Эксперт о многоразовых масках: «В детстве учили бяку в рот не нести, а тут взрослые это делают»

Владимир Котов
Валентин Алфимов и Сергей Мардан поговорили с президентом Ассоциации разработчиков средств индивидуальной защиты Владимиром Котовым о том, из чего складывается цена на медицинские маски.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


С. Мардан:

- И снова здравствуйте! Я, Сергей Мардан!

В. Алфимов:

- А я, Валентин Алфимов! Рады видеть вас!

В. Алфимов:

- К нам присоединился Владимир Котов, президент Ассоциации разработчиков средств индивидуальной защиты. Здравствуйте!

В. Котов:

- Добрый вечер!

С. Мардан:

- Значит, вы все знаете про производство масок, респираторов, костюмов и, наверное, чего-то еще, о чем мы даже не догадываемся?

В. Котов:

- О всех средствах индивидуальной защиты, коих насчитывается, а мы их разделяем на 12 классов. И то, что вы перечисляли, это средства индивидуальной защиты органов дыхания – это один из классов, их кратно больше.

В. Алфимов:

- Это главная сегодняшняя тема. И месяц назад, и еще через месяц будет.

В. Котов:

- Более того, могу сказать, что это реально, это правда, средство индивидуальной защиты – это необходимость. Реальная необходимость существования человека. Почему? Потому что человеку, чтобы жить и работать, а в процессе работы он подвергается всевозможным рискам и опасностям, безусловно, часть рисков купируется различными мероприятиями. А то, что нельзя купировать организационно, тогда приходят на защиту средства индивидуальной защиты. Без них никуда.

С. Мардан:

- Владимир, а сколько в стране предприятий, входящих или не входящих в вашу Асоциацию? Кто занимается этим производством. Сразу объясню суть вопроса. К началу эпидемии, а мы в этом смысле не отличались от остального цивилизованного мира, оказалось, что нет ничего.

В. Котов:

- Я не могу сказать, что нет ничего. Это не совсем так.

С. Мардан:

- Сейчас уже есть.

В. Котов:

- Постойте, коллеги. Другой момент, что это было и есть. Просто так получилось, что у нас в стране и во всем цивилизованном мире де-факто, и мы об этом говорим сейчас, не был предусмотрен вариант такого разового большого спроса. И второй момент. Объективно наши средства индивидуальной защиты не были представлены в таком количестве в системе здравоохранения. Не только России, но и в других странах. Поэтому и возникла такая ситуация.

В. Алфимов:

- А почему так получается? К нас нет стратегического запаса? Тушенка, хлеб, сахар есть, В советское время, и сейчас на складах хранится. А на случай такой вот пандемии маски мы нигде не храним?

В. Котов:

- Получается, что так. Да, система резерва есть. Она существовала и во времена СССР. Просто она оптимизировалась, развивалась. И развитие этой системы привело к тому, что часть средств индивидуальной защиты просто перестали там присутствовать, к сожалению.

В. Алфимов:

- Развивалась, понятно.

В. Котов:

- Ну, я оптимист. Я уверен, что то, с чем мы столкнулись, эти выводы сделаем не только мы, но и наши коллеги, отвечающие за росрезерв. И это должно быть устранено. Это очевидно всем. Мы понимаем, что уже живем в другое время. И сталкиваться с такого рода вызовами, мы должны быть к ним готовы.

Что самое обидно, это легко! Это не архисложная задача. Изготовление этих вещей.

С. Мардан:

- Сколько стоит поточная линия по производству этих трехслойных медицинских масок? Самых массовых.

В. Котов:

- Сейчас все, что связано с ценами на средства индивидуальной защиты органов дыхания и около них, если о масках, обращу ваше внимание, что медицинские маски – это средства гигиены. Есть соответствующий ГОСТ. Он даже у меня лежит на столе, при этом я специально не готовился. 58396 – 2019. И в нем прямо в самом начале написано, что медицинские маски, а они должны изготавливаться по этому ГОСТу, они не являются средствами индивидуальной защиты. Это гигиеническое средство.

С. Мардан:

- Это понятно.

Владимир Котов

В. Котов:

- Нужно, необходимо, но по факту.

Ситуация ажиотажного спроса, который мы наблюдаем сейчас, выросло все, что связано с этими изделиями. Выросло сырье. Если говорить о мельтблауне - высокоэффективном фильтрующем материале, который используется в респираторике, то его цена увеличилась с 8 долларов до 20 долларов за килограмм. Это в Китае. Это в то время, когда нефть подешевела, а мельтблаун – это продукт нефтехимии, он должен был подешеветь. Когда электричество на внутреннем китайском рынке подешевело, а из-за ажиотажного спроса это сырье подорожало.

С. Мардан:

- Это понятно. Я не про это спросил. Очевидно, что стоимость оптовая масок выросла, материалов. Сколько стоит поточная линия? Понятно, что поточные линии тоже изготавливают в Китае.

В. Котов:

- Не только в Китае. Основной производитель да. Сейчас затрудняюсь ответить.

С. Мардан:

- Вон правительство Москвы купило производителя масок аж за полтора миллиарда рублей.

В. Котов:

- Но они покупали не только производство, не только линию, а долю рынка – это раз. Они покупали уже отлаженное производство с имеющимся разрешением и с присутствием на рынке. И это совсем другая история. Когда у тебя отлажено производство, тебе не надо раскручивать. Причем, в тот момент, когда спрос кратно рос. В доковидное время, если себестоимость той же маски не превышала одного рубля, если она и подорожала сейчас, то она подорожала пусть кратно, но все равно, ну, шесть рублей. В зависимости от того, из какого материала она делается. Это принципиально важно. Если вы говорите о трехслойном, то там подразумевается наличие блаун спанбонд. Мельтблаун на сегодняшний день является настолько дефицитной позицией, что я, честно говоря, сомневаюсь, что производители медицинских масок его используют. По крайней мере, те изделия, которые мы имеем возможность наблюдать, там используется просто спанбонд. Это совсем другой материал, он проще и дешевле.

С. Мардан:

- И ни от чего не защищает. Вы называйте вещи своими именами.

В. Котов:

- Я не могу сказать, что он ни от чего не защищает.

С. Мардан:

- От чего защищает?

В. Котов:

- Конечно, окружающих от ваших чихов, от капель. Если мы говорим о природе биологической вируса и прочее, конечно, они очень маленькие по размеру. И, естественно, выступать в роли механического барьера, он, естественно, проникает сквозь нее. Но для того, чтобы проникнуть, ему надо добраться до вас. Поэтому защитная функция маски именно гигиеническая, чтобы это кхе! И не понеслось.

С. Мардан:

- То есть, можно просто замотать себе, как ковбой, лицо шейным платком. И эффект будет примерно тот же.

В. Котов:

- В гигиеническом случае да. Единственное, надо понимать, что шейным платком – это мы перешли к разговору о так называемых многоразовых масках. По факту эти изделия, которые народ изготавливает из различного материала, называет это многоразовыми масками, дизайнерскими, еще какими-то, шейный платок, вот это все, то есть, здесь важно понимать ту опасность, которой они подвергают себя.

При изготовлении любого материала, в данном случае ткань, из чего делается маска, надо понимать, что при изготовлении волокна используется химия. При ткачестве используется химия. При отделке используется химия. При крашении используется химия. На всех этапах используются различные химические реагенты, которые входят в структуру конечного материала. И вы не знаете, как потребитель, что там внутри, какие фенолы и так далее, а подносите его к своей слизистой.

Нас в детстве учили всякую каку-бяку в рот не нести. А тут взрослые люди это пытаются делать.

Второй момент. Если вы даже знаете, что там есть, понимаете санитарно-гигиенические свойства, они соответствуют, то вот мы потом поносили, обработает и все будет хорошо. Поносили. Понятно. Намокла. Если в случае с медицинской маской утилизировали и выбросили. А в случае с многоразовой, вот дезинфицировали. Это значит, что воздействовали химией.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- У меня есть такая маска. Красивая. Это средство индивидуальной защиты?

В. Котов:

- Нет.

В. Алфимов:

- Она мне не поможет? Ничего? Это для собственного успокоения люди носят.

В. Котов:

- Не совсем так. Смотря от чего вы хотите, чтобы она вам помогла.

В. Алфимов:

- Сейчас коронавирус. Я про него.

В. Котов:

- Как гигиенической средство, безусловно, она вам поможет. И если вы будете находиться в общении с другими людьми, то гигиенические средства необходимо использовать для того, чтобы уменьшить вероятность распространения вируса. Но если вы работаете в вирусе, если вы врач, если вероятность встречи с вирусом высока, то надо использовать респираторы.

В. Алфимов:

- У меня в эту маску есть вот такой вкладыш. Говорят, что очень хорошо помогает, вирус не пропускает. Это тоже не средство индивидуальной защиты?

В. Котов:

- Это, к сожалению, больше похожа на мошенническую историю. В ситуации со средствами индивидуальной защиты есть четкие документы, технический регламент Таможенного союза, где четко написано, что, где и как, каким образом изготавливать, проверять и контролировать. И какая маркировка должна быть нанесена, чтобы вы должны быть уверены, что это средства индивидуальной защиты. И какие должны быть документы.

На всех такого рода изделиях ручных этого, естественно, нет. Поэтому мы не можем, что это средство индивидуальной защиты.

В. Алфимов:

- А вот костюмы у медиков - это средства индивидуальной защиты? Которые работают в красной зоне. Я просто пытаюсь понять, почему все вдруг оказались не готовы? Почему медики в красную зону вынуждены были ходить в обычных халатах белых. И заражаться там десятками.

В. Котов:

- Для любых специальностей есть так называемые нормы. Четко расписано, какие средства индивидуальной защиты ему необходимо выдавать. Так получилось, что в медицине своя немного, отдельная история, свои требования. Поэтому та специфика нормообразования по средствам защиты, которые есть в медицине, они тоже свои. И здесь ситуация, которая случилась, она показала некую недоработанность. И необходимость срочного принятия мер по исправлению вот этих выявленных фактов.

С. Мардан:

- Я просто глядел с самого начала этого карантина на состоятельных господ, которые посещали всякие премиальные супермаркеты в масках маркировки N95. А некоторые даже в защитных импортных белых костюмах, я и таких видел. А вот эти вот мембранные респираторы, пресловутые N95, их в России изготавливают?

В. Котов:

- N95 – это не пресловутые импортные, это класс американского стандарта. Всего существует несколько стандартов - американские, европейские, которые у нас в России так же приняты – FP2, FP3, FP1. Чем выше цифра, тем меньше проскока. Круче для чего?

С. Мардан:

- Цифра в процентах: 95 – это 95%. Поглощает.

В. Котов:

- В данном случае да. Не поглощает, а защищает.

Сергей Мардан

С. Мардан:

- Изготавливаются у нас такие маски или нет?

В. Котов:

- Конечно. У нас в России достаточно хорошие давние традиции респираторики. Все мы помним академика Зелинского – это изобретатель противогаза. Это был российский ученый.

С. Мардан:

- А так же искусственного каучука.

В. Котов:

- Да. Он много чего сделал. Открытий технологических.

В России есть производители. Они были, есть и будут. Они сейчас трудятся в повышенном режиме. Буквально круглосуточно. Наращивают выпуск.

С. Мардан:

- Тогда скажите, почему наши большие начальники в течение двух месяцев под телекамеры упорно рекламируют американского производителя 3М?

В. Котов:

- Мне кажется, имеет смысл задать эти вопросы им. Если мы говорим о респираторах марки 3М, то у нас в Волоколамске есть завод этой компании. Продукция идет на наш российский рынок.

С. Мардан:

- И эти респираторы?

В. Котов:

- Думаю, да. Специально их вряд ли кто завозит, особенно в такой ситуации, когда все страны столкнулись с дефицитом. И начали ограничивать передвижение продукции между границами.

С. Мардан:

- Вы, как глава отраслевой ассоциации, обращали внимание хотя бы пресс-служб московской мэрии или Дмитрия Пескова, он, правда, тоже заболел, что негоже первым лицам страны, по крайней мере, московского региона ходить в импортном, когда есть такое же отечественное? Меня в детстве учили, что советское – значит, отличное.

В. Котов:

- Я тоже родом из СССР. И горжусь, нам есть, чем гордиться.

С. Мардан:

- Советские противогазы, да.

Скажите, обращались или нет? Почему они ходили в импортном? И все равно заболели, кстати. Не спасло их!

В. Котов:

- Мы не знаем, почему они заболели.

С. Мардан:

- Надеюсь, не в сауне.

В. Котов:

- В сауне маловероятно. Вирус боится…

Все стандарты, которые есть у респираторов, главное, чтобы они соответствовали. Их проверяют лаборатории и инфекционные органы. Если есть сомнения, обращайтесь в ассоциацию СИЗ, мы развеем все ваши сомнения, ответим на любые вопросы. Мы работаем. У нас не было никакого карантина, потому что мы – та отрасль, которая важна и нужна.