Алексей Мухин о Нагорном Карабахе: «Когда Россию куда-то пытаются втянуть, уши растут очень британские»

Алексей Мухин
Сергей Мардан и Мария Баченина поговорили с политологом Алексеем Мухиным об обострении отношений между Арменией и Азербайджаном и ролях России и Турции в нагорно-карабахском конфликте.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


С. Мардан:

- С нами на связи политолог Алексей Мухин. Давайте обсудим конфликт между Арменией и Азербайджаном. Где тут интерес России? Конфликт не заканчивается уже вторую неделю. Армения является нашим официальным союзником. Азербайджан является объективно нашим большим партнером, с которым у нас 75 лет общей истории. Откуда этот конфликт возник?

А. Мухин:

- Это слишком большая тема – кто спровоцировал. Это из разряда конфликтов – Троянская война. Она длилась добрый десяток лет. Уже никто не помнил, из-за чего она началась.

С. Мардан:

- Когда начались столкновения, на поверхности мы видим яростную ругань – бессодержательную, пустую. Химически чистая ненависть между армянами и азербайджанцами. Тут же бросили тему, что ничего объективно не предвещало возникновения этой вспышки, во всем виновата проклятый Эрдоган. Это часть его османской политики.

А. Мухин:

- Роль Эрдогана здесь тоже есть. Но здесь есть и роль британских спецслужб. Они там очень активны последнее время. Я думаю, что они как раз и постарались вывести ситуацию на гребень конфликта. Это такая англичанка, которая гадит нам.

С. Мардан:

- А в чем интерес у англичан?

А. Мухин:

- Они баламутят этот регион. Потому что их не устраивает доминирование России здесь. Они пытаются лишить Россию статуса координатора нагорно-карабахского конфликта. Тут же в западных СМИ пошла информация о том, что Россия не справляется со своими обязанностями, надо передавать это либо в Европу, либо в США.

С. Мардан:

- А что, Россия в Закавказье разве что-то определяет?

А. Мухин:

- Мы сидим на этом нагорно-карабахском конфликте уже давно.

С. Мардан:

- Я про Закавказье в широком смысле. Наш товарооборот что с Арменией, что с Азербайджаном не поражает воображение цифрами.

А. Мухин:

- Помните Европейские игры, которые проходили в Баку? Никто из европейцев не приехал. Путин приехал. У нас особенные отношения с Азербайджаном.

С. Мардан:

- А у Азербайджана есть с нами особые отношения?

А. Мухин:

- Мы должны их держать в зоне видимости, в зоне контроля. Иначе у нас проседают сильно наши европейские поставки. Если мы теряем контроль над Азербайджаном, контроль над Азербайджаном переходит в Европу и США. Наша так называемая дружба с Азербайджаном является залогом того, что мы – участники процесса.

С. Мардан:

- Азербайджан является довольно крупным производителем нефти и газа в региональном масштабе. В этом смысле мы с ними прямые конкуренты. За Азербайджан мы конкурируем не с Англией, а с турками, которые последние тридцать лет регулярно говорят о том, что один народ – две страны.

Алексей Мухин

А. Мухин:

- Мы уже давно считаем, что американские, израильские, турецкие спецслужбы действуют самостоятельно. Но периодически обнаруживается, что все эти спецслужбы, сплетаясь в невообразимый клубок интересов и противоречий, так или иначе выводят нас на один центр принятия решений. А именно – Лондон, британские спецслужбы. Вы недооцениваете долгую историю этих спецслужб, их опыт по сталкиванию лбами и выведению на первый план тех же американцев и турок с целью закамуфлировать свою активность там и интересы.

В британо-американских компаниях – энергетических, айтишных и так далее – первую роль играют американцы. Британия всегда за ними закрепляет эту позицию с большой охотой. Но в реальности руководят процессом именно британцы.

С. Мардан:

- Если 100 или 150 лет назад был вполне конкретный интерес Британской империи, она свою имперскую политику вела на половине Земного шара, то после 1947 года никакой империи нет. И где эти интересы Великобритании в Азербайджане или Иране?

А. Мухин:

- Лондон по-прежнему – финансовый центр. И вместо бус, побрякушек и корицы сейчас другие товары ходят туда-сюда.

С. Мардан:

- Если это очевидно для вас, по идее, это должно быть очевидно и для других умных людей. Откуда такая многолетняя лояльность Российской Федерации к городу-герою Лондону? Где тысяч триста наших соотечественников обретаются. Человек пятьдесят из списка Forbes/

А. Мухин:

- Легенда о том, что Лондона выдачи нет, активно культивировалась все 90-е годы. И весь карьерный путь многих олигархов – у всех была одна идея, одна британская голубая мечта. Здесь срубить деньжат, а там купить дворец, дом, пасти овечек, чтобы семья получила британское образование. А продолжать зарабатывать, условно, в России.

С. Мардан:

- Я сам с удовольствием поселился бы в Шотландии. Только почему наша всемогущая ЧК на это смотрит сквозь пальцы? Тот же Фридман является налоговым резидентом Британских островов. Их в Кремле Путин принимает.

А. Мухин:

- Когда создавалась такая идеология: это Рашка, пора валить, - идеология упрощенная, маргинальная, соответствующая интеллектуальному развитию некоторых представителей тех, кто ее исповедует, - первым делом сломали хребет КГБ. Чтобы эта идеология могла пойти в ограниченные массы.

Ситуация, которая сейчас складывается на армяно-азербайджанской границе, более прозаическая и менее углубленная. В геополитических сферах эти причины присутствуют, но здесь речь идет об утилитарных вещах.

М. Баченина:

- Вы сказали, что конфликт еще не очень глубокий. Как же тогда то, что втягивается уже и Грузия, и Сербия, и на ковры высылаются послы?

С. Мардан:

- В ситуации на московском рынке «Фуд Сити» вряд ли англичане виноваты.

А. Мухин:

- Вы описали просто метастазы этой онкологии. Условно, ею является нагорно-карабахских конфликт. И болеют ею очень многие страны. Армения и Азербайджан перезаражали те страны, которые так или иначе связаны с этим конфликтом. И находятся либо на одной, либо на другой стороне. Уникальность позиции России состоит в том, что Россия не находится ни на одной, ни на другой стороне. А действия Азербайджана и Армении, если Азербайджану было попроще, потому что на их сторону мгновенно стала Турция, которая давно уже пляшет эти пляски и играет в эти игры, и уже пяток лет просто предлагает открытую военную помощь Азербайджану. На что Азербайджан согласиться не может. При условии позиции России. Главное условие поддержки России состоит в том, что Турция здесь ни при чем. Вы заметили, что Азербайджан ведет себя достаточно сдержанно, когда турки кидаются к нему в объятья и пытаются подтолкнуть в вооруженный конфликт с Арменией.

У Армении другой интерес. Она находится под определенным влиянием России, тоже пытается Россию втянуть в этот конфликт. Армения попыталась заручиться поддержкой ОДКБ. А с учетом того, что тот же Казахстан и Беларусь стоят на проазербайджанской позиции, это просто невозможно. Это разрушит серьезную систему сдержек и противовесов, которая выстраивалась десятилетиями в рамках ОДКБ.

Обе стороны на данном этапе хотят втянуть Россию в непосредственное участие в этом конфликте. Что меня и натолкнуло на мысль про англичанку, которая гадит. Всегда, когда Россию куда-то пытаются втянуть, уши растут очень британские.

С. Мардан:

- Почему вы ищете такое простое объяснение? А чисто русская дурость не имеет места?

А. Мухин:

- А это здесь причем? Что за такой политологический термин – русская дурость?

Сергей Мардан

С. Мардан:

- Объясню. Некомпетентность конкретных политадминистраторов. Неправильные политические и экономические решения. Про Азербайджан два слова скажу. Влияние Турции в Азербайджане выражается экономически. Огромный объем турецких инвестиций. Огромное количество турецких компаний, которые работают там тридцать лет. Достаточно приехать в Баку, чтобы понять, что для турок это дом родной.

Вы сказали, что в Армении сильно влияние России. Давайте приедем в Армению и попытаемся найти там российские компании, которые ведут бизнес. Нет их там. А после прихода Пашиняна ожидания самые негативные. Вот что я называю обычной русской дуростью.

А. Мухин:

- Я не принимаю вас тезис по поводу русской дурости. Дурость национальности не имеет. Попробуйте так же назвать евреев.

С. Мардан:

- Я не еврей, я – русский. Поэтому я про себя могу говорить что угодно.

А. Мухин:

- А мне вы такое говорить не можете. Учтите, что российская позиция здесь, во-первых, я не говорил, что Россия контролирует Армению. Это вы придумали. Я сказал, что Россия и Армения находятся в особых отношениях.

С. Мардан:

- Я сказал, что Россия имеет влияние в Армении.

А. Мухин:

- Я внимательно наблюдал за развитием отношений последние годы между Пашиняном и Путиным. Человек, который совершенно не зависит от Путина и от России, никак не может себя так вести, как ведет себя Пашинян. Армянская диаспора в России очень мощная. Все эти люди переводят деньги в Армению, которая живет в значительной степени с этих денег. Это тоже факт. Обратите внимание на транзакции в Армению. Но даже это не совсем важно. Важно, что армянская диаспора здесь обладает очень серьезным политическим влиянием на армянские власти. Может быть, сейчас эта ситуация ослабевает. Потому что Пашинян очень серьезно борется с армянским бизнесом. И это вызывает дикое раздражение и неприятие местных армян.

М. Баченина:

- А зачем он это делает?

А. Мухин:

- Азербайджан. Да, может быть, турецкое влияние в Азербайджане очень велико. Военно-техническое сотрудничество с Азербайджаном и военная поддержка Алиева, который регулярно при возникновении серьезной ситуации обращается за помощью не к Турции. Он не может совать руку в турецкую пасть. Ее откусят по локоть. А обращается именно к России за гарантиями безопасности, в том числе своего режима. И это тоже медицинский факт.

Я понимаю, что на низовом уровне персиками торгуют турки в Азербайджане. Хотя сомневаюсь. Да, влияние турецкого бизнеса есть. Но обратите внимание, как трагическим образом складываются отношения между Евросоюзом и Россией, когда у нас был торговый оборот 460 млрд. евро, за несколько лет он упал под политическим влиянием. Точно такое же политическое влияние Россия оказывает на Армению и Азербайджан. По сути, замораживая этот несчастный нагорно-карабахский конфликт.

После этого расскажите мне о том, что мы там не влияем.

С. Мардан:

- Спасибо, Алексей.