«Ярость не прошла, она держится уже неделю»: что заставляет жителей Хабаровска выходить на улицы

Протесты в Хабаровске
Михаил Антонов в программе «What's up страна» поговорил с находящимся в Хабаровске Владимиром Ворсобиным о ситуации в регионе, о требованиях протестующих и о реакции местных властей.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


М. Антонов:

- Здравствуйте, друзья. Мы будем говорить о событиях, которые происходят в Хабаровском крае. 8-й день протестов, 7-й организованный митинг. На самом деле акций, которые проходят в Хабаровске, было намного больше, просто некоторые были совсем малочисленные. Все равно главным притяжением в Хабаровске сейчас является площадь, куда приходят люди. И вот 8-й день. Вышли с плакатами «За Фургала», «За свободу». Кто-то говорит про десятки тысяч людей, кто-то говорит про несколько тысяч людей. С одной стороны, разные требования, выкрики, лозунги.

Обо всем подробнее расскажет политический обозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин, который все эти 8 дней наблюдает, как лихорадит город.

Володя, кто-то написал (по-моему, «Вечерний Хабаровск»), что там 85-100 тысяч участников.

В. Ворсобин:

- Да, я тоже удивился. Но энтузиазм зашкаливает, а у энтузиазма глаза велики. Нет там 80. Но дело даже не в этих цифрах. Ведь была такая цель у протестующих – повторить прошлую субботу и показать, что митинг не стихает. Кстати, меня узнают уже на митинге, в связи с тем, что мои ролики, видимо, здесь смотрят. Поэтому ко мне подходили и все время говорили: «Видишь, не стихают митинги». Потому что я в прошлый раз написал обратное – что стихают.

М. Антонов:

- Я напомню, что в Хабаровске есть «Комсомольская правда», так что здесь вопрос – читали или слушали. В общем, узнали, это уже хорошо.

Володя, если сравнить ту субботу, когда все начиналось, и эту субботу, в чем принципиальная разница?

В. Ворсобин:

- Первая разница – это не так подключены сейчас водители, они не так гудят. Пусть простят меня хабаровчане, если я, по их мнению, ошибусь, но мне кажется, гудков было меньше. Все-таки водители стали меньше поддерживать это.

Второе. Прийти в такую погоду на митинг и выстоять на нем, это надо большое мужество. Здесь очень страшная жара, я такую не помню. Потому что температура не сильно высокая – ну, 30 градусов, подумаешь, но здесь штиль полный и влажность. Это какие-то тропики. Поэтому «скорая помощь» часто приезжала и забирала ослабевших пожилых людей. Если бы не погода, могло бы быть, конечно, и 20, и 30, и 40 тысяч. Но то, что пришло столько народа, это уже что-то значит.

М. Антонов:

- Это был разгар дня. Сейчас 6-й час вечера в Хабаровске. Казалось бы, жара сейчас должна спадать. Кто его знает, может быть, еще народ подтянется. Или нет?

В. Ворсобин:

- Да, есть здесь такая традиция вечерне-ночных митингов. Она была как раз в воскресенье, по-моему, в понедельник тоже что-то было. Это когда люди идут с фонариками, с телефонами. Это красиво, это такое усовершенствованное факельное шествие.

Я скажу, что больше здесь народ заботит. Народ разозлен заявлением мэра Хабаровска по поводу того, что все, кто выходит на митинги, люди проплаченные. По крайней мере, в народе пронеслась такая новость, и они сейчас очень злые, несут транспаранты (ну, такие листочки с написанным собственноручно текстом): «Мы здесь не за деньги».

М. Антонов:

- Ты наблюдаешь это все со стороны, ты смотришь. Я понимаю, что сложно подойти к человеку и спросить: «Извини, ты за деньги здесь или по зову сердца?» Тем не менее, у тебя не было ощущения, что отрабатывают некоторые? Сразу хочу оговориться. Если Ворсобин не нашел проплаченных, это не говорит о том, что их не было.

В. Ворсобин:

- Возможно, можно заподозрить кого-то из них. Но мне это больше напоминает футбольный матч. Если кто-то ходил на стадион, сидел среди болельщиков, обязательно в каждом ряду находится кто-то, кто затягивает речевки. И такие кричалки, которые специальные люди кричат, со стороны кажется, что это человек нанятый. Черт его знает, может и да, а может, просто активист. Нельзя же подумать, что футбольный болельщик, который кричит, он тоже нанят футбольным клубом. Да нет, он активист.

М. Антонов:

- Я так понимаю, что многие, пришедшие сегодня на митинг, хотели, чтобы мэр Хабаровска вышел к ним. Будем считать, что сейчас состоится такой виртуальный выход. С нами на прямой связи Сергей Кравчук, мэр Хабаровска.

Сергей Анатольевич, наверное, нужно пояснить слова для тех хабаровчан, которые слушают Радио «Комсомольская правда», что вы имели в виду, говоря о проплаченных. Потому что ваша пресс-служба уже сказала, что слова несколько вырваны из контекста.

С. Кравчук:

- Давайте мы остановимся на том, что акции, которые проходят в поддержку губернатора, сегодня я говорил и буду говорить, что я не поддерживаю. Почему не поддерживаю? Потому что в условиях карантина (в Хабаровске и Хабаровском крае ситуация не очень хорошая) это прежде всего отражается на здоровье людей, и мы должны об этом и самим себе давать ответственность, что среди пришедших на эти акции есть люди, которые заболели или болеют коронавирусом, бессимптомники, тем самым заражая находящихся рядом людей.

И мы сегодня видим, что эта акция уже переходит в политическую плоскость. Этого бы мне тоже не хотелось, я против этого. Я поддерживаю тех избирателей, горожан, которые отдали свой голос за губернатора в 2018 году, они имеют на это. Но еще раз повторяю, что сегодня это несанкционированные акции, это акции, проходящие в условиях карантина. И я бы хотел сказать тем людям, которые участвуют в этих акциях, прежде всего, заботиться о своем здоровье. Ну и признателен тем горожанам, которые сегодня к этой акции не примкнули и не хотят участвовать, а требуют от участников мира, спокойствия, а самое главное, тишины.

М. Антонов:

- Сергей Анатольевич, я сейчас небольшие исторические параллели проведу. Потому что когда начинались народные волнения на Руси, всегда к народу выходил кто-то. Если вспомнить Соляной бунт или Медный бунт, выходил сам царь Алексей Михайлович. Когда было восстание стрельцов после смерти Алексея Михайловича, они бежали к дворцу с криком «Петра I и брата его Ивана убили», - и выходил боярин и Святейший. Эпидемия холеры в начале XIX века. Приехал специально в Петербург Александр I, вышел к собравшимся. Я по поводу того, что сегодня требовали вас на площадь. Вы собираетесь выйти и поговорить с людьми?

С. Кравчук:

- Я несколько раз уже обращался к горожанам – в Инстаграме и по телевидению, в прессе. Я готов разговаривать, говорить, я человек открытый, все это знают. К сожалению, в это время меня не было в администрации, когда приходили, я был на объекте. Если мне скажут, что в такое-то время давайте мы встретимся, я готов встретиться и обсудить те вопросы, которые будут мне заданы, или те моменты, которые интересуют тех людей, которые ко мне придут на встречу. Я всегда готов.

В. Ворсобин:

- Я могу предложить вам в 9 часов вечера в любой будний день. Вы, наверное, прекрасно знаете, что в 9 вечера они всегда находятся около администрации Хабаровского края, и там можно пообщаться с народом.

С. Кравчук:

- Понимаете, это правительство Хабаровского края. Наши граждане, которые выходят на эту акцию, они же приходят в правительство края. Я готов принять их у себя. А говорить с участниками акции на крыльце правительства Хабаровского края… Ну, поймите меня правильно, я мэр, не работник правительства Хабаровского края. Пусть меня поймут правильно те, кто участвует в акциях.

В. Ворсобин:

- Назначайте встречу. Говорите, где вам удобно. Я могу донести. Давайте организуем встречу в мэрии.

С. Кравчук:

- В 9 часов вечера мы вряд ли организуем. Я еще раз повторяю, мне нужна не просто встреча ради встречи. Мне нужно, чтобы сказали или предложили, ставили те вопросы, которые сегодня интересуют или волнуют тех лиц, которые участвуют в акции.

М. Антонов:

- Спасибо большое, Сергей Анатольевич.

Вполне возможно, возмущение мэром связано еще и с тем, что это тот самый немногочисленный представитель «Единой России», еще оставшийся в Хабаровском крае.

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Да. Это удивительный момент. Дело в том, что в местном краевом парламенте осталось всего два депутата от «Единой России». Сейчас идут, по-моему, довыборы, и «Единая Россия» заявила в глубинке Хабаровского края, что не будет выставлять кандидатуру своего кандидата, потому что знает свой рейтинг.

Сейчас мы слушали мэра. Ему был задан вопрос по поводу того, как он прокомментирует свои слова про проплаченный митинг. Я думал, что мэр имеет основания так говорить, и сейчас будет говорить о том, какая у него есть информация. Но он действительно не хочет подтверждать, что этот митинг проплачен, и это, конечно, удивительно.

М. Антонов:

- Сейчас, когда мы продолжаем сравнивать, как это все начиналось, и вот неделя прошла, поменялись ли требования? Ведь в прошлую субботу люди вышли, вынесли плакаты «Фургала назад», там очень мало было плакатов «Свободу Фургалу». Что людей всколыхнуло? Само по себе демонстративно жесткое задержание губернатора, его вывоз из Хабаровска в Москву. То есть они просили вернуть его обратно, потом честный, открытый суд, если есть какие-то доказательства. Сейчас риторика немножко поменялась?

В. Ворсобин:

- Мне показалось, что поменялась. Сейчас Фургал вернулся на первое место. Если раньше просто общая «свобода», «свобода», а сейчас – именно «Фургал», «Фургал», большой его портрет несут. Для меня это загадка. Вообще сам этот персонаж, Фургал, в этих митингах очень странную роль играет. Он уже заявил, что не одобряет эти митинги. Сидя в камере, он уже сделал это заявление. ЛДПР уже, в общем-то, дистанцировалась от этих митингов, а люди все равно выходят с его именем. У меня есть только одна версия. Кроме того, что местные люди очень злы на Москву (это исторически), теперь они чувствуют, что их обидела Москва, так унизительно арестовав губернатора, которого они выбрали. Но тут еще за неделю, мне кажется, люди начали копаться в деталях этого уголовного дела. Если в первые дни все казалось очень красиво и хорошо, то теперь всплывают некие данные. Сейчас мы просто можем залезть в интернет, забить эти слова и посмотреть, что это за дело. И они понимают, что ничего очевидного там нет. То есть это не такое дело, где дважды два – четыре. И это неопределенность, которая наслаивается на неопределенность власти в регионе. Ведь Хабаровский край без власти уже неделю.

М. Антонов:

- Я с тобой согласен, технически до сих пор Сергей Фургал остается губернатором Хабаровского края.

Зачитаю пришедшее сообщение. «Представляете, как наболело у людей, если они выходят протестовать на улицу, презирая опасность заразиться коронавирусом? Это точно не за деньги».

Я уже сказал, то, что мы видели, это люди, у которых наболело и накипело. Но это вовсе не говорит о том, что среди многочисленных собравшихся не было людей, которые проплачены кем-то. Может быть, и не было, а может быть, и есть.

В. Ворсобин:

- Знаешь, что еще их гонит на улицу? Они почувствовали некий кайф оттого, что можно находиться рядом. Люди же разрозненно живут в городах, даже соседей не знают. А тут люди вышли и почувствовали себя городом, у которого есть какая-то большая, великая цель.

М. Антонов:

- А какая цель? Я цели не вижу. Ну, собрались, покричали. Ведь это все равно, что сказать: хотим летом снега. Понятно, что Фургала в Хабаровск не вернут.

В. Ворсобин:

- Если такие высоколобые чиновники управляют краем, почему они не решают старые проблемы, которые уже охрипли местные говорить? Это рыба, это уничтожение природы, вывоз леса, разбитые дороги. Это в принципе из года в год. А они молчат, и людям достается только возможность голосовать за «Единую Россию». И вот они проголосовали, «Единая Россия» взяла и губернатора посадила, а теперь им все равно. Они выходят и говорят: вы чего, обнаглели? По сути, это крик Москве – ты чего, обнаглела? И эта ярость, оказывается, не прошла, она держится уже неделю.

М. Антонов:

- С нами на связи политолог Александр Асафов. Александр Николаевич, я хотел бы спросить про безвластие. 8 дней, и непонятно, когда будет назначен ВРИО. Говорят, очереди из желающих нет. И не факт, что вообще назначат человека от ЛДПР. Ваши мысли по этому поводу?

А. Асафов:

- Я бы хотел сказать коротко по поводу характера происходящего, прежде чем перейти к трактовке дальнейшей системы власти в регионе. Дело в том, что у массовых протестов, хочется нам того или нет, всегда есть внутренний актор, который является бенефециаром. Он может играть синхронно с настроениями народа, может играть асинхронно, но в любом случае, он есть. И вот этот механизм вывода людей в городах края – и в Комсомольске-на-Амуре, и в Хабаровске, и во Владивостоке – мы уже видели, когда определенные товарищи просили людей поучаствовать, чтобы создать массовость, по вопросу запрета праворульных автомобилей. Помните, была история? История схожая.

Сейчас история есть про то, что людям говорят, что та самая Москва может закрыть «Амурсталь». 25% «Амурстали» знаете, кому принадлежит? Жене Фургала. И куча таких обстоятельств, они есть всегда. Мы всегда говорим о выплеснувшемся на улицу народном гневе, но когда начинаешь разбираться в деталях, оказывается, что у революционной романтики всегда есть конечные бенефициары, которые этот процесс, так или иначе, модерируют. Это не отменяет настроения людей, это не отменяет проблем перечисленных, но, тем не менее, такой революционный пафос делает не очень состоятельным. Всегда есть такие процессы.

Теперь к системе власти. Конечно, это выглядит, еще при помощи Владимира Вольфовича, который не устает генерировать новостные инфоповоды, действительно сложно. Но, честно говоря, я видел не одну такую проблемную территорию. В частности, решалось, тот самый эмоциональный вал спадал, поскольку жить-то надо, решения надо принимать, дороги надо строить, платить социальные пособия, пенсии и прочее надо же, это кто-то должен делать, система исполнительной власти должна работать. Поэтому долго это не продлится. Трутнев вчера сказал, что скоро будет назначен и.о. Технический ли или и.о., который пойдет на выборы, когда будет принято решение об отставке…

М. Антонов:

- Ваше мнение – ЛДПРовец или нет?

А. Асафов:

- Я не вижу, честно говоря, тут каких-то, кроме Владимира Вольфовича Жириновского, пожеланий о назначении ЛДПРовца. Это будет фигура, которая способна это сделать. Помните, как Развозжаев в одном из регионов выполнял техническую функцию, и весьма успешно, до избрания там господина от КПРФ. Он же какое-то время там находился, управляя процессами. Я думаю, что сейчас нужен такой же человек. Будет ли он потом избираться на выборах, если все-таки произойдет отставка, или не будет, это вопрос, сейчас отложенный.

М. Антонов:

- Володя, кого примет Хабаровск, какого человека, какого ставленника? Мне кажется, что любого – в штыки.

В. Ворсобин:

- Интересно, что и «Единая Россия», и ЛДПР, они все сходятся на одном, хотя вроде бы противники друг другу - главное, чтобы это был местный. Для местных принципиально даже не то, что он должен быть из ЛДПР, а здесь хотят, чтобы был местный человек. Дескать, он знает местные проблемы, местный менталитет.

М. Антонов:

- То есть уроженец Дальнего Востока, и не от «Единой России». Это, видимо, два главных пункта?

В. Ворсобин:

- Да. И ЛДПР уже не имеет большого значения, немножко раздувают эту партийную принадлежность, людям здесь в этом смысле все равно.

Михаил Антонов

М. Антонов:

- Сейчас в интернете распространяется такая подборка от пользователя по имени Софья Тамбулатова, подборка того, почему Фургал нравился (и нравится) хабаровчанам, и что сделано в реальности. Приведу несколько примеров из этой подборки.

Итак, почему нравился Фургал. Были приостановлены сомнительные госзакупки, суммарная трата на которые составила бы 150 млн. рублей. А теперь факт. Да, закупки приостановлены, аудит их проверяет, но сами эти госзакупки не отменены, и если аудиторская компания не найдет никаких превышений, эти госзакупки состоятся.

На посту губернатора начал бороться против излишних трат на роскошное имущество. Это тоже в копилку Сергея Фургала. Факт. Расходы бюджета Хабаровского края на содержание госаппарата выросли за последний год.

Еще один факт. Выставил на продажу яхту. Ее содержание обходилось бюджету региона в 600 тыс. рублей в год. Яхту действительно выставили. Она была построена в 2005 году, приобретена и поставлена на баланс Хабаровского края во времена губернатора Ишаева. Сначала хотели продать за 60 млн. рублей, через год цена на яхту снизилась до 30 млн. рублей. Яхта до сих пор не продана.

Сократил себе зарплату до 400 тыс. рублей. Расходы при Сергее Фургале на содержание губернатора в 2020 году запланированы в 11 млн. 899 тыс. рублей.

Запретил летать бизнес-классом. Не всем, а только для зампредов краевого правительства, которые не так часто летали в командировки.

Видите, на каждый плюс в адрес Фургала находится какой-то факт, который опровергает это. Володя, ты ознакомился с этой подборкой? Что здесь правда, а что неправда?

В. Ворсобин:

- Да что знакомиться? Это известно. Это действительно так. Фургал, конечно, любил пиариться очень сильно. Вообще, как говорят его противники, он, конечно, молодец, в плане того, что очень технологично влюбил в себя народ. Он этим долго занимался и, видите по митингам, у него это получилось.

Но здесь есть одно «но». Дело в том, что он обязан был это делать. Каждый губернатор должен попробовать влюбить в себя народ. У нас, к сожалению, на постах губернаторов находятся такие технические ребята, такие белые воротнички, которые сидят в своих кабинетах, они сражаются за проценты, за надои, им главное – отчитаться перед Москвой. А вот с людьми поговорить, каким-то образом показать, что ты думаешь о них, пусть и с помощью вот такого нехитрого пиара, как это делал Фургал, то – нет. И поэтому народ и власть отчуждаются друг от друга, власть на своей планете, люди трудятся на своей планете. А здесь случилось так, что с помощью таких технологий люди полюбили, поверили Фургалу. Тем более, что кроме того, что ты зачитал, там же есть и реальные дела. Его здесь ценят скорее за историю со школьными обедами.

М. Антонов:

- У меня есть про школьные обеды. Школьники из числа малообеспеченных семей питаются одинаково, по одному со всеми меню. А правда такова, что не во всех школах Хабаровского края есть возможность кормить детей вообще горячими обедами, потому что в школах не построены пищеблоки.

В. Ворсобин:

- Там была решена проблема, что детям из малообеспеченных семей и обычным детям давали разную еду. Там готовили по-разному, у одних были беднее обеды…

М. Антонов:

- То есть он уравнял.

С нами на связи ведущий радио «Комсомольская правда», наш колумнист Сергей Мардан. Сергей, твое ощущение того, что происходит в Хабаровске?

С. Мардан:

- Власть проявляет полную импотенцию.

М. Антонов:

- Подожди, какая власть? Там безвластие.

С. Мардан:

- Я имею в виду Кремль. Уже пошел 9-й день, как в огромном крае размером с половину Западной Европы нет губернатора. И, в общем, никаких внятных заявлений, кроме комментариев пресс-секретаря президента и таких же двух бессмысленных комментариев полпреда, за все это время услышано не было. Это совершенно неслыханно. Я не скажу, что за 30 лет, но за последние лет 15 ничего подобного мы не видели. То есть в принципе невозможно оставить целый регион без власти. Можете себе представить, убрали губернатора – это значит, что парализована работа всего регионального правительства. То есть никто не знает, кого посадят, кого арестуют, кого уволят. Никто не работает.

М. Антонов:

- Слушай, есть же вице-губернатор, в конце концов.

С. Мардан:

- Вице-губернатор, так же как и губернатор, я думаю, ждет ареста.

В. Ворсобин:

- Я хочу добавить. Когда Кремль это затевал, он же должен был просчитать. Я даже у местных социологов спрашивал: «А ФСБ, ФСО не считали здесь людские настроения, они не ожидали?» Они не просчитали. А теперь получается, что, видимо, у них был какой-то кандидат, а когда началась вся эта истерия, то ли они поняли, что этот кандидат не потянет, и начали искать другого, то ли тот отказался. В общем, действительно, какой-то кадровый бардак и полная некомпетентность, мне кажется, тех людей, которые отвечали за политику Москвы здесь, на Дальнем Востоке.

М. Антонов:

- Я не могу сейчас вспомнить, через сколько дней, например, нашли замену бывшему губернатору Сахалинской области Александру Хорошавину.

С. Мардан:

- Сразу. Был назначен в тот же день, в день ареста. Это делается все в день ареста. Хорошо, ну, на второй, на третий. В Хабаровске вторая неделя пошла.

Здесь в чем я вижу проблему? Хорошо, власть нейтрализует пока что, скажем так, общественное внимание всякими глупостями типа скандалами про харассмент и прочую дребедень. Но в эти выходные, поскольку информационная поддержка пуста, все будут читать про очередные митинги в Хабаровске. И все будут делать примерно такие же выводы, как делаем мы с вами, о том, что власть парализована. Это пока что главный вывод, который можно сделать. А уж за что арестовали Фургала, вообще сейчас никому неинтересно.

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Если пойти дальше, можно болезненный вывод сделать. Сейчас Кремль побаивается, что теперь этот хабаровский опыт могут перенять другие регионы. Кстати говоря, и безвластие дает возможность местным спокойно протестовать, без всякого сопротивления полиции. Потому что, мне кажется, никто не хочет просто отвечать за насилие над горожанами, никто на это не идет. А такую картинку видит вся Россия и думает: если что-то, это возможно… И это очень плохой сигнал, который сейчас идет в регионы из Хабаровска.

М. Антонов:

- Сережа, сейчас очень многие сравнивают эти митинги, которые проходят в Хабаровске, с различными историческими параллелями. 8 дней проходят несанкционированные (то есть никто не давал разрешения) митинги, между тем, они мирные, полиция митингующих не трогает. И говорят, что это опьянение свободой может, как в 91-м году быть.

С. Мардан:

- Нет, ничего подобного не будет.

М. Антонов:

- Тогда же тоже было безвластие, я напомню.

С. Мардан:

- Нет, не совсем так. В 89-91-м году это было почти двухлетнее безвластие, и это было в Москве прежде всего. Весь остальной Советский Союз (за исключением Прибалтики и Тбилиси) находился в состоянии вполне уравновешенном, покоя и ожидания, когда бардак закончится. А то, что происходит сейчас, это именно коллапс. Потому что власти привыкли, что вся политическая движня происходит в Москве, и они знают, как с этим справиться. Здесь есть Навальный, который явно сексот, и разваливает любую организационную работу. И все знают, что с Навальным нужно сделать.

М. Антонов:

- Здесь есть Росгвардия, которая не стоит и не смотрит.

С. Мардан:

- Да, огромное количество Росгвардии, которая 5 или 10 тысяч хипстеров бородатых разгонит на счет «раз». А там нет никакой Росгвардии. Я думаю, там один полк внутренних дел в количестве 300 человек на огромный край, это всё, что есть.

М. Антонов:

- Володя, давай подведем итоги. Твои ощущения, сколько эта движуха будет продолжаться?

В. Ворсобин:

- Я думаю, еще неделю минимум. И опять-таки, все упирается в кандидатуру нового губернатора. Если они угадают, попадут точно в хорошую кандидатуру, тогда это прекратится быстрее. Но все равно нужно неделю-две, чтобы люди устали уже чисто физически ходить на митинги. Я думаю, что когда сами автолюбители начнут давить (простите за такое слово) своих же сограждан за протест, вот тогда можно сказать, что все закончилось.

М. Антонов:

- По тем сообщениям, которые мы получаем, что рассказывает наш обозреватель Владимир Ворсобин, никто уходить не собирается. В смысле, они уйдут, но они вернутся, так, по крайней мере, кричат митингующие. Я чувствую, что эти протестные настроения будут продолжаться. И лозунги, которые сейчас появляются, они становятся все более и более интересными. «Я, мы, Фургал», - кричат люди. Самое главное, еще одно требование. Некоторые действительно верят, что если и есть обвинения против Сергея Фургала, то, во-первых, нужны доказательства, а во-вторых, должен быть суд, открытое заседание, и это должен быть суд присяжных.

Зачитаю пришедшие сообщения. «Понятно, почему поднимают имя Фургала. Сам он значит для народа немного, а вот для устоявшейся элиты в Хабаровском крае смена губернатора означает потерю позиций или, может, даже бизнеса». Но выходят на площадь обычные люди, а не элита.

«Понятно, мэр Хабаровска говорит о несанкционированных митингах. Что ему мешает санкционировать проведение митингов в поддержку Фургала в прямом эфире «Комсомольской правды»?» Я не знаю, почему ни один из митингов, которые были в Хабаровске, в итоге не согласован, они все в статусе несогласованных митингов.

За тем, что происходит в Хабаровском крае, в самом Хабаровске, мы следим и будем об этом оперативно информировать.