Соавтор закона о домашнем насилии: Критики считают, что мы хотим изымать детей из семей на органы

Соавтор закона о домашнем насилии: Критики считают, что мы хотим изымать детей из семей на органы
Общественница Алена Попова в эфире программы «Доживем до понедельника» в эфире Радио «Комсомольская правда» объясняет нюансы нашумевшего законопроекта.

В конце ноября на сайте Совета Федерации опубликовали документ, который регламентирует профилактику домашнего насилия. Законопроект вызвал много шума, его критики и сторонники сломали немало копий, прежде чем пришли к единому решению.

У «хейтеров» закона есть масса вопросов к авторам документа. «Подводные камни» закона обсуждали ведущие утренней программы на Радио «Комомольская правда» Максим Шевченко и Валентин Алфимов вместе с общественным деятелем, соавтором законопроекта о домашнем насилии рабочей группы в Госдуме Аленой Поповой.

Отдельный вид

Домашнее насилие выделено из общего свода уголовных статей, потому что 40% всех насильственных действий, по статистике МВД, совершается в семье, за закрытыми дверями, где может не быть свидетелей.

И поскольку административный и уголовный кодекс реагируют на уже свершившийся факт, такие деяния не профилактируются. А закон называется «о профилактике». Особенность этого вида деяний заключается в том, что они всегда скрыты от публики. Если вы находитесь на улице, то у вас есть возможность куда-то убежать, а здесь нет.

Близкие или нет

В законе нет юридического понятия семьи. Там есть круг близких лиц, к которым применяется систематическое насилие. Между единичным актом насилия и систематическим, где могут быть побои и истязания, есть разница. В армии и тюрьме происходит насилие, но там не близкие люди. Близкие люди – это родственники или бывшие супруги, которые ведут совместное домашнее хозяйство. В законе это четко прописано. Это важно. Потому что в закрытом пространстве квартиры, ты, как близкое лицо, должен быть защищен.

Как проводить профилактику

Здесь очень важно участие третьих лиц. Если сейчас вы вызываете полицию, когда за стенкой кричит ребенок, то она приезжает и звонит в дверь. И если хозяева не откроют, вы ничего не сможете сделать.

И в семье сестер Хачатурян было так: приехала полиция, отец открыл дверь, у него спросили, почему девочки в школу не ходят. Он ответил, что болеют, а они его лечат. Полиция спрашивает, почему целый год не ходят. Отец говорит, что все нормально, уходите. И они уходят. Так сейчас по действующим законам.

В нашем – полиция пришла, определила, что что-то не так, дала охранный ордер сестрам и предупредила отца, что девочки имеют право пожаловаться третьим лицам на него, и что он не имеет право ограничивать их передвижение. А если жалоба подтвердится, то он будет привлечен к уголовной ответственности.

В чем критика законопроекта

Фундаменталисты говорят, что мы разрушители семьи. Но если в семье применяется насилие, там уже нет семьи. Они считают так: ты убил ножом человека и говоришь, что это не ты виноват, а нож.

Кроме этого, они боятся, что закон позволит изымать ребенка из семьи и отдавать его на органы. Но уже сейчас есть 77 статья Семейного кодекса, которая позволяет изымать ребенка. И непонятно, причем тут органы.

Как понять, что в семье проблемы

Охранный ордер можно отменить, можно продлить. Если он тебе не нужен, ты можешь прийти и его отменить. А потом можешь снова передумать и продлить, для чего идешь в суд, который примет решение о продлении.

Кроме того, в законе предусмотрены случаи оговора. Если человек считает, что его оговорили, он идет и сообщает об этом. Охранный ордер можно обжаловать.