Платошкин: «На национальную идею патриотизм не тянет, это должно быть обычным делом»

Николай Платошкин
Валентин Алфимов и Николай Платошкин поговорили о новых мерах поддержки населения, масочном режиме в Москве и патриотизме как национальной идее.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Платошкин:

- Добрый день! Вас приветствует самый лучший город Земли – Москва. А сейчас у нас самый жеманный и куртуазный, потому что всем москвичам надо носить перчатки. Я думаю, следующим макаром мы будем носить веера, чтобы отпугивать этот поганый вирус. Поехали! С нами еще и Валентин Алфимов.

В. Алфимов:

- Здравствуйте, дорогие друзья! Слушайте, я как-то не рассматривал с этой стороны… Даже рад, а почему нет? Как богемная Франция. Париж. Начало двадцатого века.

Н. Платошкин:

- Валентин, вы сейчас досмеетесь. Нас еще заставят смокинги приобрести и носить, чтобы внешним видом отпугивать коронавирус.

В. Алфимов:

- Смокинг – не так страшно. Меня больше пугает котелок. Или там цилиндр. Вот в этом я себя глупо представляю, а смокинг? Ничего. Можно раз в жизни надеть.

Н. Платошкин:

- Если Сергей Семенович нам купит эти смокинги, конечно, сам, я не знаю. Я согласен. Кстати, смокинг – от smoke – курить. Для курительных залов сначала было. Вот Евгений Юрьевич Спицын, мой друг, утверждает, что чем больше куришь, тем меньше коронавирус. Юрьич, привет!

В. Алфимов:

- Я тоже слышал такую версию. Причем, это потому что альвеолы в легких покрываются смолой, которая есть в сигаретах, через эту смолу ничего пробиться не может. Ни кислород, ни коронавирус, ни еще что. Но мы за здоровый образ жизни!

Н. Платошкин:

- Что вы сказали? Завтра выйдет указ, обязывающий всех курить! Людей без сигареты на улице будут штрафовать. А дальше к трубкам перейдем.

В. Алфимов:

- Помнится, были новости о том, что в Китае последние лет десять назад для того, чтобы поднять промышленность табачную, всех чиновников заставляли на законодательном уровне курить! Не меньше блока сигарет в неделю.

Н. Платошкин:

- Мы сейчас с вами договоримся. Просто в Китае одно время англичане, чтобы заставить их курить опиум, они две войны против них вели. В девятнадцатом веке. Чтобы заставить китайцев легализовать опиум, который они в Индии выращивали. И им толкали.

Нет, мы, друзья из московской мэрии, шутим! Мы с Валентином только шутим.

В. Алфимов:

- А вот если серьезно, я вот на ютьюбе смотрел одного итальянского врача, который учился в России, он рассказал, как он победил коронавирус.

Н. Платошкин:

- С помощью водки?

В. Алфимов:

- Да! Он смачивал подушку и маску водкой. И за двое суток победил коронавирус.

Н. Платошкин:

- Вот здесь мы начали продвигаться с вами в правильном направлении. Если Сергей Семенович будет каждый день каждому по бутылке водки выдавать, мне кажется, его популярность вырастет. Серьезно.

В. Алфимов:

- Ну, ладно. Мы в прямом эфире. Вы нам можете звонить прямо сюда в наш уютный чатик, не знаю, как это сказать, в наш уютный эфирчик. Принимаем все звонки без исключения и читаем все ваши сообщения.

Н. Платошкин:

- Мы договорились, что ваши звонки не на вторую часть программы оставлять, а прямо сейчас начинайте дозваниваться.

В. Алфимов:

- Итак, в понедельник выступит президент Владимир Путин. Это было 11-е число. Мы все его ждали, потому что когда он ранее обращался к нации, он говорил именно про 11-е число. Посмотрим, что там дальше.

Тут вариантов было много. Кто-то был убежден, что продлят и дальше нерабочие дни, но мне помнится, когда он выступал в прошлый раз, он сказал, что вот до 11-го поручаю правительству проработать варианты выхода из этой череды нерабочих дней.

11-го числа был последний выходной. И 12-го должен был быть первый рабочий день. И он стал первым рабочим днем. Президент отменил череду рабочих дней, но отменил очень интересно. Для всей страны он завершается, сказал президент, но каждый глава региона в своем регионе в зависимости от ситуации вправе устанавливать период нерабочих дней. И мне очень нравится эта картина, Николай Николаевич. Я объясню, почему. Президент, глава государства, мы очень часто говорим, что у нас очень жесткая вертикаль власти, все принимается только наверху. Даже если подъезд покрасить, это только к Путину! Никто решить не может. Давайте вспомним прямые линии с Владимиром Путиным.

А здесь президент как бы немного наклонил эту вертикаль. И у нас получается, что теперь хоть губернаторы за что-то отвечают. Они хоть какое-то решение будут принимать. Это же хорошо!

Н. Платошкин:

- С одной стороны, это все правильно. Предположим, в Германии все признают, что у них лучше всех получается, поэтому, извините, привожу в пример не Италию, ни Испанию. Там жесткие меры. Не такие жесткие, как в Москве, но относительно. Это была Бавария – земля, это ближе к Италии, самая южная земля. Откуда, собственно, туда все и попало. А что касается серверных земель, Берлин и прочее, там таких мер строгих не было. И заражаемость была низкая, но все-таки. Понимаете, множатся голоса ученых по телевизору, в том числе, которые говорят, что пока популяция на 70-60% не переболеет этой новой инфекцией, коллективного иммунитета все равно не будет. Вот если мы не пройдем этот этап, ну, выйдем мы через неделю, через две, но вирус-то никуда не денется. Просто будет новая волна, как сейчас говорят.

Увы… Помните, мы в январе еще с вами, Валентин, говорили, что мы – планета микробов и вирусов. К сожалению. Их больше, чем нас гораздо. И всегда здесь будут. Даже когда нас не будет. Поэтому единственный способ с ними борьбы – это даже не вакцина. Думаю, вакцина тут не поможет, потому что мы имеем дело с вирусом. Это не совсем живой организм, что ли… Коллективный иммунитет. Все признают, что большая часть заболевших – это бессимптомные больные, у которых он просто есть и все. Поэтому, видите, некоторые страны пошли, вот Швеция, например, по пути наоборот. Чем быстрее народ переболеет и выработается иммунитет, за исключением еще хронических больных, престарелых, которых, конечно, надо охранять. Особо. И тем быстрее все это кончится.

Согласитесь, мы с вами не можем всю жизнь сидеть дома.

В. Алфимов:

- Еще важные тезисы, которые проговорил президент. Для соцработников с 15-го апреля по 15 июля установят социальную федеральную добавку.

Н. Платошкин:

- Все правильно. Правда, уже докладывают люди с мест, опять, думаю, не повсеместно, но прямо присылают и кадры, что очереди стоят за получением всех надбавок. Я не эти сейчас имею в виду, надбавки на детей. Но президент вроде говорил, что надо максимально онлайн производить все и прочее. Пока с регионов сообщают, что не всегда так получается.

Я ходил в банк на Ленинской проспекте в понедельник. Там очередь стоит. Почему?

В. Алфимов:

- А чего они там делают?

Н. Платошкин:

- Часть офисов не работает! Маразм! Вот вы закрыли полофиса, создали очередь. Зачем? Там ведь в банке все в масках, в перчатках давно уже, до Собянина. Люди же не хотят заражаться. Но зачем половину банков закрыли? Причем, люди никак не могут врубиться, по какому принципу закрывают? Почему на этой улице? Вот на этой не закрыли. И сейчас бедные люди прут из других частей Москвы в банки в другие части Москвы, потому что у них на улице банк закрыли. Что это означает с точки зрения борьбы?

Вы не представляете, как они ругаются там! В этом офисе. Туда прорываются. Приходит человек, а очередь на улице. Дождь, слякоть. Ну, для чего?

В. Алфимов:

- Для меня это удивительно. А что касается доплат… У меня детей этих вон, небольшой полк. Вот. И эти доплаты, которые до 16 лет, были оформлены буквально тремя нажатиями кнопки.

Н. Платошкин:

- Нет, мне это не из Москвы сообщают. Я про очереди в банки имею в виду вообще. Просто люди приходят какие-то дела свои делать. Счета продлевать и прочее.

А что касается доплаты, то мне слали с регионов реальные вот эти кадры, как люди стоят там… Если нас кто-то слушает, давайте переходите на онлайн режим. Сейчас это можно делать.

В. Алфимов:

- Сейчас наш канал на ютьюбе – это единственное место в стране, куда можно заходить без маски! И без перчаток. Туда можно. У нас демократия.

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Евгений Брейтман спрашивает – это на ютьюбе: Николай Николаевич, почему согласно референдуму в Донбассе РФ не принимает Донбасс в состав государства, как и Крым?

Я за, чтобы приняли. Референдум был в мае 14-го года. Мы помним, какие очереди стояли там на улицах Донбасса, как бандеровцы пытались людей давить бронетранспортерами тогда. Я за вступление Донбасса в состав России, если люди этого хотят. И за воссоединение Украины с Россией. Мы единый народ, что бы там кто ни говорил.

В. Алфимов:

- К звонкам переходим. Александр из Саратова, здравствуйте!

Александр:

- Здравствуйте. Николай Николаевич, я являюсь участником движения «За новый социализм». Хотелось бы очень, чтобы это было не движением, а партией. Нам бы хотелось организовать СМИ в Саратове. И чтобы наше движение было учредителем.

Н. Платошкин:

- Понял. Александр, спасибо за звонок. Отвечу как Ленин в июне 17-го года. Есть такая партия. Скоро мы ее озвучим.

В. Алфимов:

- «Веселые вы ребята» - это пишут наши слушатели. «Поражаюсь вашей беспечности! Неужели необходимо, чтобы в каждой семье кто-то умер? Только тогда мы поймем всю серьезность положения. Никто не отрицает коллективного иммунитета, но это не значит, что 60% должны заболеть одновременно! Завалить морги трупами».

Н. Платошкин:

- Я бы хотел сказать. Товарищ, неужели вам все непонятно? Вот что мы здесь говорим. Первое. Большая часть заболеваний проходит бессимптомно. Собянин даже сказал, что уровень госпитализации в Москве снизился, потому что не всех надо госпитализировать. Ну, давайте с вами сейчас заявим, что грипп плохо, мы его не признаем. И он ужасен. Но он есть! К сожалению. Понимаете? Просто от него есть прививка. Природа у гриппа несколько другая.

И мы еще раз повторяем с Валентином, что подверженных людей с хроническими заболеваниями, конечно, надо оберегать! Бесспорно. Мы об этом говорим, по-моему, месяца три. Но если вы не хотите нас услышать, это другой вопрос. Но послушайте Попову, главного санитарного врача, которая то же самое говорит, что большинство случаев бессимптомные.

Кто у нас из выдающихся людей заболел? Не помню… Говорит, если бы анализы не сдал, не знал бы, что болею.

В. Алфимов:

- Да. У нас в правительстве…

Н. Платошкин:

- А, нет! Песков, по-моему, сказал.

В. Алфимов:

- Нет, Песков просто не очень переносит. Министр Фальков – министр высшего образования. Говорит, я тут переболел и все. Ольга Любимова наша любимая, министр культуры нынешний, вот. Она тоже переболела коронавирусом.

Н. Платошкин:

- Мне кажется, Ольга могла бы избежать болезни. Ей надо было послать этот вирус туда, куда она обычно всех посылает.

В. Алфимов:

- У нас звонок от Максима из Москвы.

Максим:

- Мы являемся производителями определенных материалов для автодорожного рынка. Вот, допустим, наступил новый социализм. Как будет выглядеть ситуация с малым и средним бизнесом? Позволит ли нам работать? Производить? Будет ли рынок сбыта, и как все это дело будет обстоять. Не будет ли государство перебивать тот же рынок наш коммерческий?

Н. Платошкин:

- Спасибо. Я хочу сразу сказать, что программа моя висит на моем сайте. И меня долбят все время всякие псевдо оппозиционеры, марксисты за то, что Платошкин за малый и средний бизнес. Меня даже КПРФ в своей газете раскритиковал, что я оппортунист.

Я считаю, что если человек работает своими руками и головой, объединяет вокруг себя других людей, а что здесь плохого? Если вы что-то производите, чего не было, предположим, вы можете сделать это быстрее, гибче… Зачем государству, например, курировать парикмахерские? Чтобы всем прически одинаковые? Или столовые? Как раз, рестораны должны отмечаться разнообразием, как и сфера легкой промышленности, Конечно, частная инициатива должны поощряться. Не просто терпеться, а поощряться. Льготными кредитами, рынком сбыта. Вот сейчас людям чего не хватает? Даже не то, что они дома сидят, но во многих регионах ведь зарплату-то не платили. И люди, может, и хотят что-то купить, но не могут. У них нет денег. Из-за этого страдает и мелкий, и средний бизнес. Покупательную способность населения надо увеличивать. Аккуратно, не лавинообразно, чтобы не было роста цен. Но это нужно делать.

В. Алфимов:

- К Путину давайте еще. Он пообещал помочь семьям. Давайте послушаем, чтобы не пересказывать.

В. Путин:

- Предлагаю в два раза повысить минимальный размер пособий по уходу за ребенком с трех тысяч трехсот семидесяти пяти рублей до шести тысяч семисот пятидесяти одного рубля. Такое пособие получают неработающие граждане, в том числе, студенты. И, как правило, это молодые родители, молодые мамы. Важно их поддержать.

Как вы знаете, уже предусмотрены дополнительные выплаты семьям, имеющим право на материнский капитал в размере пять тысяч рублей в месяц на каждого ребенка в возрасте до трех лет. Эти деньги семья будет получать три месяца: с апреля по июнь. Кроме того, по три тысячи в месяц на каждого несовершеннолетнего ребенка положены семьям, где родители временно потеряли работу. Такие выплаты так же осуществляются в течение трех месяцев. Уже говорил о дополнительных выплатах на каждого ребенка до трех лет. Для семей, имеющих право на материнский капитал. Но у нас много и семей, у которых этого права нет. Потому что малыш родился до той даты, с которой введен новый порядок предоставления материнского капитала. В том числе, и на первого ребенка. В этой связи предлагаю так же установить для таких семей ежемесячную выплату в пять тысяч рублей, причем, не только в мае и июне, но и за апрель. Таким образом, выплаты по пять тысяч рублей на ребенка в месяц теперь смогут получать все российские семьи, имеющие детей в возрасте до трех лет.

В. Алфимов:

- Очень даже серьезные меры. Очень серьезные траты. Мы много говорили, как раз, о том, что надо помогать, и вот оно.

Н. Платошкин:

- Ведь об этом, Валентин, у нас даже старик Навальный сейчас стал говорить. Правда, он очухался что-то довольно поздно. Я посмотрел наш с вами эфир от 3 апреля. Он у вас на сайте так и назывался : надо помочь и дать людям деньги. Он считает, что он сам первый все сказал.

Но дело не в этом. Кто будет возражать, что повышение пособий для детей – это плохо? Есть такие люди в стране? По-моему, нет. Но не все с детьми, к сожалению, Валентин. Или если брать мое поколение, у нас уже дети вашего возраста. Надо помогать не только многодетным семьям, а тем, кто сейчас из-за этой ситуации конкретно в беду попал. Малым и средним предприятиям. И тем, кого с работы сократили. Есть дети, нет детей, им просто надо помочь! У них нет привычной базы социальной для их жизни! Мне кажется, надо именно из этого исходить.

С налогами, вроде с отсрочкой пошло нормально. Люди мне сообщают, что без особой вроде как бюрократии двигается, по крайней мере, в некоторых районах Москвы. Это живых денег отсрочка, она все равно не заменит. Люди должны покупать. Здесь нужны живые деньги.

В. Алфимов:

- Сообщение от нашего слушателя. «В том-то и беда, что бессимптомные являются разносчиками вируса. Именно поэтому все поголовно должны носить маски». Это тоже непонятно!

Н. Платошкин:

- Один академик, забыл, как зовут, он на телевизоре был на совещании с Путиным. Он ему сказал, что коронавирус с молоком матери появляется у ребенка. У ребенка, когда он приходит в мир, у него этих вирусов полно! Человек – это ходячий рассадник вирусов. Ну, не бывает человека без вирусов. Нельзя этого сделать. И средство одно – иммунитет.

Вот вы смеетесь. Я говорил, я удивлялся, когда в ФРГ приехал, там все болели аллергией. Я, как советский юноша, чего там у них? То на шоколад, то на помидоры! Знаете, почему? Потому что там детских садов не было. У них в детском возрасте иммунитет не сформировался. Они не вертелись в этой каше с другими детьми. Чем они только не стали болеть! Ведь это иммунитет! Это самое важное. Это наш с вами щит. Если мы с детства его не закалили, а там, где надо, и помогли прививками, ничего не выйдет.

В. Алфимов:

- Нам дозвонился Рустам из Казани.

Рустам:

- Я недавно услышал речь Путина (11 мая, если не ошибаюсь), и он спросил, почему именно водителям, медперсоналу эти средства, которые он объявил, не выделяются (или выделяются 259 рублей). 15 мая он просил дать ответ, чтобы все перечислили. И до сих пор его решение не исполнено. Почему?

Н. Платошкин:

- Я, конечно, не Путин, но по опыту того, что такое бывало уже не раз, я думаю, что это из той же серии, как Кудрин Путину говорит: «Знаете, у нас триллион бюджетных денег не расходовался, пришлось вернуть». Путин говорит: «Что-то многовато». Мне кажется, это абсолютный бардак в распределении денежных средств. Надо разобраться, где эта цепочка буксует. Либо это на уровне Минфина, либо на уровне казначейства, через которые деньги поступают, либо на уровне региональных бюджетов. Я на это, честно говоря, в Хабаровске насмотрелся. Деньги из Москвы, перечисленные в Хабаровск для каких-то конкретных вещей, без всякого коронавируса, они гуляли там по разным министерствам, ведомствам несколько месяцев. Потому что одни говорят «это не наше дело», другие – «тоже не наше». Вот здесь надо просто жестко. Я не Путин, но считаю, что если люди не выполняют поручение президента, можно сказать, в чрезвычайной ситуации, связанной с риском для здоровья, таких людей надо просить на выход просто, пусть занимаются еще чем-нибудь тогда.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- У нас еще звонок. Александр из подмосковного Железнодорожного.

Александр:

- Вопрос в отношении выборов в сентябре, а также в 21-м году и в 24-м. Дело в том, что приглашаете на выборы, наблюдатели и т.д., но существует еще такое понятие, как Госдума, которая приняла закон голосования по почте, по электронному голосованию и т.д. Я думаю, что к 21-му году вообще запретят живое голосование. В этом случае наблюдатели и все остальное будет так – побегали ребята и разбежались. Что будете делать в этом плане? Ведь Госдума не просто так сидит, она сделает все возможное, для того чтобы их не переизбрали, или переизбрали точно тех же.

Н. Платошкин:

- Александр, панику отставить, я ее запрещаю с сегодняшнего дня. Я сталкивался с электронным голосованием. Вы говорите: «Что вы будете делать?» Да я был уже на нем. Электронное голосование в порядке эксперимента в прошлом году, когда я баллотировался на довыборах в Хабаровске, ввели именно по моему округу. Что это означает? Хабаровчане, предположим, находятся в Москве. Это далеко, дорого. Они приходят голосовать на специальный избирательный участок. Там стоят компьютеры, там стоят наблюдатели, в том числе и наши. То есть человек показывает паспорт, что у него там хабаровская прописка (в том числе и наблюдателям), после этого садится и голосует.

Вы прекратите панику здесь разводить. Мы можем выиграть любые выборы. Как и все остальные их могут выиграть. Главное – следить за подсчетом голосов. Он возможен и в этом случае. Хотя, что касается обычной почты, такая практика есть в разных странах, особенно в больших, когда участки далеко, я бы у нас ее пока отменил. Я считаю, что если хочешь принять участие в будущем страны, потрать 10 минут, приди и проголосуй.

В. Алфимов:

- Это, кстати, очень хороший вопрос. Действительно, Госдума приняла в третьем чтении закон, в котором содержится поправка о возможности голосовать на выборах и референдумах, в том числе федерального уровня, по почте или дистанционно. Про почту мы услышали от Николая Николаевича, хотя я не совсем понимаю, почему вы против. Чем почта отличается от голосования через интернет?

Н. Платошкин:

- Потому что как раз наблюдение сложно установить. Если мы будем по почте голосовать, письмо придет в какое-то отделение связи. Там кто-то его должен взять…

В. Алфимов:

- Своими грязными, коррумпированными ручонками, хотите сказать вы?

Н. Платошкин:

- Что, тогда на всех почтах надо наблюдателей выставлять? Вы можете себе представить, сколько у нас почтовых отделений? Я из этого исхожу. Надо разрешать те виды голосования, контроль которых со стороны общественных организаций допустим. А здесь сложно будет.

В. Алфимов:

- Один из соавторов инициативы, депутат Госдумы Дмитрий Вяткин говорил, что поправка не затронет голосование по внесению изменений в Конституцию. Уточнял, что изменения коснутся только голосования на выборах в органы государственной власти, местного самоуправления и референдумов.

Н. Платошкин:

- Меня тоже многие спрашивают. Голосование, наверное, назначат в июне-июле (мы не знаем пока). Там не будет электронного голосования. Так что приходим, голосуем, обязательно выставляем наблюдателей. И все у нас получится.

В. Алфимов:

- А вообще эта история с дистанционным голосованием, с удаленным голосованием, с цифровым голосованием - я так понимаю, вы ее поддерживаете?

Н. Платошкин:

- Я бы вообще против этого, если голосовать из дома. Потому что, сами понимаете, человек сидит дома, например, через сайт госуслуг получает свой пароль… Мне уже докладывают, что во многих учреждениях просят почему-то предоставить пароль госуслуг от людей, типа, для пособия нужно и пр. Поэтому я против. А если это в участке будет, где компьютеры стоят, где стоят наблюдатели, которые документы проверяют. Я могу сказать, что на наши выборы в Хабаровске это электронное голосование большого влияния не оказало.

В. Алфимов:

- Электронное голосование действовало параллельно с обычным голосованием?

Н. Платошкин:

- Да.

В. Алфимов:

- Оно дублировалось? Или голоса засчитывались и те и другие? Я просто хочу понять. Если кто-то голосовал и электронно, и ножками, то насколько велика разница между показателями?

Н. Платошкин:

- Валентин, мне кажется, вопрос в другом. Товарищ из Железнодорожного не прав в чем? Друзья, проблема в другом. Что вы ни фига не ходите на выборы.

В. Алфимов:

- Здесь спорить не буду. Когда явка 23 процента, это несерьезно.

Н. Платошкин:

- Если в Москве пришло 23 процента людей на прошлые выборы в Мосгордуму, вы сейчас к Мосгордуме какие претензии предъявляете? Вы же ее сами ни фига не избрали. У меня сейчас есть к ней претензии, но я голосовал. Вот с этого начните, друзья. А вы рассуждаете: вот этот вид – плохо, этот – тоже нехорошо, а сами вообще никак не голосуете. Хватит позориться, что мы в Европе на последнем месте из-за этого. Может быть, там получше живут люди, потому что им не наплевать, что с ними происходит. Так что – все на участке, все в наблюдатели.

В. Алфимов:

- Я не был наблюдателем, а просто наблюдал за подготовкой к голосованию в Штатах в 2016 году, когда Трампа избрали. Буквально за несколько дней до голосования я был на избирательном участке, общался с местными. И там, конечно, очень серьезно к этому вопросу относятся. Причем у них в этот единый день голосования выборы президента – это вообще последний вопрос. Это то, на что они обращают самое маленькое внимание. Там намного больше вопросов, 5 огромных бюллетеней по каждому вопросу – местные референдумы и т.д. Но очень важно, что туда ходят действительно все. То есть голосование в Штатах это очень серьезно. Это то, где стоит с них пример.

Н. Платошкин:

- Валентин, а я был наблюдателем от Российской Федерации на президентских выборах 2004 года. Там очередь стояла. Это был Хьюстон, южный город, но почему-то было очень холодно. Так очередь стояла на участке под дождем, под морозом.

В. Алфимов:

- У нас звонок. Сергей из Крыма.

Н. Платошкин:

- Сергей, у меня к вам вопрос. У вас что там творится, курортный сезон уже окончательно отменил Аксенов или пока еще есть шансы? Что говорят?

Сергей:

- К курортному сезону Крым готов.

В. Алфимов:

- А он будет?

Сергей:

- Я думаю, что будет.

Н. Платошкин:

- Я к тому, что въезд на полуостров, насколько я понимаю, сейчас вообще закрыт?

Сергей:

- Да нет, въезжают люди по разрешениям, по командировочным.

Вопрос у меня следующий. Сейчас в Крыму страшная засуха, в водохранилище воды не осталось, сельское хозяйство, которым мы занимаемся, - сохнут поля. Причина – малоснежные зимы второй год подряд и перекрытие воды с Украины. У вас есть рецепт, как решить эту проблему?

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Он, в общем-то, понятен. Крым это вообще засушливая территория была всегда, потому что там и рек толком нет. Поэтому в 60-е годы и провели Северо-Днепровский канал из Днепра специально, чтобы развивать сельское хозяйство Крыма, чтобы курортники обеспечивались своими овощами, фруктами и пр.

Правильно сказал товарищ, бандеровцы закрыли, сейчас Крым сидит на артезианской воде. Артезианские колодцы там есть, но они изначально всегда предусматривались для населения, не для курортной зоны, не для экономики, а для конкретных людей. Ну, водовод по Крымскому мосту. Какой тут еще рецепт, к сожалению? Водовод может и по дну, конечно, идти, но по Крымскому мосту – сами понимаете, там ремонтировать легче, чем под водой, и прочее. А генеральное решение – воссоединение с Украиной. Я думаю, что оно будет раньше, чем многие считают возможным.

В. Алфимов:

- Причем воссоединение, насколько я понимаю, не под флагом Украины?

Н. Платошкин:

- Да нет. Я понимаю вас. Зимы в Крыму действительно малоснежные, из-за этого виноградники часто гибнут, чаще, чем в других регионах. Но держитесь, я думаю, Россия не бросит, водой обеспечит.

В. Алфимов:

- «Нью-Йорк Таймс» выпустил заметку, где автор этой заметки обвиняет Россию в том, что мы занижаем данные по больным коронавирусом, причем процентов на 70. Причем эта заметка получила такой резонанс, что даже Министерству иностранных дел пришлось отвечать и требовать опровержения от «Нью-Йорк Таймс». Там, кстати, уже сказали, что у нас все в порядке, мы своей заметке верим, оправдываться не собираемся. А грозит этому изданию – вплоть до отзыва аккредитации в России.

Н. Платошкин:

- Я прокомментирую. Вот Елена Усольцева пишет: «В Крыму очень много подземных вод». Елена, даже в школе проходят, что вода, если она в почву не проникает, то она не пополняется под землей.

Теперь по поводу статьи. Вопрос сложный с этой статистикой. Это и немцы отмечают, и все. Почему? Потому что большинство людей умирает не от коронавируса, они умирают от осложнений, вызванных коронавирусом, например, от инфаркта, с желудком что-то происходит, и прежде всего – от воспаления легких. Диагнозы ставят разные врачи. Что в Италии делают? Вот человека доставили – у него сердце болит. У него взяли анализ, выяснили, что коронавирус. Человек умер от инфаркта, ему записали – коронавирус. Поэтому такая огромная статистика у них. У наших – где как. Где-то взяли мазок – есть коронавирус, даже если человек умер от другого. Может быть, в этом случае коронавирус способствовал смерти, а может, и вообще не способствовал. Может, этот человек и так бы, к сожалению, умер. Здесь, мне кажется, вопрос не в том, что кто-то занижает, завышает статистику. Как со СПИДом. У человека может быть СПИД, а формально он умрет от несворачиваемости крови, от гемофилии. Что ему ставить? Ему же два диагноза не поставишь.

Я не знаю, чем руководствовался «Нью-Йорк Таймс» (наверное, каким-то злобным умыслом), но вообще с этой статистикой большая неразбериха везде. Потому что никто не может определиться, что, собственно, ставить. Немцы говорят: вскрытие пациента с коронавирусом вообще ничего не показывает – просто пациент, умерший от воспаления легких. Что ему писать? У него коронавирус был найден, когда его лечили. Поэтому, я думаю, что здесь к врачам надо относиться снисходительно, потому что для них это тоже дело новое. И зависит все это не от конкретного врача, а от политики Министерства здравоохранения в разных странах.

В. Алфимов:

- Исполком Российского футбольного союза провел сегодня заседание и принял решение – футбольный сезон в России возобновляется 21 июня и до 22 июля будет отыгран. Там 8 туров чемпионата России и 2 тура Кубка России.

Н. Платошкин:

- Эта новость почему еще хорошая? Я думаю, в этом случае обязаны 24 июня провести Парад Победы, в тот день, когда он был в 45-м году.

В. Алфимов:

- 21 июня возобновляется футбол. Если футбол возобновляется, значит, и все остальное. Пусть они будут играть без зрителей, пусть на каких-то полях, где не будет ни трибун, ничего. Самое главное, что жизнь уже будет налаживаться.

Н. Платошкин:

- Я бы хотел вот на один вопрос, буквально коротко, реабилитировать нас с Валентином Алфимович. Людмила Мокшанцева, если я правильно понял? «Николай Николаевич, почему молчите по поводу ареста нашего Анатолия Быкова? Московская заказуха! Беспредел!» Кто молчит? Мы с Валентином хотели эту тему обсудить неделю назад, но просто у нас времени тогда не хватило… Если хотите, заходите на мой Фейсбук и ВКонтакте, по этому вопросу я там высказался…

В. Алфимов:

- Давайте про патриотизм, Николай Николаевич. Тема такая вечная и очень, кстати, спорная…. Казалось бы, патриотизм и в Африке патриотизм, не может быть двух разных суждений по этому поводу. Ан нет, действительно, тема очень спорная. Что такое патриотизм в вашем понимании?

Н. Платошкин:

- Ну, я догадываюсь, Валентин, на что вы намекаете, хотя, естественно, президент об этом сам скажет. Наверное, он сказал то, что патриотизм не должен быть затхлым и квасным…

В. Алфимов:

- Ну, давайте, давайте тогда услышим президента и тогда уже его слова прокомментируем, и вообще про национальную идею нашу поговорим…

В. Путин:

- Патриотизм не должен быть квасным, затхлым, кислым. Патриотизм заключается в том, чтобы посвятить себя развитию страны, ее движению вперед. А это совсем не значит, что нужно все время хвататься только за наше героическое прошлое. Нужно смотреть в наше не менее героическое и успешное будущее. В этом залог успеха.

В. Алфимов:

- В общем, в этом залог успеха – не квасной патриотизм, а настоящий…

Н. Платошкин:

- Понимаете, я бы здесь разделил. Что такое вообще патриотизм? Патриотизм – это любовь к родине, которая проявляется в том, что человек, живущий в какой-то стране, гордится ее достижениями. Эти достижения будущими никак не могут быть, Валентин. Эти достижения просто по факту всегда в прошлом. Вот если вас берут на работу, ну, или меня, с меня спрашивают резюме, правда? С вас тоже. Там же не про будущее написано. Не о том, что кем я хочу быть, а то – что я вообще сделал до этого. Поэтому человек, не гордящийся прошлым, не может быть патриотом. Другое дело, что это прошлое не должно заменять, что ли, отсутствие нынешних достижений, да, вот с этим-то я как раз могу поспорить. Вы знаете, что я вам могу сказать. Я в Берлине видел одну интересную выставку, они называлась «Национальные идеи в разных странах». И это была выставка картин. То есть, как люди в разных странах представляют себе их достижения. Например, Бельгия. Там живут фламандцы и французы, тем не менее, они почему-то не присоединяются ни к Франции, ни к Голландии. В чем национальная идея, казалось бы, Бельгии, которая существует с 1830 года? Они думали, думали и придумали – что в начале нашей эры германское племя белгов дало отпор Юлию Цезарю. Вообще об этом точно никто не знает. Но племя было. Но воевало ли они с Юлием Цезарем? Черт его знает.

В. Алфимов:

- И дало ли отпор – тем более.

Н. Платошкин:

- Но на этом у них все базируется, понимаете. Ведь без этого возникает вопрос – а зачем мне нужна вообще Бельгия, по сути дела, зачем я буду в ней жить? Исландия. Ну, казалось бы, вообще где-то на отшибе там, живет там 300 тысяч человек, меньше, чем в моем любимом Раменском районе Московской области. Ну, зачем нужна отдельная страна? Знаете, что они про себя пишут? Мы страна с самым древним парламентом в Европе… Понимаете, ну, какой это парламент? Да нет, конечно, но просто собрались там члены дружины о чем-то поговорить… Ну, видите, как они выискивают из своего прошлого что-то, что цементирует нацию. Ведь исландцы – это потомки норвежцев. Можно сказать – а зачем Исландия нужна? Ну, пусть Норвегия будет. У нас же настолько с вами богатая история, причем, позитивными событиями богата, как сейчас модно говорить, героизмом богата, нам ничего выдумывать не надо, у нас все есть. И как же мы с вами можем этим не гордиться, если все другие этим гордятся? Если ООН 12 апреля сделала международным днем космонавтики! Почему? Не из-за будущего, а из-за того, что, как вы понимаете, в этот день в 1961 году первый человек, советский гражданин Гагарин, полетел в космос. Мы, что, от этого отказываться должны? Никто этого не делает. То есть, надо стремиться вперед. Квасной патриотизм – это знаете чем плохо? Это когда говорят так – вот мне квас не нравится, но, раз он мой, русский, вот буду пить вам, козлам, назло. Нет, конечно, это неверно, любая страна должна заимствовать прогрессивные достижения других стран. Но, если электричество изобрели американцы, нам, что, теперь его отключить, что ли? Зачем? Тем не менее, гордиться своей страной мы обязательно должны и достижение в этом есть. В противном случае, как говорит русская поговорка, тот, кто не знает прошлого, это Иван, не помнящий родства.

В. Алфимов:

- Что касается национальной идеи. По мнению президента, патриотизм должен быть национальной идеей. Ваше мнение?

Н. Платошкин:

- Ну, знаете, на национальную идею патриотизм, по-моему, не тянет, потому что это должно быть, что ли, обычным делом. Понимаете, мы с вами и так должны быть патриотами. Национальная идея – это про будущее развитие. То есть, у нас есть прошлое, мы им гордимся, хороший фундамент, вопрос – куда мы будем развиваться? Мы должны сделать дорожную карту нашего общества, как сейчас модно говорить, куда мы стремимся, и все силы на это бросить. Если вы просто говорите – мы стремимся в общество, где люди будут любить родину – да они и сейчас ее любят, они ее и до нас любили… иначе бы не победили Гитлера, правильно? Нет. Вот идея должна точно описывать тот идеал общества, куда мы с вами стремимся. Вот ее пока нет. Ну, вы понимаете, что я-то за социализм, но она пока у нас не очерчена. Если у нас говорят, что у нас нет государственной идеологии... что такое опять идеология? Это набор идей, куда мы с вами идем. Что вот это хорошо. Вот это плохо. Вот сюда идти надо, а сюда, например, не надо. У нас этого нет.

В. Алфимов:

- Есть такое достаточно распространенное мнение, что национальной идеей даже не должна стать и не может стать, а есть у нас справедливость. Вот мы без справедливости вообще никуда. Эта справедливость, причем, может быть совершенно разная, она даже может быть противозаконная отчасти, но что вот по справедливости надо воздать возмездие и т.д….

Н. Платошкин:

- А вы знаете, Валентин, по-моему, ваша мысль абсолютно верная и гениальная, и до вас и до меня еще произнес еще Де Голль. Ну, Де Голль ездил в Россию в годы войны, вы знаете, и его спросили – вот вы знаете русских, вот как вы можете описать русских? Де Голль сказал так. «Для меня русский человек – это который не может спать спокойно, если знает, что кому-то плохо». Вот, пожалуйста, национальная идея, что все должно быть справедливо. Слабых обижать нельзя, богатые не должны притеснять бедных, государство должно заботиться о равенстве шансов – и это есть справедливость. В моем понимании справедливость это почему социализм? Потому что социализм от слова «общество» - это где общество держится друг за друга. Ну, если говорить словами Дюма, «один за всех, все – за одного». Вне зависимости от материального достатка, цвета кожи… мы должны держаться за других людей, как если бы это были мы сами. Вот тогда это действительно социализм. Вот и все. Если же мы с вами строим общество, знаете, вот мои оппоненты говорят – главное личность. Да никто ж не против личности, но мы с вами живем не на обитаемом острове. Если ты Робинзон Крузо - да, ничего другого не надо. Но мы должны делать именно так, чтобы свобода личности, условия развития свободы каждого было условием развития свободы всех.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Смотрели ли вы фильм «Брат»?

Н. Платошкин:

- Ну, и не один раз.

В. Алфимов:

- На этой неделе этому фильму исполнилось 20 лет со дня выхода и вот как раз многие считают, не столько критики, сколько против народ, считают, что это лучший фильм за всю постсоветскую историю у нас в стране. И как раз Данила Багров, главный герой, является национальным героем нашим и вот это прямо про справедливость, это прямо про нас. Вы согласны?

Н. Платошкин:

- Да, абсолютно. Особенно, конечно, «Брат-2». Вот там это «в чем сила, брат?». Абсолютно согласен. Ну, не знаю, лучший ли это фильм, я вот сейчас чего-то задумался, - может быть, да. Вот лично могу сказать, для меня какой фильм хороший? Который хочется пересматривать. «Брат-2» я пересматривал раз пять точно. И, кстати, знаете, что интересно? Я сразу после выхода этого фильма попал в Америку. Вы знаете, как там бесились люди по этому фильму? Те, кто по должности нами с вами занимаются, я так опишу. Все это безобразие, что это русские там о себе строят… А, значит, попали в десяточку, должен вам сказать, значит, ответить было нечего. С одной стороны, деньги. С другой, готовность пожертвовать ради друга, ради любимой женщины, ради просто попавшей в беду девчонки. Вот это и есть наше, русское, российское, советское.

В. Алфимов:

- Давайте сейчас услышим небольшой фрагмент, пожалуй, самый трогательный, из этого фильма.

- «Я узнал, что у меня есть огромная семья.

И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок.

Речка. Небо голубое. Это все мое, родное.

Это родина моя. Всех люблю на свете я».

В. Алфимов:

- Вот так. Это родина моя, всех люблю на свете я. Очень подходит под нашу национальную идею.

Н. Платошкин:

- Да, Валентин, и этому меня учили в советском детском саду. То есть, я это знал задолго до «Брата-2»…

В. Алфимов:

- Давайте поговорим немножко про полицию. Закон о полиции не менялся 10, наверное, но в Думе с 2019 года лежит обновленный и про него особо никто ничего не знал, но наши журналисты, так скажем, получили к нему доступ, почитали, что там нового… ну, как минимум, там есть четыре пункта, про которые очень хочется с вами поговорить. Тем более, вы жили в Штатах, а там к полиции особое отношение, у них там особые полномочия… по крайней мере, это то, что показывают в кино…

Н. Платошкин:

- О, вот здесь надо различать. Потому что, когда я Штаты приехал, я приехал, Валентин, с вашими взглядами. Думал, они сначала там стреляют, потом фамилию спрашивают… Нет, нет, этого там нет… ну, я же вам скажу, что я еще в Техасе жил, а Техас это как раз по американским меркам там шериф-то вообще бог… Нет, полиция вежливая… Вы знаете, как я с ними столкнулся-то? Звонят мне из полиции – вы исполняете обязанности генерального консула? Я говорю – я. А вы не могли бы с нами встретиться? Ну, думаю, какая-то гадость, скорее всего, может, кого-то из наших задержали. Они говорят – мы очень бы хотели собрать полицию, чтобы вы нам рассказали про русские обычаи. Вот как с людьми из Советского Союза себя вести, подавать ли первыми руку? Я просто обалдел. Я у них там выступал и вот меня копы спрашивали – а вот про татаро-монгольское нашествие расскажите… Я просто обалдел… знаете, я вот больше скажу, я потом организовывал много мероприятий, например, фильм посмотрели «Судьба человека» на английском, я видел их там, я видел этих полицейских в штатском, они подходили и говорили… ну, может быть, мне повезло, конечно, но они произвели на меня очень хорошее впечатление… они были правдивые, такие вот жесткие, но абсолютно желающие в чем-то разобраться… Я когда ехал из Хьюстона в Новый Орлеан – больше 500 километров – на выступление, меня ждали сотни людей, смотрю, опаздываю, ну, прибавил, начал нарушить скоростной режим… меня останавливают, я выхожу и говорю – извините, меня там мэр ждет, опаздываю… Он на меня так посмотрел и говорит – хорошо, я разрешаю вам превышать на 20 км в час, я дам постам по дороге указание на ваш номер… Ну, то есть, человек видит, что я нормальный, что я никого не подрезаю, что с виду тоже вроде неплохой… Ну, они понимают все… Так было, да.

В. Алфимов:

- Вот смотрите, по пунктам. Что нового в законе о полиции, который, напомню, еще не принят и пока даже не рассматривается, он лежит в Госдуме, но ждет своего часа. Сейчас полицейские при обращении к гражданину обязаны представиться – то есть, назвать свою должность, звание, фамилию, подразделение. В обновленном законе полицейским разрешат сначала злодея задержать, если он действительно злодей… а потом уже зачитать ему его права, как в тех же самых американских фильмах. Пожалуй, самая дискуссионная история – сейчас полицейский имеет право обнажить свое табельное огнестрельное оружие только после того, как злодей отказывается подчиниться или угроза от него настолько реальна, что действительно становится страшно… В обновленном законе полицейским разрешат применять обнаженное оружие в других ситуациях, когда действия правонарушителя будут расценены, как угроза нападения… Ну, вот исключительно по американским видео, с видеорегистратора, например, дорожные полицейские очень не любят, когда ты выходишь из машины – они сразу считают, что это угроза…

Н. Платошкин:

- Нет, они ж не дураки… Вот если я выйду, я вас уверяю, что они… ну, что, они совсем, что ли… Это всегда вопрос оценки того, с кем вы имеете дело. Первое – что касается представления. Полиция сейчас может и не представляться – это в закон о полиции уже вносили. Советские представлялись обязательно. Ну, что они могут сначала не представляться, вы ж сами знаете, Валентин, если они, условно говоря, там демонстрацию какую-то разгоняют у нас, ну, чего они, каждому документы, что ли, показывают? Да нет, конечно, а вот оружие? Оружие – это серьезно. Я вам должен сказать, что, вопреки мнению, в Америке применение полицейским оружия – это ужас… Не дай бог, кого-то там пришил – начинается расследование, обязательно к психиатру… нельзя сказать, что они вот там палят… Просто в чем в Америке разница? Там свободное ношение оружия. Например, в том же Техасе, если у тебя оружия нет, то ты вообще не человек.

В. Алфимов:

- В Техасе, по-моему, разрешено и скрытое, и открытое ношение оружия?

Н. Платошкин:

- Нет, нет, вот вы как раз молодец, вы к этому пришли. Как раз в Техасе запретили скрытое ношение оружия.

В. Алфимов:

- То есть, за пазухой нельзя?

Н. Платошкин:

- Да.

В. Алфимов:

- Если его все видят – то, пожалуйста, носи?

Н. Платошкин:

- Да. То есть, оружие, по идее, нужно для отпугивания людей. То есть, если ты идешь – тебя не ограбят. В машине лучше держать оружие на виду. Вот ты едешь – он у тебя там лежит. Это означает, что ты нормальный человек. То есть, ты не таишься, так что ли. А у нас система другая. У нас оружие, слава богу, я считаю, не носится свободно, поэтому, я считаю, у нас более жесткие должны быть нормы применения оружия полицией… потому что в 99 случаях наша полиция сталкивается с безоружными людьми – я имею в виду огнестрельное оружие сейчас. А что касается самообороны, так это и так было отрегулировано. Ну, понятно, если на вас прут с бейсбольной битой, хотят вас оглоушить, ну, по распорядку надо обезвредить все-таки человека, если это возможно, конечно… Ну, по ногам стрелять, или просто сбить его с ног… Нет, мне кажется, вот то, что сейчас в новой редакции, там очень туманные формулировки, я бы так сказал, по оружию. Что, если вы понимаете, что это угроза… нет, все должно быть жестче гораздо. Мне кажется, полицейский имеет право обнажать оружие у нас только, если увидит огнестрельное оружие у другого человека. Вот и все. В противном случае – нет.

В. Алфимов:

- Еще полицейским разрешат вскрывать машины, но здесь, собственно, все понятно, здесь речь идет не о первой попавшейся машине, а если там это место преступления и, возможно, где-то в соседней машине может быть заложена бомба или еще что-то… то в этой ситуации, конечно, полицейские могут вскрывать машины.

Н. Платошкин:

- Да, но здесь сразу надо что оговорить? В Америке это тоже есть. Но там знаете как все жестко? Условно говоря, полицейский получает в суде ордер на вскрытие вашей машины по оперативно-розыскным мероприятиям, но, чтобы вы об этом не знали, короче говоря. Но он обязан указать, что он конкретно ищет… он ее вскрывает и, если у вас нет ножа, но нашлась марихуана, предположим, он не имеет права использовать эту марихуану в качестве судебного доказательства. Потому что он ее не искал. У них там с этим всем вскрытием очень все непросто. А у нас, конечно, где-то в горячке, на месте преступления это возможно, но это все должно быть объяснено потом и, естественно, там ничто, что будет найдено помимо того, что искали, не может использоваться в качестве доказательств, а иначе, сами понимаете, вам могут подложить в вашу вскрытую машину…

В. Алфимов:

- … да, вагон тротила…

Н. Платошкин:

- Мы с вами эти случаи помним, да…

В. Алфимов:

- Да, да, Иван Голунов… И самое главное, на мой взгляд, среди этих поправок еще одним новшеством предлагается установить норму, которая гласит: «Полицейский не подлежит преследованию за действия, совершенные при выполнении обязанностей, возложенных на полицию».

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Нет, здесь вопрос-то всегда в чем? Если он один, с вами там разбирается, дал вам в глаз, а что, собственно, может доказать, что он это делал при исполнении? Ваше слово против его слова? Ну, вы будете говорить, что он вам просто пинка дал, он будет говорить, что он за вами гнался… Нет, здесь что должно быть обязательно… полиция всегда должна ходить вдвоем, и всегда у них должна работать какая-то записывающая аппаратура… Какое-то должно быть средство объективного контроля. Ну, хорошо, если камеры висят там, где вы с ними столкнулись… а так в противном случае это очень расплывчатая формулировка… Так любое действие можно оправдать, согласитесь. Это неправильно.

В. Алфимов:

- Давайте поговорим о наших женщинах. Эксперты выяснили ключевые стереотипы в отношении женщин в России. 40 % считают, что построить карьеру проще мужчинам. В среднем женщины зарабатывают на 28 % меньше мужчин с такой же квалификацией.

Н. Платошкин:

- Я слушаю это, у меня такое впечатление, что я в машине времени передвигаюсь в обратную сторону. Я это все видел на Западе в 80-е годы, в 90-е. Женщины – это секретарши, продавщицы, детский сад. Остальное – мужчины. В ФРГ в 1987 году я говорил, что в Советском Союзе большинство судей – женщины. Не верил никто. Потому что у них судья – это высокооплачиваемая должность. У них мужики исключительно. В Америке у них школы трех видов. Отдельно начальная, средняя и старшая. Начальная школа – 90 % учителей женщины. Средняя – где-то 60 %. Старшие классы – 90 % учителей мужики. И разница в зарплате в два-три раза. Считается, что в начальной школе можете поработать. А вообще все остальное – наше дело. В советское время такого не было. У нас процентов сто директоров школ в советское время были женщины. А это считалось солидной должностью.

А сейчас докатились до такого же уровня. В Америке женщины примерно на 27 % при такой же работе получают меньше мужчин. Германия объединилась – ГДР и ФРГ. Угадайте, где разрыв в зарплате между мужчиной и женщиной меньше?

В. Алфимов:

- Конечно же, в Восточной Германии был меньше.

Н. Платошкин:

- Так оно и есть. На Западе никогда не было детских садов. Там женщины очень часто не работали, чтобы воспитывать ребенка. Если человек пять-шесть лет не работает, он теряет квалификацию. Потом ему уже сложно устроиться по специальности. Он вынужден подрабатывать. При советской власти у нас женщине давали возможность сочетать воспитание ребенка и карьеру. Детские сады, лагеря, спортивные секции, продленные группы. Учись и одновременно воспитывай детей. Сейчас с этим проблема. Мне нравится керлинг. И я решил посмотреть в Москве, можно ли где-нибудь позаниматься. Такие цены!

В. Алфимов:

- Слушательница Ольга пишет: «Сейчас женщины меркантильные, пользуются ситуацией. Феминизм. Не согласна, ужасно. Сама женщина, понимаю ситуацию. Сейчас всех можно обмануть в своих интересах».

Н. Платошкин:

- Я тут буду за женщин. Я советую почитать работу Энгельса «О происхождении семьи, частной собственности и государства». Почему раньше полигамия была, почему она потом перешла в моногамию. Он пишет, что при капитализме брак тоже денежный. Это длительная форма проституции, условно говоря. Женщина думает: так, чего бы с этого козла слупить при разводе? Посмотрите телевизор, там сидят все эти… не хочу их называть. А он мне этого не дал, он мне… Со стороны мужиков в этом меркантильном мире такое же. Они смотрят: а вот эта с меня ничего не сдерет? Помните какого-то футболиста, который перед тем как жениться, все на мать переписал? Какая тут любовь? Какие тут доверительные отношения?

Над СССР смеялись. Помните, одна женщина сказала на телемосте с Америкой: у нас секса нет. Она продолжила: у нас секса нет, у нас – любовь. Которая секса не отрицает. Это же ясно. Но подразумевается, что люди сходятся не потому, что у этого бабки, а у этого дом. Посмотрите программу «Давай поженимся»: так, а квартира у нас какая? А сколько комнат? А сколько вы в месяц получаете? Ты чего вообще сюда пришел? И программе этой лет пятнадцать уже, наверное.

Когда я женился, я вообще не знал материальной стороны семьи невесты. Меня это вообще не интересовало.

В. Алфимов:

- Еще один важный момент в этой истории. 71 % россиян считают, что главное предназначение женщины – быть матерью и хозяйкой. А остальное – мужская задача. Не попахивает ли здесь каким-то пещерным расизмом?

Н. Платошкин:

- Был такой в Германии политик Адольф Шикльгрубер, которого все называли Гитлером потом.

В. Алфимов:

- Скорее, а Австрии.

Н. Платошкин:

- Он говорил, что предназначение женщины - Kinder, Küche, Kirche. Дети, кухня и церковь. Они считали, что она в выборах не должна участвовать. Сиди на кухне, рожай детей для фюрера, остальное не твое собачье дело. Они потом стали запрещать женщинам краситься. А на хрена тебе краситься? Ты уже замужем – все, твоя задача не блистать где-то, причесочку делать, а полы драить, у кастрюли сидеть. А у нас 71 % людей разделяет эту бредятину!

В. Алфимов:

- У нас в эфире социолог Дмитрий Солонников говорил, что в Советском Союзе как раз была совершенно противоположная история. И этот процент людей, которые уверены, что дело женщины – быть на кухне, в ванной и в постели, - этот процент вырос только уже в постсоветской России. А в Советском Союзе было намного больше равноправия.

Н. Платошкин:

- Я жил в Советском Союзе. Как женщин тогда ущемляли? Я был потрясен, когда спикер Госдумы Володин сказал, что коммунисты ввели 8 марта, чтобы заставить женщин работать. Бред! В СССР был выбор для женщин. Хочешь – сиди с ребенком. Но если ты хочешь одновременно продолжать учебу, делать карьеру, пожалуйста, тебе государство дает детский сад, школу, продленный день, секции, пионерлагеря. Причем практически бесплатно. Доступно всем. Значит, у женщины есть реально равноправие.

Первая женщина посол в мире была у нас – Александра Михайловна Коллонтай. В 20-е годы. Когда она приезжала в другие страны, там все с ума сходили. Во Франции в 1945 году женщинам дали избирательные права. В Америке – в 1920 году женщине в некоторых штатах запрещалось без мужчины из дома выходить. Считалось, что если женщина вышла одна, она проститутка и вышла только с одной целью. И то, что мы сейчас до этого дошли, ужас просто. Женщина от мужчин в худшую сторону вообще не отличается. Наоборот.

В. Алфимов:

- Только в лучшую.

Н. Платошкин:

- Мы с вами работаем, а они еще детей воспитывают. А это серьезнейшая задача. Во многих странах время женщины по воспитанию ребенка, не только декрет, засчитывается в трудовой стаж. И это правильно. Воспитать хорошего человека лучше в сто раз, чем сваи заколачивать. И у нас так должно быть. Сидит женщина с ребенком, воспитывает, - надо ее поощрять. Но если она хочет работать, давать ей такую возможность. Я учился в обычной сельской школе. У нас была гребля на байдарках и каноэ. Лыжи. Каратэ. Музыкальные занятия, шахматы.

Галина Богданова, наша постоянная слушательница, пишет: «В СССР женщины были более стеснительными, более женственными. Они были более покорные». Вот с последним не могу согласиться. Я понимаю, что она имела в виду. Может быть, просто это не то слово. Если женщину оберегаешь, если за нее борешься, почему она должна быть строптивой, если у нее все хорошо. А защищать женщину – святой долг мужчины. А то, что женщины были более стеснительные, это абсолютно верно. Я не понимаю, когда сейчас говорят: а у меня сумочка вот такая! Разве спутника жизни выбирают по сумочке? Тогда лучше сумочку купить – и все.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Переходим к историческим темам. Мы говорили уже об австрийской политике, скажем так.

Н. Платошкин:

- Вы спросите меня: что такое Австрия? Штрудель, Моцарт, кофе. Все абсолютно верно. Вена – красивый город. В 1955 году в этот день было объединение Австрии. То, что не случилось с Германией. То, что с Германией случилось в 1990 году. Австрия тоже была разделена на четыре зоны оккупации. Вена была наша, там была наша комендатура. Памятник с тех пор там стоит советским солдатам. С изречениями Сталина. Я один раз два часа рядом там сидел, ходил, только посмотреть, как люди относятся. Замечательно относятся.

Мы ушли оттуда тогда в обмен на что? Все иностранные войска покинули Австрию в обмен на нейтралитет. Был подписан договор, закрепляющий нейтралитет Австрии. В это же время то же самое мы предлагали Германии. Пусть она будет капиталистической, нас это не интересовало. Мы не хотели навязать им то, чего они не хотят. Австрия ведь стала капиталистической, несмотря на то, что основная часть была наша. Но раз Австрия участвовала в войне против нас, десять дивизий было сформировано в вермахте австрийских, одна из них штурмовала Брест. Тем не менее, вы можете жить как угодно, но будьте нейтральными, не вступайте в военные союзы, направленные против любой из стран антигитлеровской коалиции, включая СССР. Мы это предложили, австрийцы согласились. Плохо они живут? Прекрасно они живут.

Всякие бандеровцы или Саакашвили, вот они в НАТО куда-то рвутся. А Австрия рвется в НАТО? Швейцария рвется в НАТО? Да нет. Они из своего нейтралитета конфетку сделали. Организация стран – экспортеров нефти находится в Вене. Организация по ядерной энергии – Вена. Там полно ооновских учреждений. Нейтральная страна, никто не против. Они с этого просто живут. И живут прекрасно. И я не знаю ни одного австрийского вменяемого политика, который бы сказал: а чего бы нам в НАТО не вступить?

Швейцария и Австрия дают нам прекрасный пример того, как можно сделать вывод из собственных ошибок. Они породили Гитлера. Гитлер ведь был не просто рожденным австрийцем. Он весь антисемитизм оттуда взял. Презрение к славянам – это из Австро-Венгрии. Там был такой бургомистр Вены Карл Люгер, еще в конце XIX века, как раз когда Гитлер там рос. Он впервые в мире ввел лавочки для евреев со звездой Давида, чтобы только они там могли садиться. Он был диким антисемитом. При этом абсолютно популярным у будущего фюрера, который говорил: так и надо сделать.

Тем не менее, Австрия не только Моцарт, не только конфетки вкусные. Они породили это все. Но сделали вывод правильный.

В. Алфимов:

- Это какие-то конкретные люди или в целом народ сделал вывод?

Н. Платошкин:

- Конечно, в целом народ. Как всегда, в народе есть разные люди. Там есть и правые партии, процентов 20 они берут, которые говорят: может, не все так плохо было в Третьем рейхе. Но 80 процентов за. Для меня вывод такой, что они наши памятники, в отличие от чехов, поляков, в блестящем состоянии содержат. Нельзя людей заставить это делать. Значит, они все-таки понимают, что люди пришли к ним освобождать их тогда. Хотя тогда им так не казалось. Тогда им казалось, что пришли какие-то люди черт-те откуда, чего-то от них хотят. Это и есть вывод.

У нас и в советское время с Австрией были прекраснейшие отношения. Отличные. Несмотря на то, что системы были разные. У них – капиталистическая, у нас – социалистическая. Так что я бы всем странам, которые клевещут на нас, которые наши памятники рушат, которые рвутся в НАТО, ну посмотрите на Австрию, вот вам пример того, как можно жить в мире и дружбе с русскими и при этом прекрасно себя чувствовать.

В. Алфимов:

- Канцлер Австрии танцевала с президентом Путиным.

Н. Платошкин:

- В советское время у них много лет был такой канцлер Бруно Крайский, социал-демократ, у него отношения с нами были, по-моему, лучше, чем у Чаушеску, который формально возглавлял социалистическую Румынию, но у нас с ними были очень плохие отношения из-за их шовинизма. А с Бруно Крайским – прекрасные. Он у нас в Крыму отдыхал. Мы очень много технологий получали из Австрии тогда. То, что нам натовские страны не продавали, считая, что мы плохие.

В. Алфимов:

- Сейчас у нас отношения достаточно хорошо складываются с Австрией?

Н. Платошкин:

- Я думаю, да. Хотя на них очень сильно давят. Но они все-таки молодцы. Они пока держатся.

Давайте пожелаем всем здоровья. До новых встреч!