Милонов: «С Ефремовым не произошло трагедии, с ним произошла закономерность»

Михаил Ефремов после ДТП
Владимир Ворсобин и депутаты Василий Власов и Виталий Милонов в программе «Гражданская оборона» поговорили о том, почему известным людям в России удается избежать ответственности.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Ворсобин:

- Тема этой передачи всем понятна. То, что вы сейчас слышите в эфирах и новостях. Меня больше всего поразил последний выпуск Малахова, где родственники погибшего Сергея Захарова, они уже буквально на следующий день были на телеэкранах, в студии. Хотя там были, по большому счету, другие были наверняка заботы, все-таки человек погиб. И это показывает, насколько наше общество, сейчас все бросили свои занятия, экономисты, политологи обсуждают Ефремова. И к этому прикованы утюги, пылесосы, все, что угодно.

Вот люди, когда обсуждают это, с таким жаром подкрепляют эти новости, они хотят показать грех? Исправить что-то в нашем обществе? Или они хотят, чтобы элита не ушла от своей ответственности? Человек-представитель элиты артист Ефремов, наконец, должен быть наказан. Я предлагаю эти версии. Возможно, будут другие версии.

И у нас в студии Виталий Милонов, депутат Госдумы. Здравствуйте!

В. Милонов:

- Здрасти!

В. Ворсобин:

- И ваш коллега по Госдуме Василий Власов, он представляет ЛДПР. Здравствуйте!

В. Власов:

- Здравствуйте!

В. Ворсобин:

- Ответьте мне на вопрос, откуда такой ажиотаж? У нас таких случаев очень много, включая детей-чиновников и так далее. Почему сейчас ажиотаж крепнет изо дня в день?

В. Власов:

- ЛДПР всегда первый, я с удовольствием. Я свою позицию много раз высказывал. Я, наверное, с вами соглашусь, это, скорее, желание людей, чтобы какой-то известный человек ни в коем случае не ушел от своей ответственности. Вы сами знаете, что официальная статистика, например, за 18-й год у нас показывает, 195 тысяч наших граждан лишились прав за пьяное вождение. В следующем году эта цифра возросла. Мы в Госдуме, я, в частности, последние несколько лет и фракция ЛДПР на протяжении уже десяти лет вносит законопроекты, которые хотят ужесточить наказание за вождение в пьяном виде. В вашем эфире «Комсомольской правды» Владимир Вольфович высказывал предложение конфисковывать автомобили у людей, которые попадаются на вождении в пьяном виде. Но воз и поныне там. К сожалению, наша инициатива большинством думским не поддерживается. Это все приводит к тому, что где-то в региональных СМИ прослеживается информация, что сын депутата законодательного собрания или сын какого-нибудь мэра города был пойман. И на этом СМИ дальше молчат. Они говорят, что он помещен под домашний арест, но как дальше сложилась судьба его, нам ни в коем случае никто не говорит. Ушел он от наказания? Нахождение в СИЗО ему было зачтено в срок?

Все вот эти момент заставляют нас, к сожалению, обращаться к средствам массовой информации, лишний раз прося о том, чтобы, ну, сообщите нам, что случилось в итоге? А сколько уходит от ответственности! Показывая свое удостоверение, какой-то значок депутатский регионального какого-нибудь собрания, дальше продолжает ехать в таком виде!

В. Ворсобин:

- А тут подворачивается Ефремов. И на которого летит вся вот эта нереализованная, скажем, вот эти фобии общества, их ярость по поводу положения вещей. И сейчас получается, что Ефремов попал под горячую руку.

В. Власов:

- Сами прекрасно знаете его взгляды, если мы говорим о политических взглядах, поэтому моя позиция, я ее заявлял заранее редактору, я считаю, что, конечно, Ефремов заслуживает максимального наказания, предусмотренного данной статьей. Но мы так же просим обратить внимание на точно такие же происшествия, где задерживали людей за пьяное вождение, которые попадали в ДТП. И которые потом по каким-то уникальным обстоятельствам уходили от наказания.

В. Ворсобин:

- Виталий Милонов, ваша позиция?

В. Милонов:

- Что касается Ефремова, то, наверное, это некий символ, акт версии Багдасарян, человека, который многократно попадался, будучи в пьяном виде. Я знаю, что были инциденты и с вождением. Не было таких трагедий – это первое.
Человек, обличенный большими связями, покровителями, который одновременно с этим является глашатаем справедливости и весьма талантливым, кстати, человеком, очень талантливым актером, он показывает, что, будучи борцом со сцены за справедливость, сходя со сцены, он эту справедливость попирает ногами. Разбавляет ее в бухле и наркотиках.

С ним не произошло, как пишут некоторые либеральные СМИ, трагедии, с ним произошла закономерность. Человек, который такой бухой, в скотиньем состоянии залезает за руль, как он смог завести машину? Он априори убийца. И это, к сожалению, черная закономерность. Он пил, пил за рулем. И такая трагедия случилась.

Я лично не за шельмование Ефремова. С нас будут втрое больше спрашивать за то, что с ним произошло. Я за то, чтобы все было по закону. И я не понимаю, человек, который задержан в пьяном виде с наркотиками в крови, отпускается в четыре часа утра уже из дома. Кто тот оборотень в погонах, кто его тайный друг? И мимо журналистов, мимо прессы, которая хотела узнать правду, кто тот человек, кто вывел его и отпустил домой?

В. Ворсобин:

- Давайте послушаем, как это было. Не интервью, первые звуки, которые издал Ефремов после аварии.

- Вы сами-то понимаете, что произошло?

М. Ефремов:

- Я понимаю, что я вдарился в машину.

- Вдарился? Человек сильно пострадал.

М. Ефремов:

- Да ладно!

- Очень сильно пострадал.

М. Ефремов:

- Я его вылечу.

- Вылечите?

М. Ефремов:

- Да.

- Вы же не доктор!

М. Ефремов:

- …..

В. Ворсобин:

- «Я его вылечу. У меня денег много». Вот это после ДТП. Смотрите, ведет себя, как типичный представитель элиты – «у меня денег много, я могу его вылечить».

В. Власов:

- Из открытых источников СМИ было сказано о том, что у него 155 штрафов неоплаченных на общую сумму 275 тысяч рублей. Вот эта фраза, которую вы немножко изменили в конце, она как бы показывает отношение людей, у которых много денег, они обличены определенной известностью и властью, что они могут спокойно разъезжать. Ловить штрафы? 155? А что не тысяча? Вот, например, вчера я выступал: Гусейна Гасанова, видеоблогера, лишили, наконец, на три месяца права управления. 714 неоплаченных штрафов! Это показывает, что, ну, мы там принимаем в Госдума законы, поправки какие-то, которые касаются повышения штрафа за превышение скорости на тридцать и более километров, но людям-то плевать на это! Которые на таких автомобилях разъезжают и абсолютно не считаются с остальными участниками дорожного движения.

Думаю, здесь надо вводить определенную прогрессивную шкалу, когда за определенное какое-то количество правонарушений, будет человек лишаться прав. И в случае, если он без прав будет пойман, он будет отправляться в тюрьму. На пять, на десять. А, может, и на 15 лет. Даже если это не привело к гибели людей. 155 неоплаченных штрафов – это отношение Михаила Ефремова к участникам дорожного движения.

Виталий Милонов

В. Милонов:

- Это отношение Михаила Ефремова не столько к правилам дорожного движения, сколько отношение его к собственной чистоте. Это человек, который является одним из небожителей Мельпомены, поэтому, естественно, он считает себе неприкасаемым. Он считает себе привилегированным мажором! Но если бы то же самое произошло, представьте, с муниципальным депутатом, не дай бог, если бы это была партия «Единая Россия» или ЛДПР даже, тут же бы блогеры, независимые журналисты, геи, защитники ЛГБТ, тут же бы все возмутились! Сказали, вот они, подонки и сволочи!

(пропал звук)

В. Ворсобин:

- Гуляет, жив, здоров, поведала журналистка. У нас людей садится за банальную драку без тяжелых последствий практически никто. Даже протокол не составят, а от Мамаев с Кокориным сели. Именно потому, что известные и шуму много.

Получается, наоборот. Те, кто из элиты, из актеров, они рискуют больше перед уголовным кодексом, чем все остальные, хотя наши слушатели вот это, как раз, не считают.

Откуда такой парадокс?

В. Милонов:

- Вспомним, как говорят: «свечку не держал». У данного гражданина, у него приводов, случаев, когда он попадался пьяным, ну, пруд пруди. Откупался. Что ему помешало в этот раз? Человеческая жертва. Если бы не человеческая жертва, замяли бы. Денег дали бы, адвокаты, юристы, решалы, все прошло бы без сучка и задоринки, как это обычно и происходит.

Это показывает, что для человека, столь гневно обличающего кровавый режим, для него самого справедливость не существует. Для него есть эксклюзивные тепличные условия, потому что он в положении непогрешимого. Он великий!

В. Ворсобин:

- Он же не бежал с места происшествия. Он остался на месте.

В. Милонов:

- Он не мог уехать. В этот раз он не мог откупиться. И в этот раз он был в таком свинском состоянии, что просто это было бы невозможно. Сколько раз, говорят его знакомые и так далее, он попадался и откупался. Сколько раз звенели эти тревожные звоночки для него, когда он материл зрителей со сцены, а у нас, извините, поклонники его - плюнь в глаза, божия роса! Ой, он великий, ему можно.

И эти люди, которые готовы оправдывать любую мерзость со стороны этого человека, только ради того, что он является их соратником, они тоже виноваты частично в его такой безрассудности, борзоте.

В. Ворсобин:

- Коль вы заговорили о его друзьях, которые, как вы говорите, его прикрывают, давайте послушаем Андрея Урганта, актера, друга Ефремова. Но у него позиция, все-таки, немного другая.

А. Ургант:

- Человек нажрался, ??? и убил другого человека. Вот так это. Единственное, чего-то там говорили: 8 лет, 7 лет, 6 лет. И он теперь получит в совокупности за разные свои преступления. А я бы взял и послал в город Саратов на 7 лет работать в Саратовском драматическом русском театре. Вот это было бы круто! И что он будет тогда делать, потому что он не сможет без Москвы жить. Но от этого, если не перестанет быть моим другом, если ему понадобится моя помощь, я всегда ему окажу любое содействие. Если бы его фамилия была Кебель, тогда я бы мог к этому относиться еще как-то не очень хорошо. Поскольку он не Кебель, он просто идиот!

В. Ворсобин:

- Вот. Как вам такая позиция? Да, он идиот, почти убийца. Что его сажать? Давайте его сошлем в Саратовский драматический теарт, не губить же талант.

В. Власов:

- Мне эта позиция была бы близка, если бы не было жертвы. Мы даже предлагали много раз за пьяное вождение, помимо конфискации автомобиля, еще ссылать человека из Москвы. Огромное количество мажоров, которые гоняют в пьяном или не в пьяном виде, нарушая правила дорожного движения, для них, действительно, ссылка из города Москвы подальше от своих родителей, это будет серьезным наказанием. Но, к сожалению, мы имеем факт происшествия с погибшим человеком. Я считаю, что наказания он должен понести такое, как это прописано в законе. А вот то, что касается, ведь он отличая определенные проблемы, связанные с нашим государством, с внутренней политикой, он ведь говорил о том, что есть продажные полицейские. И Виталий нам говорил о том, сколько раз он попадался, но ему это сходило с рук! Так давайте разберемся. Если ему это сходило с рук, значит, кому-то он эти деньги давал. Значит, было телефонное право. И кто-то за него заступался. Почему полиция никак не это не реагировала?

Здесь проблема намного глубже. Кому они эти деньги несут? Давайте этих людей наказывать!

В. Ворсобин:

- У нас Анатолий из Петербурга.

- Здравствуйте! Я так же, как и вы, возмущен. И любое наказание мягкое будет, потому что у семьи будет ежедневная боль. Его надо кастрировать и отрубить правую руку, чтобы он не мог садиться за руль.

В. Ворсобин:

- Правую руку, понимаю. А кастрация причем?

- Чтобы и племя его поганое…

В. Ворсобин:

- Я понял, спасибо. Это к Виталию вопрос.

В. Милонов:

- Не ко мне. Это Ветхий Завет. Ко мне - по Новому.

В. Ворсобин:

- Виталий, вот везде откупаются. За такое ДТП, куда попадают родственники наших больших боссов, я знаю их много, сыновья мэров очень значительных городов, никто из них не сидит. И у людей, у которых есть деньги, не сидят обычно.

В. Милонов:

- Конечно, когда мы говорим о каком-то уездном городе N, где начальник местной полиции пьет водку с местным мэром и прокурором, то там, как говорится, может помочь только бригада следственная ФСБ, которая отрежет всем головы и посадит. Но на всех не хватит опричников. Не хватит черных воронков. Должна быть другая система. Я при всей своей недолюбви к блогерам, недовольным жизнью, отдаю должное, что гласность и публичность, доступность информации делает свое дело.

Представьте, если бы этот случай произошел лет тридцать назад. Не было интернета, могли бы и замять, Мы много знаем, когда происходили страшные вещи, но свидетелей не оказывалось. Кого-то пугали, кого-то подкупали, кому-то…

Публичность – отлично. Гласность. Но гласность должна иметь какую-то эффективность, когда человек публично говорит, что произошло, чтобы он не выглядел городским сумасшедшим, которого, рано или поздно, дружки пьяного обалдуя, которая вместе со своей девкой под наркотиками задавил человека, чтобы дружки не дали ему по голове.

А что касается уважаемой Маргариты Симоньян, которая рассказала об этом случае, а ведь она руководитель одного из самого уважаемого издательств! За границей смотрят. Тогда расскажите, кто выписал постановление об отказе. Пусть этому полицейскому камеру в лицо наставят.

В. Ворсобин:

- Это наш вопрос RT!

То, что Ефремов пьет, это секрет Полишинеля, он, вообще говоря, официально был самым пьющим актером нашей страны, он даже это эксплуатировал в своих экранных образах. Где-то года полтора назад он сорвал концерт. Он пришел к публике в совершенно непотребном состоянии. И, в общем-то, это совсем не повлияло на его дальнейшую судьбу, хотя сейчас спрашивают: он опозорился перед всей страной, неужели у тех, кто выдавал ему права, не было никакого сомнения, что они выдают права алкоголику, причем алкоголику, не скрывающему своего диагноза? Василий, вы много говорили о разных идеях, каким образом бороться с этим грехом. Тогда в этом случае кто несет ответственность, только ли Ефремов, за то, что произошло? А может быть, и власть, и депутаты, которые не поставили заслон перед алкоголиками, чтобы они не сели за руль?

В. Власов:

- Я абсолютно с вами согласен. Здесь несколько моментов, начиная от врачей, которые ему выдавали справки. Ведь перед тем как получить водительское удостоверение, вы должны пройти определенных врачей. Что касается случаев, когда ему удавалось избежать наказания, он откупался либо давал билеты на концерт, либо еще что-то.

В. Ворсобин:

- Подождите. Мы говорим о том, что ему выдали права.

Василий Власов

В. Власов:

- Я про права уже сказал. Это могут быть непосредственно сотрудники ГИБДД, которые выдавали ему права, и, соответственно, врачи. Купил он эти медицинские справки или реально ходил по больницам... Я думаю, вряд ли он ходил, скорее всего, просто купил в интернете. И до сих пор таких продаж справок достаточно много на различных сайтах. А еще достаточно серьезный вопрос, который сегодня мельком проскальзывает в сводках расследования, это по поводу последней для него поездки, насколько я понял, в Ulysses Pub, который, по идее, должен быть закрыт, потому что в Москве сейчас все пабы, бары закрыты. Но есть место, куда люди могут спокойно приехать… Я не знаю, направлены какие-то депутатские запросы или нет по поводу этого места, где продают сейчас людям алкоголь. Самое интересное. В любом нормальном обществе, если вы видите человека, который выпил, был бы он известным актером, политиком или не был, обязаны сотрудники паба, бара, ресторана, кафе сообщить об этом правоохранительным органам. Я думаю, 100% они знали, что он приехал на автомобиле. Думаю, это трудно не заметить, учитывая, как он парковался, и чуть не сбил там трех девушек, насколько я помню, которые переходили дорогу.

Я редко видел случаи, когда… Может быть, кому-то покажется, что это плохо, кто-то проведет определенные параллели с Советским Союзом, когда были доносы. Но если это касается здоровья наших с вами родственников, здоровья наших граждан… Мы прекрасно видим, что выпивший человек садится за руль и едет куда-то. Об этом надо сообщать.

В. Ворсобин:

- Давайте послушаем сейчас один из монологов Ефремова. Он в принципе напрямую признается во всем, в том числе, простите, и в наркомании. Давайте послушаем небольшой фрагмент его интервью Дудю.

- Вы бухаете?

- Я подбухиваю, так я бы сказал. Так жестко не бухаю. Потому что работы много. А работать в поддатом состоянии…

- Был момент, когда для вас это становилось проблемой?

- Конечно, был. Когда выпиваешь, выпиваешь, что-нибудь просматриваешь, куда-нибудь придешь. Это ужасные моменты. Об этих моментах я даже вспоминать не хочу.

- Что вы делали, чтобы этих моментов не было? У вас был период, когда вы понимали – запой, надо выходить?

- У меня нет запоев. У меня не запои. Я пью дня два и отравляюсь. Это отрава. Запой – это когда ты утром просыпаешься и снова выпиваешь, чтобы плохо не было, и тебе лучше становится. А я на третий день уже выпивать не могу. В этом смысле я не алкоголик, я жизнерадостный пьяница. Вот такое название мне нравится очень.

В. Ворсобин:

- В этом интервью, кстати, он говорит, что пробовал и более крепкие вещества. Виталий, он ничего не скрывал. Теперь его все ненавидят. Ребята, почему он дает интервью, где говорит о том, что вообще-то он наркоман, алкоголик, а сейчас у всех вдруг открылись глаза? Может быть, есть какое-то двуличие у комментаторов со стороны власти? Может быть, отсюда идет некая защита Ефремова, потому что понимали, что не один он виноват?

В. Милонов:

- Вы вспомните, что я последние много лет говорю. Кстати, многие мои коллеги меня поддерживали. Надо провести тотальную проверку всех людей, которые являются публичными политиками, людьми, выступающими со сцены, на предмет наркомании. Если мы проведем тотальную проверку на наркотики у населения и отсеем тех, кто уже погиб от наркотической зависимости, от тех, кто свободен от нее, будет польза. Если мы сейчас, после того как были эти жуткие эпизоды, скажем, что российская сцена несовместима с наркотиками, и те, кто не употребляет наркотики, пройдут тест, а наркоманов всех выгоним к чертям собачьим, чтобы они организовывали сценки только в спецколонии-поселении для утлых наркоманов. Вот это будет нормально. Тогда мы будем знать, что этот певец свободен от наркотиков, а наркоманов нам не надо вообще.

В. Ворсобин:

- А вы членов Госдумы сможете так проверить?

В. Милонов:

- Я первый говорю: давайте начнем с Госдумы, Совета Федерации, региональных парламентов, всех муниципалов проверим. И если у кого-то замазана морда в кокаине, выгоним к чертям собачьим.

В. Ворсобин:

- А вы не боитесь, что таким образом вы обрушите всю вертикаль власти, потому что окажется, что пробовали очень многие?

В. Милонов:

- Да ладно, из моих товарищей никто наркотики не употребляет, потому что все против этого, все считают, что это дрянь.

В. Ворсобин:

- Хочется надеяться, как говорится. Рамазан из Москвы нам дозвонился.

Рамазан:

- У меня маленькая ремарка. Знаете, что меня удивляет, Владимир? Хорошая у вас передача, и хороший вы человек. Но почему у вас в передаче о справедливости, о честности, о порядочности говорят представители антисоциальной и антинародной «едросовской» партии и партии ЛДПР?

Теперь по сути. Михаил Ефремов, конечно, виноват, и он должен ответить по закону, и все, что полагается, он должен получит. Но зачем вокруг этого поднимать такой страшный ажиотаж? Мне это непонятно.

В. Ворсобин:

- Если Малахов на следующий день притаскивает родственников погибшего, я думаю, он меряет аудиторию, он понимает, что аудитория это всё съест. Я задал вопрос в начале передачи: почему наше общество так вцепилось в Ефремова? Вот это безгрешное российское общество, которое не пьет, не гоняет на автомобилях, оно сейчас не прощает никому ничего. Точнее, оно не прощает элите. А если в этом есть некая зависть? Может быть, у нас уже социальные лифты так не работают, что те, кто находится наверху, уже как полубоги, и хочется, чтобы кто-то взял их за ножку и оттуда, с небес, сдернул? Василий, как вам такая версия?

В. Власов:

- Версия, которая имеет право на жизнь. Возможно, действительно, среди наших радиослушателей есть люди, которые считают, что такое внимание к этой ситуации, возможно, связано с тем, что все ждут наказания для человека, который себя возомнил почти что полубогом.

В. Ворсобин:

- Не возомнил. Если, не дай бог, кто-то из ваших коллег, депутатов Госдумы, сядет за это же, аплодисменты будут потише, потому что вас мало народ знает, но все равно будет большое удовлетворение, что кто-то из элиты сел за то, за что обычно сажают только простолюдинов, у которых нет денег откупиться.

В. Власов:

- В этом, наоборот, будет только плюс. Это покажет, что независимо от того, кто ты, депутат Госдумы, известный артист или дворник, если ты нарушаешь закон, то закон должен быть для всех един. Соответственно, сядет за такое преступление и дворник, и депутат Государственной Думы, и известный актер.

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Но пока это работает только с Ефремовым. Мы думаем, что теперь нашему обществу делать с Ефремовым, как к нему относиться. На самом деле это не такой простой вопрос, как кажется. У меня половина ленты в моем мессенджере забита сообщениями наших слушателей, которые говорят: да отстаньте вы от него, пусть по закону. А часть призывает его как минимум расстрелять.

Давайте послушаем мнение пресс-секретаря нашего президента. На вопрос, не лишить нам звания заслуженного артиста Ефремова, потому что он его запятнал кровью, Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента ответил так: «Об этом мы вообще не думаем. Здесь, к сожалению, речь идет о трагическом случае, о чудовищном случае, когда пьяный водитель (и неважно, кто он) устроил аварию, в которой погиб человек. Вот о чем идет речь».

Давайте действительно отделять мух от котлет.

Андрей из Тамбова нам дозвонился.

Андрей:

- С Ефремовым все понятно, конечно, его осудят. Но мы немножко уходим от второй темы. Я сейчас слушал, ни один человек не сказал, кого искать еще за ним. Если говорят, что у него 120 с чем-то нарушений… Я сам водитель, тоже езжу на заработки в Москву, как тот погибший мужчина. У меня был такой случай. Повторное нарушение произвел, превысил скорость – и мне выписали 2 тысячи. В этом документе написано, что если я в течение 3 месяцев не оплачиваю эту сумму, меня могут на 15 суток посадить. Если я не выплачу в течение недели, меня могут арестовать и лишить водительских прав. Мое мнение такое, что Ефремов, конечно, виноват, но я думаю, что должны понести еще наказание и глава ГИБДД или его заместители.

В. Ворсобин:

- То есть те, которые контролировали, кто за это отвечает. Виталий, что вы на это ответите? Мы много говорим о том, что власть позволяла и т.д. Может быть, конкретного кого-то подтянуть за это дело?

В. Милонов:

- Для того чтобы расставить точки над «i». Уважаемый мой коллега Василий и я, мы являемся представителями власти. И Василий, и я, будучи представителями пусть и сидящих рядом в Госдуме, но разных партий, мы говорим, что это недопустимо, это возмутительно, и, безусловно, возьмем под контроль. Я могу сказать за себя, что готов отправить запросы, чтобы выяснить, каким образом человек избежал наказания. Ведь это злостное неисполнение требований об уплате штрафа. И почему его не наказывали до этого? Такого быть не должно. Вот я не заплатил штраф (камера щелкнула скорость), штраф превращается в два раза больше, а потом судебные приставы присылают мне повестку, что, мол, ты должен деньги за штраф. И никаким образом я, обычный человек (хоть депутат Госдумы, хоть не депутат), не могу избежать уплаты этого долга, и если я не заплачу, то приставы заблокируют мою карточку.

Ефремов, который хвастался, по-моему, что у него съемочный день стоит миллион, что ж ты за жмот такой, заплати ты эти копейки, тебе легче будет, никто тыкать тебя в собственное дерьмо не будет. Это показывает, что человек – жмот. Ну не должен так человек себя вести. Я понимаю, у него денег не было бы.

В. Ворсобин:

- Давайте послушаем Петра Шкуматова, координатора движения «Синие ведерки». Он интересную вещь говорит. Мы спрашивали его прогноз, на сколько лет посадят Ефремова, и сможет ли Ефремов договорить. И вот что на это ответил Петр Шкуматов.

П. Шкуматов:

- Если мы посмотрим на российское законодательство, то в прошлом году депутатами Государственной Думы были приняты довольно спорные, кстати, поправки, которые определяют минимальный срок заключения для ДТП, в которых водитель-виновник был нетрезв. Это 5 лет лишения свободы. Все депутаты выступали и говорили, что это нужно, для того чтобы справедливость восторжествовала. И вот сейчас мы видим проверку на прочность этой теории. Договориться не получится. Я напомню, что там срок от 5 лет до 12. Условно говоря, если актер поможет семье, за него будут заступаться, то судья может войти в положение и назначить минимальный срок заключения. Но если речь будет идти о том, что его вообще не посадят, то, конечно, это будет полнейшая дискредитация всего того, что говорили нам.

В. Ворсобин:

- Василий, если даже не то что не посадят, а дадут, допустим, 4 года? Вот вы приняли закон, где 5 лет – это минимум. То есть мы гадать уже не будем. Если меньше 5 лет, то ваш закон как бы скомкали и положили в определенное место.

В. Власов:

- Да, абсолютно верно. Давайте исходить из того, что депутаты Государственной Думы не могут вмешиваться в судебные тяжбы, это разделение властей, и как-то повлиять на суд мы не можем. Мы можем принимать закон, по которому люди, которые ведут себя не лучшим образом, нарушают правила дорожного движения, в пьяном виде попадают в аварию, где еще тем более погиб человек, они должны соответствующее наказание понести. Мы в ЛДПР предлагали до 15 лет. От наказания, я уверен, Ефремов не уйдет, но абсолютно поддерживаю коллегу, давайте разберемся, кто те люди, кто его отмазывал…

В. Ворсобин:

- Виталий, ваш прогноз, чем закончится история с Ефремовым?

В. Милонов:

- Здесь очень важно не дать возможность решалам добраться до сути вопроса. Его могут сейчас быстренько признать психически невменяемым. Есть масса способов, с помощью которых он может уйти от ответственности. Ну, прикинется психом, это никаким образом не повлияет на его зарплату и заработки. Но здесь должен быть контроль и расследование.