

И. Панкин:

- Продолжаем… Вот раньше этой газетой «Президент» руководил до 2018 года некто Андрей Тюняев, российский писатель, как пишет любимая Георгием Георгиевичем Википедия, поэт и журналист. До декабря 2018 года он занимал должность главреда в общественно-политической газете «Президент», основал некоммерческую организацию Академия фундаментальных наук «Организмика», деятельность Тюняева критикуется, как лженаучная, сторонник подлинности «Велесовой книги». А с 2018 года глава газеты «Президент» академик Комков.

Г. Бовт:

- Вот, например, что газета писала накануне единого дня голосования. «Сегодня в целом ряде регионов России начались довольно странные выборы, которые очень трудно даже назвать выборами, потому что по результатам наших журналистских расследований, скорее всего, они больше напоминают некую криминальную операцию по внедрению в муниципальные и региональные органы власти и в местные законодательные собрания либо определенных лиц, строго отобранных региональными чиновниками, либо тех, кто своевременно сделал достаточно весомый денежный взнос в соответствующую черную кассу все той же региональной администрации».

И. Панкин:

- Нехорошая статья. Порочащая.

Г. Бовт:

- Президентский фонд дает деньги этому таблоиду?

И. Панкин:

- Нет, на самом деле, действительно есть некий контраст между тем, что господин Комков выдвигает Владимира Путина на Нобелевскую премию и между тем, что пишется в газете «Президент». Но я не привел слова пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. Он, комментируя эту самую инициативу, напомнил, что «на эту премию выдвигают совершенно разных людей, и это инициатива тех, кто выступает с таким предложением. Есть определенная процедура рассмотрения номинантов, если решение будет принято, - прекрасно. Не будет принято - тоже ничего страшного». Конец цитаты господина Пескова.

Ну что ж, эту тему обсудили, идем дальше. Я заговорил про Сбербанк. А ведь Сбербанк чем отметился на этой неделе? Он провел масштабный ребрендинг и теперь из Сбербанка он стал просто Сбер, как его и именуют в народе. Просто Сбер. А уже все остальные сервисы будут подставляться к этому самому Сберу. Как вы оцениваете эту инициативу господина Грефа, главы Сбербанка?

Г. Бовт:

- Я оцениваю ее пока осторожно. Будущее покажет.

И. Панкин:

- Во сколько она обошлась?

Г. Бовт:

- В 300 миллионов долларов. Вы представляете, у вас бы взяли 300 миллионов долларов на какой-то ребрендинг?

И. Панкин:

- Мне бы дали…

Г. Бовт:

- Ну, в большом мире больших корпораций это нормальная цена.

И. Панкин:

- Я только не понимаю. Вот сейчас вроде бы как мы выходим или пытаемся выйти из кризиса, а Сбербанк, который считается народным банком, который раньше назывался Сберегательной кассой…

Г. Бовт:

- Ну и что? Он должен вести нищебродскую политику?

И. Панкин:

- Ой, бедненький… нищебродскую политику… несчастный Сбербанк…

Г. Бовт:

- Смотрите, это прибыльная коммерческая организация.

И. Панкин:

- За счет людей прибыльная. Потому что за каждый перевод там берут денежки.

Г. Бовт:

- Которая платит 50% своей прибыли в виде дивидендов, в том числе, российскому государству. Теперь эти дивиденды будут поступать в Минфин, поскольку раньше они поступали в Центробанк, а теперь, поскольку Центробанк его продал российскому государству, то они будут теперь поступать в Минфин. И вот эти отчисления они ежегодно растут. Да, за счет людей, конечно. А как? И магазины платят налоги за счет людей, потому что они на них же зарабатывают, правильно?

И. Панкин:

- Да. Но далеко не каждый банк, даже значительная часть куда более бедных банков, не берет комиссию за перевод с карты на карту.

Г. Бовт:

- Не берет, да. А если Сбербанк берет, значит, ему платят.

И. Панкин:

- Нет. Потому что у людей просто нет выбора.

Г. Бовт:

- Вы призываете банк к благотворительности, но он никогда не будет благотворительным.

И. Панкин:

- Да я к прозрачности банк призываю. Я бы хотел выслушать, например, аргументы, но на этой конференции, которую устроил господин Греф, они не были достаточно аргументированы. Вот зачем этот ребрендинг нужен?

Г. Бовт:

- Монополист на рынке может упражняться как угодно за счет своего монопольного положения и вы ничего с этим сделать не можете. А если говорить серьезно, тогда государство должно было бы озаботиться тем, чтобы, например, разбить Сбербанк на несколько крупных банков и тогда бы ликвидировать эту монополию и не платить, например, все пенсии только через Сбербанк. Что тоже бы помогло бы ликвидировать эту монополию. А так государство же само пестует этого монополиста. А монополист ведет себя соответствующим образом. Поэтому он ведет себя, как крупная международная, а там больше трети держателей акций Сбербанка - это иностранные резиденты - корпорация, где такие вещи сплошь и рядом случаются. Поэтому он озабочен тем, чтобы повышать свою конкурентоспособность, в том числе, на международном рынке и повышать свою капитализацию. Он ведет себя, как такая корпорация. Вот стоимость повышения этой капитализации он оценил в 300 миллионов долларов. Успешно это или нет, я не знаю. Может, и да. А, может, и нет. Но тот ребрендинг, который Греф уже проводил, он оказался для Сбербанка успешным.

И. Панкин:

- Но он уже был?

Г. Бовт:

- Был. А - еще раз.

И. Панкин:

- А в чем успех заключается?

Г. Бовт:

- В том, что банк изменился. В том, что он стал гораздо более прибыльным. И в том числе выросла его капитализация и, как побочный результат, выросли отчисления в виде под видом дивидендов, которые платит Сбербанк государству, налоги, которые он платит ему. Это все успешная история до сих пор была.

И. Панкин:

- Ну, я даже не знаю, как вообразить, как представить, вот если ты вроде как банкир, как сделать из Сбербанка неуспешный банк - мне кажется, надо постараться…

Г. Бовт:

- Ну, он был-то отстойный, скажем прямо.

И. Панкин:

- А сейчас он не отстойный, вы считаете? К нему вопросов тонна, если зайти в интернет.

Г. Бовт:

- Смотря с чем сравнивать.

И. Панкин:

- Хорошо. Всегда есть с чем сравнить. Это правда. Но если зайти и почитать отзывы в интернете, самые разнообразные, какие вы там только истории ни увидите. Олег Тиньков, известный предприниматель, да прямо скажем олигарх такой современный, основатель «Тинькофф банк», уже прокомментировал эту историю и прокомментировал следующим образом. Он предложил сделать Грефа премьером.

Тут надо что-то сказать, Георгий Георгиевич. Я вижу, вы потеряли дар речи?

Г. Бовт:

- Ну, это тонкий ход… Потому что, если Грефа сделать премьером, тогда Сбербанк может и загнуться. Или пойти капитализация вниз…

И. Панкин:

- Да я вас умоляю! Там такая команда, что мало что изменится, мне кажется. Вот что говорит Тиньков: «Греф, безусловно, талантливый банкир, единственный, с кем интересно конкурировать. Но, мне кажется, ему тесно в рамках госбанка, его нужно, конечно, делать премьер-министром. Представляете, как бы он поменял страну!» - написал Тиньков на своей странице в Инстаграмм.

Г. Бовт:

- Немцы давно Россией не управляли, тут он прав, конечно.

И. Панкин:

- Думаете, поспособствовал к улучшению, да?

Г. Бовт:

- Но, кстати, вся история управления немцами Россией была не такая уж провальная на самом деле.

И. Панкин:

- Нынче 21 век, Георгий Георгиевич! На самом деле, за всю историю много немцев на территории России жили и, вы знаете, хорошо жили. Потом их с мест оседлости, правда, сгоняли зачем-то, а они и медициной довольно успешно занимались, и всем остальным, и на их территории всегда был порядок.

Г. Бовт:

- Было такое дело, да.

И. Панкин:

- Поэтому тут, конечно, сложно с вами поспорить, но к тем немцам Герман Греф, как мне кажется, имеет небольшое отношение.

Г. Бовт:

- Ну, какое-то имеет. Генетика же наука, конечно, лженаукой была объявлена в советское время, - тем не менее.

И. Панкин:

- А теперь давайте поговорим о том, что сам Тиньков, вероятно, продает свой банк «Тинькофф» Яндексу. Если сделка состоится окончательно, теперь «Тинькофф» будет принадлежать Яндексу. Многие уже говорят о том, что это станет серьезным конкурентом Сбербанку как раз таки. И на фоне этого проводится ребрендинг Сбербанка. Прикольно!

Г. Бовт:

- Ну, Сбербанк может быть озабочен конкуренцией со стороны Яндекса и Тинькова, когда они создадут свой симбиоз, но они могут составить Сбербанку определенную конкуренцию в целом ряде отраслей сфер деятельности.

И. Панкин:

- Но «Тинькофф банк» по его технологичности, по крайней мере, многие хвалили, многие пользуются картами «Тинькофф»… но я не могу хвалить его, я сам никогда не пользовался их картами… потому что я еще помню те времена, когда он еще только зарождался и, конечно, он кучу денег высосал из людей прямо буквально. И карту «Тинькофф банк», я помню времена, невозможно было тупо закрыть. Там капали проценты и люди ничего с этим не могли сделать. Вот это я помню. Поэтому я с этим банком дел, конечно, никогда иметь не хотел. Вы как считаете, появится ли глобальный конкурент? Или нет? И нужен ли он, кстати?

Г. Бовт:

- По каким-то направлениям, мне кажется, появится. Нужен ли он? Я уже ответил - конечно, нужен. Потому что иначе Сбербанк будет и дальше паразитировать на своем монопольном положении.

И. Панкин:

- Минтруд предложил тем временем повысить МРОТ на 5,5%. Это высокая цифра, как мне кажется. Или нет?

Г. Бовт:

- Давайте добежим до конца дистанции. Может быть, тогда посмотрим - повысят или не повысят.

И. Панкин:

- Ну, пока это только предложение, поэтому вы опасаетесь, что до финала дойдет не 5,5%, а где-то 1,5%?

Г. Бовт:

- Может быть, 0,5% дойдет.

И. Панкин:

- Продолжаем обсуждать предложение повысить МРОТ.

Г. Бовт:

- Уровень жизни в разных регионах разный. Он отличается в разы.

И. Панкин:

- А цены отличаются в разы?

Г. Бовт:

- Цены в разы не отличаются. Но цены в Москве отличаются от цен в Твери. А цены на Дальнем Севере отличаются от цен в Москве. Они могут быть выше, например. На Дальнем Востоке тоже цены на продукты могут быть выше, чем цены в Москве.

И. Панкин:

- Итак, минимальный размер оплаты труда во Владивостоке – 12130 рублей. В Москве – 18700 рублей.

Г. Бовт:

- Посмотрите в Ямало-Ненецком автономном округе.

И. Панкин:

- Давайте Камчатку посмотрим – 11280 рублей. С учетом районного коэффициента и надбавок – 29328 рублей. Мне кажется, дорабатывать надо. Ну что такое почти 19 тысяч в Москве?

Г. Бовт:

- То же самое, что на Камчатке 29 тысяч. Ничего.

И. Панкин:

- Сойдемся на том, что везде повысить. На 5,5 % - это хорошее повышение или нет?

Г. Бовт:

- Хоть что-то.

И. Панкин:

- Минтруд хочет выслужиться. А Минфин объяснил, почему не индексируются пенсии работающим пенсионерам.

Г. Бовт:

- Потому что они работают.

И. Панкин:

- Гениально! Причем не кто-то это заявил, какой-то клерк от них или зам, это заявил сам министр финансов Антон Силуанов. Он так и сказал: работающие пенсионеры работают и получают еще заработную плату, которая индексируется. Мы видим, как растет средняя заработная плата по экономике. Она растет и у пенсионеров тоже.

Г. Бовт:

- Да что же такое он говорит!

И. Панкин:

- Силуанов подчеркнул, что пенсия, по сути, компенсация за период трудовой деятельности.

Г. Бовт:

- Давайте напомним принятую поправку в конституции. Там что-то сказано по поводу того, что пенсии должны индексироваться. И? Народ проголосовал за поправку к конституции. И?

И. Панкин:

- Надо напомнить господину Силуанову. Глава Минфина забыл, что, в отличие от пенсионного обеспечения, ежегодная индексация зарплаты государством не гарантирована. Большинство работодателей сейчас, особенно после жесткого второго карантинного квартала, думают не про индексацию зарплаты, а о возможности сохранить рабочие места.

Г. Бовт:

- Ваша мысль по поводу единообразия, только не МРОТ, а других окладов, вот, например, судьи федеральные получают везде одинаковую сумму.

И. Панкин:

- Класс! Гениально!

Г. Бовт:

- Воплощено! А учителя везде получают разную сумму.

И. Панкин:

- Министр еще добавил: «Когда человек работает, но находится в пенсионном возрасте, то он имеет возможность получать и доходы со своей работы, и имеет возможность, соответственно, получать доходы, которые необходимы для его деятельности. Вопрос с выплатами работающим и не работающим пенсионерам в целом урегулирован в том числе принятыми законодательными актами». Хорошо живем.

Г. Бовт:

- Чего же он до голосования по поправкам к конституции об этом не сказал?

И. Панкин:

- Не знаю. Есть еще интересная тема. Госдума, между тем, в Госдуме люди по-настоящему работают. Госдума одобрила наказание за призывы к отчуждению территорий России. Если вы вдруг скажете где-нибудь, что Крым не наш, сами понимаете, что будет. Устанавливается административная и уголовная ответственность за призывы к отчуждению российских территорий. За первый случай призыва к нарушению территориальной целостности будут грозить административные статьи. Физическим лицам – штраф от 30 до 60 тысяч рублей. Для должностных лиц – от 60 до 100 тысяч. Для юрлиц – от 200 до 300 тысяч. За призывы в интернете будет грозит более высокий штраф. Для граждан – 70-100 тысяч. Для должностных лиц – от 100 до 200 тысяч. Для юрлиц – от 300 до 500.

Г. Бовт:

- Ну и что? Об этом тоже есть поправка в конституции. И поправки в конституции нужно разъяснять в соответствующих законах. Вот их и разъясняют.

И. Панкин:

- У нас идет такая тактика к ужесточению по всем фронтам.

Г. Бовт:

- А вы хотите, чтобы у нас звучали призывы к отчуждению территории?

И. Панкин:

- Не то что я хочу. Если мы будем жить чуть лучше, призывов будет значительно меньше. Вы так не считаете?

Г. Бовт:

- Я поставлю вопрос по-другому. А если мы будем жить хуже или так же, то что делать с призывами?

И. Панкин:

- Их количество будет увеличиваться.

Г. Бовт:

- А на этот случай предусмотрен соответствующий закон. Если ты будешь призывать к отчуждению территорий туда, где лучше живут, тогда ты пойдешь в места не столь отдаленные.

И. Панкин:

- Давайте вспомним историю. Самолет летел в Калининград, его назвали на борту Кенигсбергом. Кажется, это сделала стюардесса. Ее уволили. Нехорошо она сказала.

Г. Бовт:

- Нехорошо. Потому что он называется Калининградом. Люди могут не понять, куда они летят. Летишь в Калининград, тебе говорят: ожидается снижение и посадка в Кенигсберге. А там бабушка летит какая-нибудь, ее раз – инфаркт, смерть человека на совести этой стюардессы будет.

И. Панкин:

- Я думаю, что можно было бы ограничиться тем, чтобы как-то пожурить, может, даже рублем наказать.

Г. Бовт:

- А в следующий раз она объявит, что мы летим в Крым, который Украина считает своим.

И. Панкин:

- Вы точно считаете, что это мы правильным путем идем, когда мы все ужесточаем? Это же идет вкупе с остальным.

Г. Бовт:

- Да нет, конечно, я так не считаю. Я считаю, что есть гораздо более важные законы.

И. Панкин:

- А чего вы стебетесь?

Г. Бовт:

- Я не стебусь. Я выдвигаю вам аргументы, чтобы вы не распоясались окончательно.

И. Панкин:

- Когда мы идем к ужесточению, постоянно закручиваются гайки, у населения естественным образом будет ухудшаться настроение.

Г. Бовт:

- Зато оно будет себя вести дисциплинированно. Не будет бунтовать. И будет любить начальство.

И. Панкин:

- В этом я не уверен.

Г. Бовт:

- Но начальство думает ровно таким образом.

И. Панкин:

- Смотря какое начальство. Тут российская уборщица стала главой поселения в Костромской области. Марина Удгодская работала уборщицей в здании администрации. Стала главой Повалихинского сельского поселения Чухломского района.

Г. Бовт:

- Она даже созналась в одном из интервью, что ее поставили специально подставным кандидатом, чтобы местный начальник выиграл.

И. Панкин:

- За нее проголосовали 84 человека. За бывшего главу Локтева – 46 человек. До вступления в должность Марина Удгодская собирается продолжать работать уборщицей. А что дальше – никто не знает. Она подчеркивает, что навыков работы с документами у нее нет, что входит в обязанности главы – она не знает.

Г. Бовт:

- Узнает.

И. Панкин:

- Даже кухарка может руководить государством.

Г. Бовт:

- Даже уборщица может руководить сельсоветом. Расскажут. Там же люди есть в аппарате, остались. А тот же самый бывший председатель ей расскажет, передаст опыт.

И. Панкин:

- Он, получается, теперь будет замом. Или она замом будет, а он будет таким серым кардиналом.

Г. Бовт:

- А можно назначить его замом. И по совместительству он будет теперь уборкой заниматься. Мыть полы начнет.

И. Панкин:

- Хорошую новость упустили. Приставы арестовали квартиру Навального, которая находится в московском районе Люблино. Это произошло еще 27 августа. Тогда же были арестованы его счета. Навальный по исполнительному листу Арбитражного суда Москвы должен выплатить более 28 млн. рублей в качестве взысканий имущественного характера в пользу физических и юридических лиц.

Г. Бовт:

- Это чтобы у него не было иллюзий по поводу того, что он скоро вернется в Россию.

И. Панкин:

- Это было сделано еще до того, как с ним все это приключилось.

Г. Бовт:

- Не грех напомнить, чтобы не возвращался.

И. Панкин:

- Я думаю, что вернется.

Г. Бовт:

- Жить ему будет негде.

И. Панкин:

- По-моему, он не там живет.

Г. Бовт:

- Он сейчас вообще в Германии.

И. Панкин:

- Но прописан он в Москве.

Г. Бовт:

- Я думаю, что ему намекают, чтобы он не возвращался.

И. Панкин:

- Насколько это разумно со стороны властей так делать?

Г. Бовт:

- В отношении Навального кое-что уже было сделано неразумного. Например, не заведено уголовного дела до сих пор.

И. Панкин:

- Но там же Москве нужна какая-то конкретика от Германии, которую Германия не предоставляет. И сыр-бор вокруг этого.

Г. Бовт:

- Но когда в 2018 году отравили Скрипалей, Британия тоже никакой конкретики не предоставила. Однако уголовное дело было заведено Следственным комитетом в отношении отравления Юлии Скрипаль. Потому что она гражданка России. А он – уже гражданин Великобритании.

И. Панкин:

- Может быть, Навальный тогда – не гражданин Российской Федерации? Просто нам об этом не говорят?

Г. Бовт:

- Вот это противоречит тому, что было в 2018 году. Тогда тоже Британия никаких анализов там не предоставила, вела себя еще более хамски, чем Германия сейчас. Тем не менее, уголовное дело было возбуждено уже буквально через десять дней после отравления.

И. Панкин:

- Многие говорят, что это все-таки не «Новичок».

Г. Бовт:

- Тухлый какой-то «Новичок».

И. Панкин:

- Версия о том, что это не «Новичок», она существует. Но вы придерживаетесь мнения, что это «Новичок»?

Г. Бовт:

- Ну, вот видите, судя по тому, что он так быстро оправляется от этого отравления, если «Новичок», то какой-то тухлый. Я сам говорил следующее. Что если это «Новичок», то так просто он от него не оправится.

И. Панкин:

- И должны были зачистить весь самолет и всю больницу, как это было сделано в Солсбери.

Г. Бовт:

- По крайней мере, отравление было бы гораздо более тяжелым. Первоначально высказанное мнение таким и остается. Если это «Новичок», то отравление должно было быть очень тяжелым и с последствиями. А если последствий сейчас нет, как выясняется, он довольно быстро идет на поправку, то значит, это не «Новичок».

И. Панкин:

- А что, как вы считаете?

Г. Бовт:

- Какая-то другая фосфороорганика, если те симптомы, о которых говорят, подтвердятся. И все-таки у него какое-то нарушение высшей нервной деятельности есть, судя по тому, что он описывает. Если мы откажемся от версии, что это фальсификация от начала до конца, что он притворялся 18 дней в коме…

И. Панкин:

- Я не думаю, что он притворялся.

Г. Бовт:

- Значит, все-таки какое-то отравление было. Значит, было отравление веществом, схожим с «Новичком» по симптоматике. Вот тогда, действительно, правомерно настаивать на том, чтобы нам предоставили анализы. Тогда у немцев тут тоже весь пазл не складывается. Можно говорить, что у нас не складывается, но у них он тоже не складывается.

И. Панкин:

- Насчет версии о том, что удар по Навальному был сделан специально, чтобы остановить проект «Северный поток-2», который завершен примерно на 97 %, что можете сказать? Германия – единственная страна, которая заинтересована в нем.

Г. Бовт:

- Можно много версий выдвигать по поводу того, кем было принято решение сделать это сейчас. И всякий раз за этой версией будет какое-то обоснование. Может, кому-то не понравилось, что Путина Трамп пригласил в «большую семерку» посидеть в гостях. Может, кому-то не понравилось, что санкции чего-то подослабли. С другой стороны, может, кому-то не понравилось, что Навальный поехал в Сибирь агитировать народ голосовать против партии власти. Под всякой версией будет какой-то аргумент. Как с той стороны, так и с этой стороны. Какие-то негосударственные, окологосударственные структуры вынашивали планы поссорить Москву с Западом окончательно, может быть. Десять версий можно напридумывать. И каждую как-то обосновать. Мы не знаем ничего об этом деле больше.

И. Панкин:

- В ЕС, возможно, будут замораживать активы фигурантов расследований Навального. Это серьезно. Евродепутаты выступили с таким предложением. Даже Дмитрий Медведев попадает в этот список.

Г. Бовт:

- Пока что резолюция евродепутатов не имеет никакой прямой силы. Это рекомендация. Да, это создает определенные политические настроения. Тем не менее, решение о конкретных санкциях будет принимать исполнительный орган Евросоюза, а не Европарламент. И пока никаких решений о санкциях не принято. И что вот эта пауза затянулась. Видимо, в том числе и потому, что пазл с немецкой стороны тоже до конца не складывается. И чем быстрее Навальный пойдет на поправку, тем сложнее все-таки политически европейцам будет принять какой-то жесткий вариант санкций.

С американцев станется, они могут хоть сейчас его принять, просто у них там выборы и своя катавасия. Им немножко не до нас. А европейцы вот, да, картина такая… Если бы он, не дай бог, помер, тогда – да, это давило бы, конечно. А так он вот поправляется, селфи публикует в Инстаграме. И как-то политическая острота момента уходит. На этом фоне принимать какие-то жесткие санкции? Все больше будет голосов, говорящих: давайте разберемся.

И. Панкин:

- Насчет американской катавасии. Тут Дональд Трамп отказался гарантировать мирную передачу власти в США. Имеется в виду, кандидату от Демократической партии Джо Байдену в случае проигрыша на выборах 3 ноября.

Г. Бовт:

- Трамп заинтересован в том, чтобы обострять ситуацию. Ваши против наших. Либо я, либо никто. Потому что драматизация может сработать на мобилизацию его электората. Это логично. Насколько я понимаю, у него не так уж много юридических возможностей, конституционных и каких-то иных сохраниться у власти после 20 января 2021 года, если за него не проголосуют. Другое дело, что подсчет голосов может затянуться сильно. Поскольку сейчас больше половины будут голосовать по почте.

И. Панкин:

- Он об этом и сказал. Что лучше отказаться от голосования по почте.

Г. Бовт:

- Достоверность этого голосования может быть поставлена под сомнение. И тогда это дело пойдет в суды. В том числе в Верховный суд, борьба за контроль над которым сейчас разгорится с необычайной силой, ввиду смерти одного либерального члена этого суда. Поэтому ситуация драматическая. Но в принципе, есть юридический механизм, согласно которому Палата представителей выберет нового президента.

И. Панкин:

- Выберут ли они Дональда Трампа? Вряд ли.

Г. Бовт:

- Надо смотреть, какой расклад по штатам. Голосование проходит по принципу: один штат – один голос. Количество конгрессменов от штатов разное. Они собираются, и кого больше, они голосуют внутри за то, как будет голосовать делегация штата. Поэтому может так получиться, что республиканцев будет больше.

И. Панкин:

- До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Человек против бюрократии: программа «Гражданская оборона» о том, как люди сопротивляются или уживаются с чиновниками в регионах России.