«Целая индустрия помогателей»: Игорь Рыбаков и Павел Глоба поспорили об астрологии

Павел Глоба
Владимир Торин и миллиардер Игорь Рыбаков в программе «Нефантастика» поговорили с Павлом Глобой о том, почему множество людей продолжает верить в гороскопы, несмотря на псевдонаучный статус астрологии.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Торин:

- Добрый день, дорогие друзья. В эфире Владимир Торин, ведущий программа «(Не)фантастика». Программы о том, как нереальное сегодня превращается в наше реальное завтра. Программа о нашем будущем, в котором теперь возможно все. Мы говорим о будущем, которое уже перепуталось с настоящим, с самыми разнообразными визионерами, с политиками, музыкантами, дипломатами, фантастами. Сегодня у нас будет астролог – знаменитый Павел Глоба. К нам подключается Игорь Рыбаков, блогер, герой списка «Форбс».

И. Рыбаков:

- Добрый день!

В. Торин:

- Все больше чего-то нереального входит в нашу жизнь. Сегодня разверзлись хляби небесные.

И. Рыбаков:

- Сегодня поступили данные, что парламентская сессия Совета Европы решила проверить на конституционность поправки, которые инициировали наши законодатели. Это реально. О нас заботится вселенная.

В. Торин:

- О нас заботится Никита Михалков.

И. Рыбаков:

- Он такие интерпретации выдает, что вся полнота отсутствующего стоит на страже заботы о нашем будущем. Все будущее предопределено не нами, а кем-то.

В. Торин:

- Это спорный вопрос. По опросам ВЦИОМ, которые озвучил Валерий Федоров, 48 % жителей нашей страны верят в некую теорию великого заговора и в некие конспирологические теории. Почему это происходит?

И. Рыбаков:

- Дискуссия о мистике, эзотерике очень популярна. Никто не понимает, что происходит. Великие умы, политики не понимают. Бизнесмены заняты своим – рубят бабло. Философы философствуют в отрыве от всего. Никто давно ничего не понимает. Поэтому буйным цветом расцветает конспирология, мистицизм, эзотерика. Мистицизм – это такой способ говорить о том, что еще недостаточно исследовано.

В. Торин:

- Игорь, вы верите в эти теории? Или категорически их отвергаете?

И. Рыбаков:

- Я использую в своей жизни такой слой как эзотерика, мистицизм. Конечно, верю в существование мною не познанного. Мы можем играть и взаимодействовать только с тем, что видим. В то время как невидимое играет с нами. Чтобы понять, осознать или хотя бы почувствовать, чтобы потом понять, какое невидимое играет с нами, необходим язык. И этот язык – это и есть мистицизм, эзотерика, теории заговора и так далее, которые предполагают следующее. Что каждый раз мы должны быть готовы к обнаружению чего-то такого, чего нам не понять. Но мы готовы к этому. Через поиск мы настраиваемся на то, чтобы в малейших сигналах, проявлениях, симптомах увидеть это, сложить.

На фоне этого расцветает полным цветом полная чушь, ерунда. Типа астрологии, звездочетов, Ванг, предсказателей. Целая индустрия помогателей. Заняться ментальной мастурбацией – выдумыванием виртуальных миров. Поселиться там и отвлечься от решения насущных проблем. В этом гигантская проблема человечества.

В. Торин:

- Это плохо или хорошо?

И. Рыбаков:

- Не занимаясь важными проблемами, мы допускаем уход в зону, когда мы уже и не можем насущную необходимость. Мы становимся заложниками необратимого процесса.

В. Торин:

- Поклонник конфуцианства сказал бы, что еще не факт, что то, что вы считаете реальным, реальное, а то, что вы считаете нереальным – нереальное.

Впереди планеты всей идет тема про чипизацию, про цифровой концлагерь. Про то, что нас ждет. Почему мы этого так испугались?

И. Рыбаков:

- Потому что программированные или предустановленные ощущения, которые в нас доставляют дистанционными способами, это способность манипулировать нами без нашего разрешения на то. Это очень выгодно правителям, властям, которым не надо заботиться об учете мнения кого-либо. Они просто разворачивают свои замыслы, используя человека как средство. В этом и проявляется весь глобальный и нечеловеческий вызов современности.

Если философы говорят, что человек – это не средство, это цель, так вот, кто-то почему-то возомнил, что человек – это средство. И они используют это средство для достижения свои замыслов.

В. Торин:

- А людям это не нравится.

И. Рыбаков:

- Потому что человек знает про себя, что он не средство, а цель. Когда люди вдруг ловят себя на том, что они стали заложниками в этой цифровой тюрьме, глупость, которая в Москве творится, гуляние по расписанию, это же абсурд.

В. Торин:

- Как быть людям, которые думают, что в будущем ими будут манипулировать? Говорят о чипизации, о том, скоро наступит всеобщая оруэлловщина.

И. Рыбаков:

- Уже бояться поздно. Нами уже манипулируют. Мы в этом живем. Мы сами собой уже манипулируем. Мы готовы включаться в эту игру. Мы манипулируем соседом, сосед – нами. Нами манипулирует мэр города, устанавливая нам расписание прогулок.

В. Торин:

- Мы прекрасно знаем, кто манипулирует мэром города.

И. Рыбаков:

- Одни люди, чтобы понравиться другим, готовы на все. Мы в манипуляции родились, мы в ней живем, мы уже перестали ее отличать.

В. Торин:

- Говорят, что всего этого будет больше

И. Рыбаков:

- Куда больше-то? Уже сегодня эта ситуация достигла такого предела, наше ощущение депрессняка, подавленности – это свидетельство того, что мы планомерно погружаемся в эту пучину дна. Может, мы уже на дне. Достаточно спросить людей: если вы себя чувствуете не очень хорошо при взаимодействии с властью, с соседом, вы готовы остаться в этом состоянии? Или вы хотите что-то поменять?

В. Торин:

- У меня подозрение, что люди делятся пополам.

С нами на связь вышел Павел Глоба! Добрый день! Мы решили, что вы только что вышли из астрала сюда к нам.

Павел Глоба

П. Глоба:

- Ну что вы, мы живем здесь, на земле. В такой же самоизоляции. В таких же чисто земных условиях, с масками и перчатками.

В. Торин:

- У нас тут спор – что будет впереди? Цифровой концлагерь? Причем Игорь говорит, что мы уже давно в нем.

П. Глоба:

- Мы находимся в нем давно. О том, что происходит сейчас, у меня давным-давно написано в книге «Россия. XXI век». Где в одной главе написано, что как раз… что это будет мировой кризис. Я уже говорил об этом. Как раз о нынешнем годе. Что касается цифрового концлагеря, то для него еще, хотя о нем очень многие говорят, но технических условий еще нет. Это просто благие или не очень благие пожелания, которые созрели в головах многих наших чиновников. Они бы этого, конечно, очень хотели. Но вот технических возможностей, ввиду иногда некомпетентности, иногда откровенного дебилизма исполнителей, этого просто пока еще, слава богу, нет.

В. Торин:

- То есть Россию спасает традиционное раздолбайство?

П. Глоба:

- Вечный русский «авось» и такая вот исполнительская глупость. Эксцесс исполнителя. Может быть, это и хорошо пока. Потому что дает нам возможность сконцентрироваться, задуматься. У нас еще есть какое-то время для того, чтобы мы принимали меры против такого самого негативного и оруэлловского сценария возможных событий. Я согласен, что это недопустимо для нормального человека. Слава богу, что исполнителями у нас являются люди совершенно не компетентные. Есть два способа такой борьбы против вопиющего положения вещей. Первый – подрывать изнутри. Второй – дискредитировать своим присутствием. У нас те, кто это вводят, они дискредитировали своим присутствием саму идею этого цифрового концлагеря. И в этом позитивный фактор можно усмотреть.

В. Торин:

- То есть год-два у нас есть, вы предрекаете?

П. Глоба:

- Я не предрекаю. Это естественный ход течения событий. Я ориентируюсь на математические циклы. Высчитать очень просто. Если вы знаете астрономию, то знаете, что в геоцентрической системе планеты Юпитер и Сатурн – две самые большие планеты Солнечной системы, видны ближе всего, раз в двадцать лет. Это реально. И почему-то на протяжении 120-150 лет каждый раз, когда они находятся вблизи друг друга, происходит на Земле некое переформатирование, включение нового Проекта. Последний раз это было в 2000 году, когда Путин пришел к власти, когда в Соединенных Штатах неоконсерваторы – Джодж Буш и так далее. Все это начало переформатироваться.

В свое время, еще в начале 2001 года я сказал, что у нас власть пришла, наш нынешний президент, дай бог ему долгих лет жизни и всего самого лучшего, вразумления и так далее, если он пришел на соединении Юпитера с Сатурном, то он абсолютно точно до следующего соединения Юпитера с Сатурном – многая лета ему будет. Ему будут петь осанну, все у него будет прекрасно. Но на следующем соединении это новые вызовы, это новый Проект. И тут все будет зависеть не только от него, но и от многих других факторов.

У нас сейчас не просто мировой кризис. Это можно сравнить только с тем, что было перед гражданской войной у нас. Это очень серьезно. Могу сказать, какие это были вехи. 1940-1941 год, например, было соединение Юпитера с Сатурном. 1981-1982 год. 1961 год – нам еще повезло. Потому что подхватили космический проект. Гонка в космосе была. Это на 20 лет. Сейчас у нас 2020-2021 год, опять математически вычисляемый двадцатилетний период. Так что нас ждет глобальный кризис, переформатирование всего того, что мы знаем, то есть мы будем жить в другом мире. И новый двадцатилетний проект. Возможно, с другими людьми. Может быть, с этими же людьми, но они должны измениться реально.

В. Торин:

- Они станут другими.

П. Глоба:

- Если нельзя что-то сломать, если что-то они не возглавят, то тогда это будет ломка. В книге у меня все это написано.

В. Торин:

- Игорь, как вы относитесь к тому, что Юпитер с Сатурном совмещаются?

П. Глоба:

- Они не влияют. Они просто являются для нас индикатором, не больше.

И. Рыбаков:

- Я пытаюсь собраться с мыслями. После такого испанского стыда я каждый раз пытаюсь вспомнить, где-то я это слышал. От того, что моя соседка перестала ходить по той тропинке в магазин, а стала ходить по вот этой, хоть это и не причинно-следственная связь, ну просто так совпало, но почему-то так совпало, что всегда, когда моя соседка перестает ходить вот по той тропинке, все время потом происходит какой-то мировой кризис и война. Этот бред астрологов. Я, Павел, не к вам сейчас обращаюсь. Я ко всем звездочетам и предсказателям, у которых в книге написано про все.

Все это очень интересно вот с какой точки зрения. До какой поры будет потребитель, которому, шоркая по ушам вот этой херней, извините меня, можно будет продавать свои медиумные услуги или медийные услуги и так далее? Это феномен. Получается, что абсолютно бесполезная штука, не содержащая ничего полезного для людей однозначно, тем не менее, увлекающая людей своим волшебством, и люди зависают.

В. Торин:

- Расстроился Павел, хотя зря. Я чувствую, что-то такое астрологическое, невероятное с нами происходит. Павел, я с вами! Я вас поддерживаю! Игорь знает цену обещаниям, знает, как брать все в свои руки. И он не верит ничему, кроме того, что делает сам. Игорь, как вы считаете, почему Павел вот так отреагировал, на то, что вы не верите в астрологию?

И. Рыбаков:

- Да я, конечно, расстроился очень, хотел полемически подискутировать, ну, вынужден признать, что совершил в порыве страсти ошибку. Дело в том, что мир очень легко оболгать, мир молчалив.

В. Торин:

- Тут человек пишет: не трогайте астронома! Кстати, мы сейчас еще раз пытаемся дозвониться до Павла. Мы все культурные люди. И то, что Юпитер в Сатурне – это наше настоящее, как выяснилось. Прошу дать наших коллег фрагмент разговора, когда спорили публицист Сергей Мардан и зам главы Минкомсвязи Олег Качанов. Они говорили про вот паспортные данные, цифровые паспорта, чипизацию. Это сейчас людей очень волнует. И Павел Глоба, который ненадолго был у нас в эфире, он уже это дело все предсказывал. И предсказывал давно в своей книге на странице 333.

Готов ли фрагмент разговора, коллеги?

С. Мардан:

- У вас даже мамки, которые пошли оформлять путинские 120 тысяч, умудрились систему положить. А что будет, если какая-нибудь вражеская разведка захочет украсть все наши паспортные данные из единого регистра?

О. Качанов:

- Хороший вопрос. Если вражеская разведка чего-то решит у вас украсть, не забывайте, чье устройство вы держите в руках. Вражеская разведка к вашим данным давно и прочно имеет достаточно серьезный доступ. И почему-то как пользователя, это вас мало заботит, извините за неполиткорректный ответ.

С. Мардан:

- Заботит, почему нет?

О. Качанов:

- Очень хорошо. Поэтому я тогда верю, что вы трепетно относитесь к своим персональным данным. И не будете просто так расшвыриваться, например, тем же мобильным паспортом, который, по нашим замыслам, должен, как минимум, порвать эксперимент и появиться. Вы же не даете свой обычный паспорт первому попавшемуся человеку, чтобы он сделал с него скан? Копию?

ВладимирТорин

В. Торин:

- Ну, что, верите ли вы, Игорь, в то, что вражеские спецслужбы охотятся за нашими данными через смартфоны? И хотят нами как-то тайно управлять.

И. Рыбаков:

- Я хотел про Павла сказать. Конечно, зря, что он нас покинул. Так хотелось бы с ним еще пополемизировать, поэтому попробуйте дозвониться ему.

В. Торин:

- Мы дозваниваемся, но он обиделся.

И. Рыбаков:

- Мир молчалив, видите, и если мир промолчит сейчас, а так хотелось бы, чтобы он занял позицию. И сказал, как он реально думает про корреляции. И почему корреляции должны иметь для нас значение в виде знаков.

В. Торин:

- Вот кто-то написал из наших радиослушателей: передайте привет Павлу Глобе. Я храню вырезку из газеты 25-летней давности. Предсказание Павла Глобы – ничего не сбылось! Поэтому спасибо вам, что помогли мне трезво взглянуть на эту лабуду.

Так что, Игорь, есть абсолютно ваши сторонники.

И. Рыбаков:

- Я же не говорю о том, кто здесь прав или виноват. Скорее, у каждого своя правда. Я, в принципе, сейчас говорю о том, что мир требует разнообразия.

В. Торин:

- «Молодец Игорь! Надо всех этих попов, астрологов, футурологов и прочую (дальше непечатно) гнать поганой метлой!». Да. Это то, о чем нам с вами рассказывал Валерий Федоров – генеральный директор ВЦИОМа. Пополам практически разделились мнения в нашей стране.

Итак?

И. Рыбаков:

- Дальше тогда пойдем по секретным данным. Все эти секретные данные, в общем, они давно для того надо, не секретные. Многочисленные утечки данных, которых эмулированы под утечки, вот эти вот сообщения, ой, там утекли с фейсбука 300 миллионов людей в сеть или 200 миллионов оттуда. Если сложить все утечки, которые были за 15 лет цифровизации, то все данные на всех людей, так или иначе, они есть в сети. И они сейчас свободно продаются и покупаются. К сожалению, я это могу подтвердить, ибо если мне нужны данные на какого-то человека, я вам конкретно гарантирую, что я смогу их купить за очень небольшие деньги. На любого человека. В том числе, на того человека, который внес пометки про себя в реестры, что на нем недвижимость не числится и так далее.

Можно говорить продолжать о персональных данных, об их хранении, строить на этом всю вот эту индустрию защиты персональных данных. Слушайте, а можно уже об этом не говорить, можно сказать, слушайте…

В. Торин:

- Это называется «умерла, так умерла».

И. Рыбаков:

- Ну, да. Мир двигается к тому, что если ты добропорядочный гражданин, тебе нечего оружие прятать под полой и…

В. Торин:

- Про добропорядочных граждан у нас говорят так, что если вы на свободе, то это только недоработка просто.

И. Рыбаков:

- Вот видите, это тоже мифы и догматы, которые, кстати, родились еще в те времена, когда можно было много, чего скрыть. Дело в том, что сейчас скрыть все меньше можно чего. И я в данном случае хочу призвать всех признать это. И воспользоваться на полную катушку преимуществами этого.

В. Торин:

- Давайте-ка про преимущества! Это интересно будет нашим радиослушателям.

И. Рыбаков:

- Знаете знаменитый анекдот? Если тебе говорят что-то неприятное, можно расслабиться и получить удовольствие. Потому что если насилие неизбежно, оно даже уже случилось, давайте попробуем использовать преимущества того положения, в котором мы оказались, для жизни, чем сожалеет о безвозвратно ушедшем прошлом. Этот подход философы называют ретротопией. Это такое сожаление и вечное нахождение в депрессивном состоянии, что вот колбаса по два двадцать, знаете, никогда не вернется. Вода раньше была мокрее, и все было как-то по-другому. То ли мы были молодые, то ли что-то, неважно. Мы просто сожалеем о том, что раньше все было по-другому. И вот миллион людей становятся на защиту того, что раньше было лучше, а сейчас главное – сохранить то, что раньше. Не жить хорошо, а сохранить то, что было.

Тут же другая половина людей занимает позицию, давайте взломаем вот эти порядки. Почему они сохраняются и так далее? И ни те, ни другие не живут сейчас, не строят будущее. Одни заняты защитой прошлого, а другие сломом. И те, и другие живут, обратившись назад. Идут спиной вперед.

Я гарантирую, что любой человек, который идет спиной вперед, во-первых, ему неудобно. Во-вторых, у него большая вероятность споткнуться. И, в третьих, просто совершенно не хорошо, когда ты идешь спиной вперед. Ну, ты как бы не получаешь всю гамму удовольствия от жизни. Поэтому давайте развернемся! Лицом вперед и пойдем дальше. И все, что уже с нами случилось, давайте воспринимать это, как условие, среда, из которой мы извлечем полезные штуки для своей жизни. Вот мой подход.

В. Торин:

- Отлично! Жизнеутверждающе. А что можно извлечь из этой вот гадкой истории, когда некий большой брат следит за тобой, когда все про тебя знает? И в любую секунду могут с тобой что-нибудь сотворить. И книга «1984» вдруг стала бестселлером в этом году. Вы знаете об этом? Всем понятно, почему. Ее вдруг начали читать. Она оказалась невероятно современной! И да, мы можем себя долго убеждать, говорить, что все и так все знают. Нет, видимо, все-таки не все. Видимо, еще есть, что узнать. Есть, куда идти. И именно здесь, в нашей радиостудии, в нашей программе нужно пробить эти тропы, понять, куда нам двигаться. Что нас ждет? Где наше будущее?

Вообще, Игорь, я предлагаю вам прочитать книгу Павла Глобы, потому что вот мы с вами не знали о том, что, например, Юпитер в Сатурне. А в это время уже надо осторожнее! Вообще, что происходит с людьми? Тут мы в новостях слушали историю про Шнура и Пригожина, многие посмотрели эфир Никиты Михалкова, где он рассказывал про Павла Гусева, например, редактора «Московского комсомольца». Вот эти вот схватки странные, они, как вы считаете, от того, что люди пересидели в самоизоляции? Им это надоело? И хочется движений?

Игорь Рыбаков

И. Рыбаков:

- Ничего не стоит на месте. Все мы меняемся, хотим мы то признать или нет. Суперпозиция полей людей меняется. И это все влияет каким-то причудливым образом. Почему не работают ни одни предсказания и прогнозы, которые построены на аппроксимации повторяющегося события, что если что-то было как-то, вот примерно так-то будет в будущем. Да это вообще полная херня.

Именно поэтому Шнур, который раньше выступал, сам брал деньги с корпоративов и так далее, с губерами сидел, да, он теперь стоит в позиции как бы, что он резко высказывается негативно и так далее…

В. Торин:

- Он теперь как бы политик.

И. Рыбаков:

- Поэтому ничего, Шнур не изменился. Он прекрасный человек, философ. В его песнях, в матюгах зашиты такие смыслы, которые если расшифровать, просто вот! Поэтому когда сейчас он пошел в другую роль, позицию, он просто согласно этой роли высказывается. И молодец. Он светит всегда ярко, где бы он ни был.

В. Торин:

- Я прямо чувствую вашу поддержку Шнуру. И сразу хочется встать на сторону Павла Глобы, который сказал, что вот да… Есть еще одна мощнейшая схватка между Роскосмосом и Илоном Маском. Кто не в курсе, у Илона Маска случилась небольшая проблема. 27 мая из-за плохой погоды был отменен запуск ракетоносителя. Есть Роскосмос, который мы всячески припечатываем. Синхрон главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина, пожалуйста, включите.

Д. Рогозин:

- Мы должны быть очень прагматичны. У нас нет такого гигантского бюджета, в десять раз превышающего наш бюджет, как у NASA. И мы не можем себе позволять всякие хотелки, как говорят у нас инженеры. Нам необходимо решить три задачи. Первая – безусловное обеспечение вооруженных сил России боевыми ракетными комплексами и орбитальной группировкой, которая позволит нашим вооруженным силам все видеть ,слышать, действовать, проводить любые операции. Вторая задача – это повышение качества экономики и качества жизни наших людей. Это развитие интернета, спутникового телевидения, связи, доступной на всей территории нашей страны и на территории стран наших союзников. И третья – это фундаментальный космос. Это космос научный. Получение знаний о происхождении жизни на Земле. О происхождении Вселенной. И это одновременно защита планеты, всей цивилизации земной от непрошенных гостей из космоса, я имею в виду астероидно-кометную опасность. Сейчас такой опасности нет, но кто знает, она может появиться через какое-то время, а у нас не будет средств для этого.

В. Торин:

- Я вздрогнул, когда Дмитрий Рогозин сказал, что мы должны защитить планету от непрошенных гостей из космоса. Прозвучало для нашей программы. Потом он быстро как-то добавил «астероидно-кометной опасности». Игорь, как думаете, есть опасность настоящая от инопланетян? Мы просто пытаемся представить, что нас ждет в будущем. Какие-то три месяца назад никто и представить не мог, что из-за какого-то вируса закроются все границы, и не будут летать самолеты. И сейчас думают все, ай, какие инопланетяне! А они появятся, никто уже не удивится совсем.

И. Рыбаков:

- Наконец-то я слышу признание от высших чиновников Российской Федерации, что золотые времена последних элементов наследия Советского Союза подошли к концу. На самом деле, давно это было очевидно, они до сих пор не признают этого, но по факту всеми сигналами говорят, ну, да. И теперь ссылаются на десятикратный бюджет NASA, превышающий и так далее. Но дело в том, что еще десять лет назад преимущество России в пилотируемой космонавтике было абсолютным! И сегодня мы слышим следующее признание.

Дело в том, что охранническая позиция, которую сейчас занимает огромное количество руководителей, которые оказались на своих постах случайно, подчеркиваю, случайно, эти руководители никогда не делали ничего значимого, как Королев. И теперь, когда эти руководители переносят наше внимание на астероидную опасность, непрошенные гости и так далее, ну, слушайте, они ничем не отличаются от Павла Глобы.

В. Торин:

- Во как вы!

И. Рыбаков:

- Абсолютно ничем.

В. Торин:

- Игорь вошел в клинч не только с Павлом Глобой, но и с Роскосмосом!

И. Рыбаков:

- Я называю свою позицию. Я категорически против продолжения политики протекционизма и сохранения того, что давно уже умерло. Смысл в следующем: молодые инженеры, которые должны двигать вперед разные сферы, новая кровь, а не сохранение старых заслуженных достижений. И попытка доказать, что они, все-таки, чего-то стоят. Невозможно реализовать создание чего-то нового, если мы реализуем охранническую позицию.

В. Торин:

- Мы прощаемся с вами до понедельника!

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Лев Шлосберг